Яёи Кусама. Витрина магазина «Луи Виттон». 2012/2015 © Yayoi Kusama/Louis Vuitton. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур)

Заложница бесконечности 0

Выставка Яёи Кусамы In Infinity в Стокгольмском музее современного искусства

Лига Гайле
24/08/2016

Лето быстрыми шагами близится к финалу, но если у вас появится шанс провести несколько свободных дней в Скандинавии, то здесь ещё можно успеть посмотреть две выставки японской художницы Яёи Кусамы (Yayoi Kusama), которые проходят в рамках её первого ретроспективного тура по этому региону Европы. В Стокгольмском музее современного искусства до 11 сентября можно увидеть её ретроспективную экспозицию «Яёи Кусама – В бесконечности» (Yayoi Kusama – In Infinity), где выставлены наиболее значительные живописные работы, скульптуры и инсталляции этой художницы. Потом экспозиция переедет в Хельсинки, а предваряют тамошнее её открытие две временные инсталляции Кусамы – в парке Эспланады и в Зимнем саду, которые можно увидеть в столице Финляндии до 9 октября.

Яёи Кусаму (1929) обычно характеризуют как автора, идущего своим особенным путём и выражающего себя в самых разных медиа и материалах. Можно только удивляться работоспособности и целенаправленности этой художницы – женщины родом из традиционной японской семьи, современницы Уорхола и Дюшана, наперекор душевному недугу выросшей в одного из классиков современного искусства. Её художественное мастерство в немалой мере поднялось из плена видений и галлюцинаций, и повествование об этом отшлифовано до блеска во множестве данных ею интервью, в критических и биографических материалах. Её своеобразная, самодостаточная вселенная создавалась без прямой связи с актуальностями и проблемами наших дней, Кусама постоянно подчёркивает, что самым большим источником вдохновения для неё по-прежнему остаются её собственные мысли и взгляды.


Яёи Кусама. Self Portrait. 1952. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)

Яёи Кусама родилась и выросла в состоятельной семье Мацумото, в провинции Нагано. Семье принадлежал большой питомник саженцев, и в детстве Кусама частенько во всех деталях рисовала цветы и листья. Родные Кусамы не поддерживали увлечение девочки рисованием. Особенно противилась этому мать, пытавшаяся воспитывать её как традиционную японскую хозяйку дома, однако это сопротивление не уменьшало страсти Яёи, скорее, даже усиливало её рвение и творческую фантазию. Со временем она сумела уговорить своих родителей позволить ей учиться в художественной школе в Киото, где Кусама изучала nihonga – стиль японской живописи, использующий традиционные техники и материалы.

Однако скептичное традиционалистское отношение ко всему новому вскоре становится неприемлемым для Кусамы, и она начинает использовать другие техники и материалы, чтобы найти подходящий для себя вид самовыражения. Кусама участвует в первых выставках уже в подростковом возрасте, а в пятидесятых годах она представляет в Японии несколько персональных экспозиций. В это время появляется много её работ, написанных на традиционной японской бумаге с использованием гуаши, чернил и пастельных мелков. На выставке в Стокгольме также экспонируются несколько ранних её работ – на красочных тёмных акварелях видны растительные мотивы и биоморфные формы, перемежающиеся с созданными с помощью пастели и туши путешествующими по поверхности узорами из точек и тире.


Яёи Кусама. The Parting. 1952 © Yayoi KusamaOta Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)

К сожалению, многие ранние произведения Кусамы утеряны, так как художница сама сожгла их перед своим переездом в США. Уже в 1955 году, ещё живя в Японии, Кусама выставила свои произведения на 18-й Международной биеннале акварельной живописи в Бруклинском музее в Нью-Йорке. Позже она обращается с письмом к заинтриговавшей её художнице Джорджии O’Кифф (Georgia O’Keeffe), приложив несколько своих акварелей и попросив совета о возможностях художественной карьеры в США. O’Кифф отвечает, и обмен письмами между художницами продолжается и позже, в течение многих лет.


Яёи Кусама. Яёи Кусама у одной из её картин Infinity Net, Нью-Йорк. Около 1961. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)

В 1957 году Кусама эмигрирует в США, отправившись вначале в Сиэтл, где устраивает свою первую персональную выставку, а через год перебирается в Нью-Йорк, чтобы начать новый период своей жизни в искусстве. Войдя в активную художественную среду Нью-Йорка конца пятидесятых годов, наперекор давящим на неё материальным условиям Кусама много и целенаправленно работает, напряжённо ища свой путь. Настоящее признание получает её выставленная в 1959 году в галерее Bratta картина маслом, которая позже получила продолжение в цикле под названием Infinity Nets («Сети бесконечности»). Это – мириады мелких выписанных рукой полукругов, которые плотно покрывают монохромный холст от одного края до другого. Мощь работы не в композиции, но в интенсивности и в завораживающем целенаправленном труде, который зритель видит и чувствует, разглядывая картину. Её одобрительно оценила критика, в том числе художник-минималист Дональд Джадд (Donald Judd), который в то время работал и как художественный критик. Джадд позже становится близким другом и опорой Кусамы.

