Загадочный Лев Термен – герой немалого количества комиксов

Терменвокс: музыка, рождённая физикой 0

14/06/2013
Лиза Боровикова  

6 июня в Музее истории ГУЛАГа в Москве состоялся вечер памяти выдающегося физика и музыканта Льва Термена. В первую очередь он известен благодаря изобретённому им музыкальному инструменту терменвоксу. Ему же принадлежит заслуга создания первой рабочей телевизионной установки, Термен создал сигнальные системы для тюрем Синг-Синг и Алькатрас, занимался проблемой старения и разрабатывал беспилотные летательные аппараты. Рассказывать о его достижениях можно бесконечно, но мы сосредоточимся на том, во что учёный вложил больше всего сил и труда, на синтезе науки и музыки.

Масс-медиа совершенно несправедливо уделяют учёному куда меньше внимания, чем, например, Королёву (который был его ассистентом в конструкторском бюро Туполева). Причин этому несколько: находясь в Америке Термен сотрудничал с НКВД, вернувшись в СССР, подвергся репрессиям, а значительную часть своих исследований провёл в статусе заключённого. Некоторые его изобретения, созданные для разведки, до сих пор остаются засекреченными. Поэтому, хотя Лев Термен и был удостоен Сталинской премии 1-й степени, о его открытиях было известно мало. Только теперь информация о них становится доступна широкой публике, во многом благодаря стараниям Сергея Зорина, который много лет проработал бок о бок с великим физиком. Термен занимался синтезом науки и искусств, и его исследования привлекли внимание молодого учёного Сергея Зорина, который вдохновился работами знаменитого физика и его книгой «Физика и музыкальное искусство». Уже сорок лет назад Зорин завёл альбом, в котором он заботливо хранит материалы, связанные с Терменом, фотографии, вырезки из газет. В Музее истории ГУЛАГа он рассказал о Термене и о своей дружбе с ним. Его рассказ сопровождался игрой Лидии Кавиной, которая на сегодняшний день владеет игрой на терменвоксе лучше всех в мире.


Лев Термен и Лидия Кавина

Год рождения Термена – 1896, но во многих зарубежных изданиях указаны самые разные даты его смерти, с 1938 по 1945 год, хотя на самом деле он дожил до почтенного возраста – 97 лет. Западные авторы писали о нём как о великом человеке, и только советские энциклопедии молчали. И даже когда Большая советская энциклопедия переиздавалась в 1989 году, в ней была напечатана только статья о терменвоксе, а о его создателе снова забыли.


Немка Каролина Эйк,  виртуоз терменвокса, которая училась у Лидии Кавиной 

Лев Сергеевич Термен родился в Петербурге. Уже в гимназии он делал такие эксперименты, о которых писали газеты. После неё Термен поступил в Петроградский университет, окончил Консерваторию по классу виолончели, поступил в высшую офицерскую школу и даже побывал на фронтах Первой мировой войны. В чине подпоручика он попал на фронт, когда война уже шла к бесславному для России концу. После войны Термен обратился к Абраму Иоффе, которого уже знал, и тот предложил молодому учёному лабораторию электрических колебаний, за которую Термен с удовольствием взялся.

Однажды в лаборатории Термен работал с электрическим прибором и поднёс руку к его колебательному контуру. И, поскольку сигнал выходил на наушники, при приближении конденсатора к этому прибору он услышал, как усиливается звук. Если бы это был простой инженер, ничего бы не произошло. Но это был Лев Сергеевич Термен, в то время уже профессиональный музыкант, окончивший Консерваторию, и он тут же превратил звук в музыку. Иоффе одобрил идею молодого учёного разработать музыкальный инструмент, и вскоре был создан терменвокс, который Термен показал на VIII Всероссийском электротехническом съезде.

Две антенны терменвокса с помощью колебательного контура чувствуют приближение и отдаление рук человека. Левой рукой регулируется высота звука, а правой – его громкость, причём музыкант не дотрагивается до инструмента. Слухи об изобретении дошли до Ленина. Вождь был человеком живым и прогрессивным и пожелал увидеть чудесный инструмент. В 1922 годуТермен показал в Кремле терменвокс и сигнализацию, которая была создана на этом принципе. Если прибор включить и отойти, он молчит. Если подойти на какое-то расстояние, раздаётся звук, звонок или вспышка, в зависимости от того, к чему подключена сигнализация. Ленину это страшно понравилось, он оценил не только охранную систему, но и игру на терменвоксе. В конце концов Ленин не выдержал и потребовал дать ему поиграть. Термен взял его руки в свои, и вождь мирового пролетариата очень быстро освоил нехитрый алгоритм действий. Ему очень понравился инструмент, тем более что на VIII Электротехническом съезде был принят план ГОЭЛРО, и изобретение Термена как нельзя лучше в этот план вписывалось, позволяя популяризировать электрификацию. Термен стал ездить по стране с концертами.

