«Ошибочное представление» («The Misconception»), HDV-film, 2009

Этика человеческой биографии 0

Фильмы Марио Рицци в контексте современного видеоарта

 05/01/2012
Дмирий Голынко-Вольфсон 

1

В середине декабря 2011 года на артистическом квартирнике у Дмитрия Виленского и Ольги Егоровой-Цапли, представителей рабочей группы «Что делать?», мне довелось лично познакомиться с Марио Рицци, итальянским видеоартистом, постоянно (подобно многим социально ориентированным художникам) проживающим в Берлине. Разумеется, следуя логике исторического момента, мы сразу же обменялись мнениями о несомненных перекличках между Арабской весной, Occupy Wall Street и протестными движениями в России, затем разговорились о художественных проектах самого Марио. В Петербурге Рицци оказался по приглашению Государственного центра современного искусства (с которым он активно сотрудничает после октябрьского фестиваля «Видеоформа», прошедшего в Курёхинском центре).

Во время своей декабрьской питерской резиденции он реализует замысел фильма «Правила игры». Фильм этот повествует о питерской «Школе настоящих женщин» (соединение тренингового центра и брачного агентства), где по методике Валентины Вычужаниной проводится психологическое консультирование  вынужденных одиночек и потенциальных невест, перепрофилирование их в будущих «гейш». Отслеживая повседневные бытовые практики четырех «девушек на выданье», Марио Рицци стремится создать их многофокусный психологический портрет. Исследовательская установка Рицци – выявить (и реконструировать) те поведенческие сценарии и архетипы сознания, которые преобладают в системе постсоветского легального «секс-траффика».


«Мурат и Измаил», DV-фильм, 2005.  Постер Стамбульской биеннале 2005 года

Кроме того, Марио Рицци выдал мне несколько дисков со своими ключевыми работами – «Мурат и Измаил» (2005), «Изменчивость» (2007), «Пороги» (2008). Внимательно и с огромным интересом отсмотрев эти диски, я убедился, что его фильмы придерживаются достаточно популярной сегодня стратегии – раскрыть закономерности социального устройства посредством рассказа о конкретной человеческой жизни, целиком зависящей от смены социальных условий. Стратегия эта (в различных, но угадываемых огласовках) присутствует в творчестве Харуна Фароки и Жан-Мари Штрауба, Альфреда Жаара и Хито Штейерль, Анны Ермолаевой и Оливера Ресслера, Яэль Бартаны и Ави Мограби, Павла Брайлы и Артура Жмиевского, а также многих других.

Марио Рицци пытается максимально подробно, не упуская мельчайшие психологические нюансировки и тончайшие эмоциональные состояния, рассказать жизненную историю современного «маленького человека». История эта поведана на сухом и предельно достоверном языке социально-политической документалистики. Персонажи фильмов Марио – вовсе не радикальные исключения, вовсе не аутсайдеры, изгои и бунтари против неолиберального корпоративного капитализма в его локальных проявлениях или в глобальном формате. Вовсе нет, это самые обычные и неприметные люди, это борющиеся за собственную легализацию мигранты или занятые низкооплачиваемым ручным трудом турецкие сапожники. Точнее, это все те, кто отчаянно старается удержаться на плаву и не пойти на социальное дно в условиях нарастающего имущественного расслоения и гнетущей неуверенности в завтрашнем дне.


«impermanent nola», такерия ЦСИ Нового Орлеана, где работают мексиканские иммигранты (выставка «Something from Nothing», Contemporary Art Center New Orleans, 2008)

Подобно Артуру Жмиевскому и многим другим социальным художникам своего поколения, Рицци намерен минимизировать или даже стереть в своих фильмах традиционные приметы художественного. Его фильмы должны работать не как эстетические высказывания, выражающие индивидуальную точку зрения художника, а как объективное и аналитически выверенное исследование. Исследование того, что такое социальное сегодня, социальное во всём необозримом множестве его конфликтных зон, болезненных травм и неразрешимых вопросов. Предмет социологического исследования в фильмах Рицци – это конкретные и частные судьбы нынешних бесправных и угнетенных. Все эти судьбы не (только) показаны на фоне социально-исторического процесса и не (только) антагонистически противопоставлены ему как выпавшие из него элементы. Само социальное, эффект присутствия социального или даже его панорамное изображение возникают в фильмах Марио благодаря пристальному изучению вроде бы типичных, а на деле уникальных индивидуальных биографий. Сл. стр.>>