В 1961 году Кусама выставляет в Stephen Radich Gallery монументальную живописную работу длиной десять метров из серии Infinity Net, которая даже великовата для выставочного помещения, поэтому художнице приходится уменьшить её, отрезав полосу по всей её длине. Но и эта часть не пропадает: Кусама использует её в своих более поздних перформансах. В интервью того времени, говоря об Infinity Nets, Кусама объясняет своё искусство галлюцинациями, которые из-за душевного заболевания мучили её с самого детства. Часто цитируется её рассказ о цветастом рисунке скатерти, который в её галлюцинациях начинал расти, разрастаться и охватывал и пол, и стены, и занавеси, пока понемногу узор рисунка скатерти не начинал угрожать охватить и саму Кусаму. Искусство в своём роде иллюстрирует эти видения и служит Кусаме как возможность принять и переработать эти назойливые галлюцинации. На ретроспективной выставке в Стокгольме представлено несколько работ из серии Infinity Nets No F (1959), Infinity Nets Yellow (1960) и др.


Яёи Кусама. Infinity Mirror Room – Phalli’s Field. Вид на экспозицию персональной выставки Кусамы Floor Show в R. Castellane Gallery, Нью-Йорк. 1965 © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)

Художественный мир Нью-Йорка шестидесятых годов, в котором Кусама начинает активно вращаться, полон новых веяний: завершается период абстрактного экспрессионизма и возникает целый ряд новых течений – поп-арт, оп-арт, минимализм, искусство видео, первая волна феминистического искусства, инсталляции и перформансы. Именно новые направления в художественной жизни Нью-Йорка сыграли важнейшую роль в дальнейшем развитии всего современного искусства. Разнообразие этого столь активного периода дало плодородную среду и для поисков Кусамы. В 1963 году Кусама в галерее Gertrude Stein создаёт инсталляцию Aggregation – One thousand boats Show («Агрегация – выставка тысячи лодок»), на которой она покрыла найденную на улице лодку сшитыми из ткани мягкими заполненными фаллообразными наростами, а стены и потолок оклеила 999 идентичными изображениями этой лодки. Эта работа стала первой инсталляцией Кусамы в помещении, она также считается одним из самых ранних образцов искусства инсталляции в принципе.


Яёи Кусама. Traveling Life. 1964. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк). Фото: Norihiro Ueno

В течение следующих лет она продолжает работать над серией скульптур, в которой разная мебель (чаще всего просто найденная на улице) красится в белый цвет, а её поверхность покрывается своеобразными наростами из ткани. Эта серия работ часто интерпретируется как чувственно-эротическая, но сама художница поясняет, что, вопреки этому впечатлению, она считает себя не сексуально раскрепощённой личностью, а скорее очень застенчивой и неуверенной в себе, и искусство служит своего рода катализатором этой застенчивости. В эту серию входят и выбранные для выставки в Стокгольме объекты, имеющие довольно феминистский контекст – Ironing Board («Гладильная доска», 1963), Traveling Life («Странствующая жизнь», 1964).

Продолжая эксперименты с поверхностями и материалами, Кусама начинает использовать в своих работах продовольственные продукты. Во многие свои объекты она помещает макароны, которыми покрывает предметы, пол и даже саму модель, участвовавшую в перформансе Macaroni Girl («Макаронная девушка», 1964). Эти эксперименты – реакция Кусамы на встреченное ею в Америке потребительское изобилие, бросающееся в глаза в сравнении с весьма скудными условиями жизни в послевоенной Японии.


Кусама с «Макаронной девушкой» у туалетного столика и картины Infinity Net. Около 1964. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)


Яёи Кусама «Сад Нарцисса». Вид на экспозицию на Венецианской биеннале, Италия. 1966. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)

В 1966 году Кусама впервые принимает участие в Венецианской биеннале. Она показывает инсталляцию Narcissus Garden («Сад Нарцисса»), состоящую из заказанных на фабрике 1500 пластмассовых зеркальных шариков. Художница разъясняет, что цель работы – восхитить зрителя, видящего сотни своих отражений, и породить иллюзорное слияние с природой, потому что шарики символизируют здесь Месяц, Солнце и Землю. Так как интерес к инсталляции у зрителей был очень большой, Кусама начинает даже продавать шарики по два доллара за штуку, что вызывает возмущение устроителей биеннале. На что Кусама возражает, что искусство должно являться такой же повседневной покупкой, как, например, чулки или еда, а не быть доступным только узкому кругу богачей. Реплику Narcissus Garden можно увидеть на выставке в Стокгольме.


