Фрагмент работы Василия Клинова «Звёзды говорят»

Искусство versus реальность: 0:0 0

Сергей Тимофеев 
03/12/2011

27 ноября в Санкт-Петербурге завершился крупномасштабный форум арт-критики «Искусство и реальность». Достаточно эмоциональные и бурные дискуссии велись на протяжении целых трёх дней, причём от профессиональных тем собеседники часто переходили к «вечным» вопросам – зачем нам нужны искусство и критика и есть ли во всём этом какой-то мировой смысл. Режиссёр Андрон Кончаловский, выступивший в роли «патрона форума», выразил целый ряд претензий не только к современному искусству, но и к европейской цивилизации в целом: «Мне кажется, что путаница, которая происходит сейчас в области изобразительного искусства и критики, эстетическая путаница, связана с глубоким кризисом, в которое вступило европейское искусство. И всё, что мы обсуждаем здесь, – это следствие того, что Европа в течение 4–5 последних веков была занята сама собой. Европоцентризм в политике, в культуре, в идеологии... И в какое же современное варварство скатилась сегодня западная цивилизация, которая чисто политический акт Дюшана с его писсуаром воспринимает как искусство?» Андрон Кончаловский также обрушился на зависимость современных художников от арт-рынка и на тех, кто «инвестирует в искусство», рассматривая художественные работы в первую очередь как объекты с рыночной ценностью.


Андрон Кончаловский выступает в первый день форума

Его точке зрения (которую разделили ещё несколько выступавших, уверенных, что искусство пошло «не туда» и «не тем путём») оппонировала арт-блогер из Франции Жюдит Бенаму-Юэ, автор книги «Цена искусства», переведённой на русский язык и опубликованной в России в 2009 году. Во время дискуссии об арт-рынке она сказала примерно следующее: «Куча людей вместо того, чтобы покупать себе 25-ю машину или ещё более дорогие драгоценности для своих любовниц, покупает картины, и на последних аукционах современного искусства продаётся много вещей, чтобы ни происходило в мире. Всё-таки это знак того, что люди верят в искусство. Это не просто подтверждение того, что люди хотят инвестировать в искусство. Не все настолько глупы, чтобы думать, что искусство последних 50 лет – это надёжное вложение денег… Значит, современное искусство выполняет свою роль по объяснению этого общества, которое стало крайне сложным по своему устройству. Всё изменилось, изменилось отношение к коммуникации, к любви, к пространству, ко времени. И, возможно, современные художники со своим совершенно невразумительным языком дают какие-то начальные пути к пониманию того, что происходит сегодня. Если мы считаем, что современное искусство абсурдно, то это потому, что наше общество тоже абсурдно. Не надо забывать об этом.  Мы заботимся о своей планете и так далее, но как только люди начинают немного меньше потреблять, мы говорим: “О! Это опасно. Общество переживает кризис”. Т.е. всюду царит абсурд и именно об этом говорят современные художники с помощью нового инструментария, который вполне соответствует современной ситуации».

Сам формат проведения форума несколько напоминал интеллектуальное ТВ-шоу. В шикарном конференц-зале Президентской библиотеки имени Бориса Ельцина, разместившейся в историческом здании Синода в двух шагах от Эрмитажа, все выступления участников и реплики из зала снимала профессиональная бригада из 6 ТВ-камер. Они ловили в видоискатели то крупные планы лиц, то общие планы аудитории, которые параллельно транслировались и на огромные расставленные по конференц-залу плазменные экраны, и онлайн. Собравшиеся аплодировали каждой реплике, каждому представлению нового участника – и это тоже вполне входило в стилистику телешоу, как и подчёркнуто обаятельные и компетентные ведущие, способные вовремя отшутиться и поддержать драматургию процесса. А если прения слишком затягивались или принимали совсем нежелательный характер, пару раз запускалась оглушающе громкая аудиовизуальная заставка. 

Что-то подобное произошло и в тот момент, когда София Гаврилова, участница специально подготовленной для форума выставки новых российских художников «Без ограничений», попыталась поднять тему произошедшего факта вмешательства цензуры. Дело в том, что её коллега Василий Клинов выставил на «Без ограничений» интерактивную работу «Звёзды говорят» – большой экран с портретами сменяющих друг друга медийных звёзд – Филиппа Киркорова, Андрея Макаревича, Максима Галкина. К их лицам были добавлены «пузыри» с текстами, как в комиксах. Это были разного рода парадоксальные и социальные высказывания, которые никак нельзя было бы ожидать от такого рода персонажей. Но ввести свой текст в «уста звёзд» мог и любой желающий с помощью стоявшей рядом клавиатуры, подключённой к интерфейсу работы. И вот кто-то из посетителей выставки «приписал» одной из звёзд следующий текст: «Путина надо кастрировать, как он кастрировал демократию».

Мне лично кажется, что такого рода сентенция вполне укладывается в официальную политическую риторику последнего российского десятилетия: характерный пример – облетевшее когда-то пол-мира «замочить в сортире». Какое-то интонационное противопоставление  здесь, по сути, отсутствует. Но тут важнее то, что работа по требованию сотрудников Федеральной Службы Охраны была снята с выставки, после того как Василий Клинов отказался стереть эту фразу из своей интерактивной инсталляции – как он утверждал, это было технически невозможно.  Работа была убрана из экспозиции, а самому художнику был запрещён вход в Президентскую библиотеку и, собственно, на сам форум. И вот это вполне наглядное вторжение реальности в искусство, собственно, и следовало обсудить, что и попыталась сделать коллега Клинова, София Гаврилова. Но… тут пошла видеозаставка.


