Фрагмент обложки альманаха «База»

Передовое искусство и диалектика авангарда 0

Альманах «База» на российской художественной сцене

Дмитрий Голынко-Вольфсон
30.01.2012 

1

«Передовое искусство нашего времени» – таким амбициозным подзаголовком снабжен альманах «База», выпускаемый под редактурой Анатолия Осмоловского; издание это занято поиском гуманитарно-теоретической платформы, способной объединить предельно разобщенную на данный момент художественную среду. Две петербургские презентации альманаха состоялись в середине января 2012 года на статусных культурных площадках: одна – в магазине интеллектуальной книги «Все свободны», распространяющем продукцию малотиражных и DIY-издательств по доступным ценам, а другая – в учрежденном психоаналитиком и кинотеоретиком Виктором Мазиным «Музее сновидений Фрейда».

По ходу презентаций Осмоловский рассказал о двух выпущенных на данный момент номерах альманаха (первый номер сфокусирован на проблематике, что такое авангард сегодня и какова методология его описания в начале XXI века; второй номер является собранием теоретических и литературных текстов, опубликованных в журнале «Тель Кель»). Кроме того, в Музее сновидений Осмоловский прочитал лекцию о стратегиях и формах  «ауратизации» произведения современного искусства, об утрате и возникновении ауры, которая придаёт художественному объекту свойства подлинности и уникальности (лекция основывалась на развернутой интерпретации программного трактата Вальтера Беньямина «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости»).  

В качестве визуальной «коды» после представления альманаха демонстрировались фильмы Светланы Басковой, режиссера, зарекомендовавшего себя в 1999 году лентой «Зеленый слоник», скандальным социальным гротеском с элементами бурлескного трэша. В магазине «Все свободны» была показана документальная хроника протестных пикетов и митингов, организованных студенческим профсоюзом «Прямое действие», социалистическим движением «Вперед», или Комитетом гражданского сопротивления (под названием «Одно решение – сопротивление»). В Музее сновидений был обнародован трейлер пока еще не смонтированного игрового фильма «За Маркса»; это жёсткая социальная сатира о судьбе рабочего класса в условиях постсоветского «дикого капитализма» с его неолиберальной риторикой и коррупционной, а подчас и криминальной составляющей.  

Публичные мероприятия, предназначенные для рекламной раскрутки альманаха в Петербурге, сопровождались оживлённой полемикой и обширной дискуссионной частью. Тем не менее, логичные вопросы, возникающие по поводу идейной и содержательной нагрузки издания, так и не были проговорены с надлежащей конкретикой. Например, какие имена и процессы обозначены столь расплывчатым термином «передовое искусство»? Зачем понадобился этот напористый брендинг сегодня, в ситуации полнейшей разочарованности в факторе новизны? Ведь лидирующие тенденции в художественной системе 2000-х годов – искусство коммерческого гламура с его культом рыночных отношений (с одной стороны) и политическое искусство с его ориентацией на социальный критицизм (с другой) – равно подрастеряли свой потенциал обновления, сделались рутинными и вполне предсказуемыми тенденциями.

Когда рутинизирована сама художественная система, наиболее передовой или новаторский характер носят как раз внесистемные жесты – например, искусство уличных интервенций, различные жанры стрит-арта и другие проявления низового авангарда (неподконтрольные финансовым и властным интересам господствующих культурных институций). Но Осмоловский занимался внесистемным уличным акционизмом в 90-ые годы, в эпоху субкультурного движения Э.Т.И. и журнала «Нецезиудик». Поэтому то, что сегодня может считаться передовым флангом, для него отыгранная карта, вчерашний день.

Другой вопрос, каковы типологические признаки и какова политическая повестка «нашего времени»? что кроется за этой временной координатой, как она включена в диалектику модернизма и постмодернизма, как она соотнесена с понятием современности? Наше время – это время броска вперёд, социальной мобилизации и мировых протестных движений? или это время социальной инертности, финансовых и долговых кризисов, имущественного расслоения и диктата корпораций?

В зависимости от того, как мы будем трактовать «наше время», наш выбор падет на ту или иную модель «продвинутого» современного искусства, обращенного в утопическое будущее или, наоборот, рефлексирующего над утраченным прошлым. Ведь современным искусство может быть только в том случае, если оно занято актуальной критикой современности – не только изображением, но и построением, изобретением «нашего времени». Насколько тот тип (анти)модернистского искусства, что отстаивается в альманахе, преследует подобную прагматику?

Еще один наиважнейший вопрос: какой социальной среде адресован этот альманах, ратующий за фундаментальный подход к теории современного искусства? Иначе говоря, какой сектор аудитории он обслуживает и в какой сегмент книжного рынка встроен? апеллирует он к массовому читательского вкусу или к экспертной группе интеллектуалов? Специфика целевой аудитории, с которой альманах намерен интенсивно взаимодействовать, заявлена Осмоловским буквально на начальных страницах, во вступлении к первому номеру: «В нынешних условиях стандартные рефлексы нонконформизма: ставка на безбюджетное концептуальное, нонспектакулярное и акционистское искусство, – ничем помочь не могут. <…> необходимо творить вровень с Капиталом. Это как минимум. А как максимум – превосходить его». Такова программа максимум. >>