 В 1927 году во Франкфурте-на-Майне проходила международная научная выставка, и в ней впервые участвовал Советский Союз. Термен выступил там с докладами и демонстрацией инструмента, а затем давал выступления по всей Германии, в том числе –и концерт в Берлине. В первом ряду сидел Эйнштейн, который в то время занимался проблемой визуализации музыки и поэтому не мог остаться равнодушным к изобретению Термена. Из Германии учёный отправился в уже подготовленную прессой Францию. Его концерт должен был состояться в Гранд Опера, где привыкли слушать высокую классику, и вдруг туда привезли какого-то советского инженера-изобретателя. За предыдущие тридцать пять – сорок лет в Гранд Опера не бывало такого наплыва публики. Сергей Зорин, просматривая парижские эмигрантские газеты того времени, нашёл заметку князя Сергея Волконского, который с потрясением описывал то, что творилось в театре и как потряс всех Термен. После Парижа был Альберт-холл в Лондоне, а затем Термен на лайнере «Маджестик» отправился в Америку. Богатые американцы сражались за право услышать у себя чудесный инструмент, предлагая невероятные гонорары.

Но Термен был прежде всего физиком. Чтобы хорошо играть на терменвоксе, нужно тратить на это огромное количество времени, отдавать этому всего себя, а у него такой возможности не было. Поэтому его игра была не абсолютно совершенной, и было необходимо найти достойного исполнителя. Этим исполнителем стала Клара Рокмор. Она тоже была родом из России, училась в той же Консерватории, что и Термен. Туда её приняли всего в четыре года, настолько необычайным даром она обладала. Окончив обучение, она вместе с родителями уехала за границу, и в Россию уже не вернулась. Её карьера скрипачки складывалась блестяще, но вскоре левая рука Клары частично потеряла двигательную способность. Для профессионального скрипача это равносильно смерти. И вдруг появился Лев Термен со своим музыкальным инструментом, при игре на котором левую руку нужно только поднимать и опускать. Рокмор разработала свою собственную технику исполнения и вывела игру на терменвоксе на совершенно новый уровень. Она выступала с разными оркестрами, в том числе с Леопольдом Стоковским. Для Стоковского Термен создал инструмент супербас, издающий звуки, близкие к нижнему порогу слышимости. Он стал потрясающим дополнением к оркестру.

 В шестиэтажном здании, которое Термен арендовал в Нью-Йорке на срок до двухтысячного года, бывали Чарли Чаплин, Сергей Эйзенштейн, Альберт Эйнштейн, который в 1933 году бежал из Германии.

Позднее, уже вернувшись в СССР и пережив репрессии, Термен создал особую модификацию терменвокса, которую назвал «терпситон». Теперь звук рождался не от движения одних только рук, а от движения всего тела, танец порождал музыку. Уже вернувшись в СССР, учёный создал многоголосый терменвокс, который, правда, не получил такого широкого распространения, как его предшественник.

Сегодня в мире существует несколько тысяч человек, которые владеют игрой на терменвоксе. В России нет школы, где можно обучиться игре на этом инструменте, однако существуют учебники и видеоматериалы в интернете. Культура музыки, созданной с помощью терменвокса, гораздо обширнее, чем может показаться на первый взгляд. Если прислушаться к музыкальному сопровождению советских фантастических фильмов, во многих из них можно услышать характерное звучание электронного инструмента. В Японии недавно был организован оркестр из 160 человек, которые играют на так называемых «матреминах» – небольших терменвоксах, вставленных в матрёшки. Даже Альфред Шнитке использовал терменвокс для нескольких произведений.

Сергей Зорин рассказал, что на осень в музее истории ГУЛАГа запланированы ещё несколько вечеров, посвящённых Термену и его наследию, а в будущем Зорин надеется снять фильм о великом учёном на основе уникальных видеоматериалов, собранных за долгие годы совместной работы.