Василий Клинов. Звёзды говорят

Трудно писать о прошедшем форуме с чисто профессиональной точки зрения. С одной стороны, здесь действительно собрались многие известные художественные критики России (Милена Орлова, Андрей Ковалёв, Сергей Хачатуров, Валентин Дьяконов и др.), сюда прилетели такие казалось бы «разноуровневые» персонажи, как президент Всемирной ассоциации арт-критиков AICA International Марек Бартелик и молодые интеллектуалы, ведущие популярные арт-блоги The Creators Project, Art Fag City и Hyperallergic. Всех их, а также многочисленных галеристов, арт-дилеров и представителей музеев изобразительного искусства собрал в Петербурге крупный российский фонд – Фонд Петра Кончаловского. Организация, способная не только на проведение столь масштабного события, но и на присуждение призов «лучшему перу», «лучшему арт-блогу» и лучшей книге по искусству размером в 400 000 рублей (около 10 000 евро) каждый. Подобный размах поистине впечатляет и заставляет задуматься об уровне поддержки фонда. Главный спонсор форума 2011 года – Газпром. На следующий год уже запланирована тема «кураторства». Так что форум Фонда Петра Кончаловского, видимо, решено впредь сделать традиционным и «трендовым» событием. 

И в этом году здесь происходили достаточно острые дискуссии о вполне актуальных проблемах, но скорее они представляли собой, по меткому описанию Жюдит Бенаму-Юэ, «последовательность определённых монологов». Может быть, это связано с тенденцией форума представить всех и вся, а то, что в российском обществе есть немало очень разных точек зрения на искусство, подтверждал один простой факт – в соседнем здании как раз во время форума проходила масштабная выставка Ильи Глазунова, которая в Петербурге била рекорды по посещаемости.


Постер выставки Ильи Глазунова. (Без выходных...)

Но и среди «прогрессивной» части арт-общественности не было какого-то общего взгляда на вещи. Дмитрий Ханкин, совладелец галереи «Триумф», заявил: «Арт-рынок – это я!» И потом повёл речь о том, что арт-рынок в России, если он и есть, действует совсем иначе, чем на Западе, ведь тамошние объективные законы тут не работают. Ему возражал Валентин Дьяконов, арт-обозреватель газеты «КоммерсантЪ», получивший во время форума приз в номинации «Художественный комментарий». Валентин утверждал, что арт-рынок в России есть, вполне профессиональный, и с новым искусством – тоже всё в порядке.

Разницу во мнениях можно легко проследить в предварявшем форум видеоблоге «5 вопросов об искусстве». Вот, скажем, что думает о современной живописи и её месте в системе ценностей искусства куратор и критик Андрей Ерофеев:

 А вот точка зрения Валентина Дьяконова, прямо скажем, абсолютно противоположная:

Можно также привести достаточно характерный спор арт-критика Сергея Хачатурова и Александра Боровского, заведующего Отделом новейших течений Государственного Русского музея. Хачатуров на одной из сессий форума говорил о независимости арт-критики от рынка, о том, что художественный критик – это прежде всего «камертон вкуса». А Боровский утверждал, что ни о каком «камертоне вкуса» речь идти не может в ситуации, когда и так небольшое количество пишущих профессионалов ангажировано публикующими их изданиями, напрямую «заказывающими музыку».  


Александр Боровский выступил против ангажированности художественной критики

Сама разница во мнениях – вещь абсолютно нормальная. Но вот эта эта накручивающаяся с каждым днём «вереница монологов», хотя и зачастую вполне острых и интересных, не слишком прояснила тему форума. Похоже, что какое-то «коммюнике» выработать так и не удалось. А жаль, потому что, как мне кажется, всем постсоветским обществам крайне необходима какая-то более-менее внятная и очевидная система ценностей и ориентиров, в  том числе и в арт-критике.

Да, само пребывание на форуме позволило встретиться и познакомиться с массой интересных людей, интервью с которыми уже появляются и будут появляться на Arterritory.com. Да, всех участников (около 300 человек) кормили бесплатными обедами прямо в здании библиотеки, позволяя максимально сконцентрироваться на происходящем и не искать «где бы перекусить», раздавали им информационные материалы и обеспечивали синхронный перевод с 4 языков. Да, казалось бы, было сказано немало правильных и разумных вещей. Но вполне честные попытки многих участников «придать ситуации вменяемость», по выражению Андрея Ерофеева, так и не прояснили ни сути окружающей реальности (в которой дело шло к новым выборам в российскую Думу), ни сути взаимодействующего с этой реальностью искусства. Может быть, в следующем году стоит поискать другое место проведения, без кордонов невозмутимых охранников в форме, пропускающих только по спискам. И сконцентрироваться на чём-то конкретном, не позволяя тратить время на сетования, что современная арт-сцена не живёт и не работает по законам XIX века, а интернет «банализирует» всё подряд.


Егор Крафт. Virtual Amplification. Одна из работ выставки «Без ограничений»