Яёи Кусама. Self-Obliteration. 1967. Фото: Harrie Verstappen. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)

Для творческого почерка Кусамы характерна тесная связь между работой и художником, и её саморефлексии также органично находят своё выражение в перформансах и хэппенингах. Кусама была одним из первых художников, которые начали устраивать хэппенинги на улицах Нью-Йорка и в своём ателье. Под впечатлением от движения хиппи участники во время хэппенинга часто раздевались догола, и Кусама разрисовывала их тела, окружающие предметы и себя цветными точками, чтобы, по её словам, достичь искоренения своего Я и слияния со Вселенной. Хэппенинги были и выражением вдохновлённых идеей свободной любви оргий, и акциями политического протеста. В результате Кусама создала фильм Kusama Self-Obliteration («Саморазрушение Кусамы»), в котором имеются элементы её более ранних работ, точечные пейзажи и эпизоды из оргий-хэппенингов. Фильм многократно получал награды на фестивалях экспериментальных фильмов.

До начала семидесятых годов Кусама продолжала активно устраивать хэппенинги – политические и хэппенинги-оргии, а также сама издавала свою газету. В это время Кусама обращается к дизайну одежды, вначале создавая одежду для участников оргий с вырезами на «стратегически важных» местах, которую потом стала продавать и в своём открытом в Нью-Йорке магазине Kusama Fashion Co., Ltd.


Яёи Кусама. Смотр моды KUSAMA в магазине художницы, Нью-Йорк. 1968. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк)

Нью-йоркский период жизни Кусамы прерывает потеря друга. В 1972 году умирает художник Джозеф Корнелл (Joseph Cornell), с которым у Кусамы были очень близкие отношения. В следующем году она возвращается обратно в Японию. В 1977 году после повторения приступов галлюцинаций и паники Кусама решает переселиться в психиатрическую больницу, где она не прекращает своих художественных занятий. Здесь художница работает с керамикой, акварелью и коллажами, а также вполне плодотворно обращается к писательству. Понемногу её новые работы вновь начинают выставляться в Японии и Европе, а в 1989 году проходит её первая ретроспективная выставка в Нью-Йорке, которая вновь вызывает волну интереса к Кусаме в мире искусства.

В 1993 году Кусама, на этот раз как представитель Японии, возвращается на Венецианскую биеннале с отдельной ретроспективной выставкой. Таким образом, Кусама наконец получила серьёзное признание и на родине.

В 2000 году она начинает создавать большие инсталляции с зеркалами, в которых использованы сотни цветных лампочек. В инсталляциях художницы появляется ритмический ряд чёрных точек. Этим узором и точечным орнаментом покрываются пространственные объекты – тыквы, которые художница впервые использовала, создавая в 1994 году на острове Наошима для самостоятельной экспозиции большой природный объект, и которые стали затем «знаковыми» для художницы.


Яёи Кусама. Ascension of Polka Dots on the Trees. 2016. Вид экспозиции в Moderna Museet / ArkDes, Стокгольм – выставка Yayoi Kusama – In Infinity. 2016. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк). Фото: Åsa Lundén / Moderna Museet

С течением времени Кусама стала сотрудничать со многими знаменитыми брендами моды – Issey Miyake, Marc Jacobs, а также с Louis Vuitton – созданная для последнего витрина магазина (усеянная красными и белыми точками фантастическая среда с обвитой щупальцами восковой фигурой самой художницы в центре) представлена и на выставке в Стокгольме. Интерес к дизайну моды пронизывает всю карьеру художницы. Текстиль используется и в пространственных объектах – в 2006 году на биеннале в Сингапуре Кусама одела деревья на аллее в покрытую красными и белыми точками ткань. И в Стокгольме, в саду Музея современного искусства, и в Хельсинки сейчас находятся созданные подобным образом объекты.

В 2009 году Кусама начинает следующую, пока самую новую серию работ – живописные работы маслом большого размера под названием My Eternal Soul («Моя бессмертная душа»), часть которых показана на выставке в Стокгольме. Запланированные вначале в количества ста эти живописные работы, в характерной для художницы манере, уже начали приближаться к тысяче.

Собрание представленных на выставке в Стокгольмском музее современного искусства работ, объектов, инсталляций и информационных материалов даёт великолепную возможность получить представление об этой уникальной художнице, многосторонности её таланта, о целенаправленности и фантастической работоспособности Яёи Кусамы. Если вы всё же не успеете увидеть всё это в Стокгольме, напоминаем, что следующая (и последняя) остановка в Скандинавии у этой выставки будет в Хельсинки, где она откроется 7 октября и продлится до середины января.


Яёи Кусама. Pumpkin. 2014. Вид экспозиции в Moderna Museet / ArkDes, Стокгольм – выставка Yayoi Kusama – In Infinity. 2016. © Yayoi Kusama. Ota Fine Arts (Токио/Сингапур), собственность Victoria Miro Gallery (Лондон) и David Zwirner (Нью-Йорк). Фото: Åsa Lundén / Moderna Museet