Город Минамисома в Японии в феврале 2013 года

Японское актуальное искусство после Фукусимы. Тенденции и идеи 0

Арта Табака из Японии
21/03/2013 

В апреле 2011 года, спустя месяц после землетрясения, цунами и последующей за ними катастрофы на Фукусимской атомной электростанции, знаменитый японский актёр, звезда теледрам и радиошоу Таро Ямамото (Tarō Yamamoto) неожиданно сообщил об окончании своей карьеры. Выразив справедливые и жёсткие упрёки в адрес японского правительства за действия государства в сложившейся ситуации, Ямамото заявил , что больше не может молчать и игнорировать эту проблему и дальнейшей миссией своей жизни объявил не участие во всенародно любимых телевизионных драмах, а спасение будущего детей и всей Японии, которое, по его мнению, возможно, только если полностью избавиться от атомных электростанций. В этом же месяце Ямамото устроился на работу в компанию, которая занимается производством оборудования для использования солнечной энергии, и начал активную кампанию за страну, свободную от АЭС.

На сегодняшний день Ямамото уже не работает в сфере солнечной энергетики, а активно занят в политике, но по-прежнему главной своей задачей считает избавление от атомных электростанций. Несомненно, Ямамото не единственный политик, выдвигающий подобные приоритетные цели, хотя в стране, где непрерывно потребляется электричество, где в больших городах всё сверкает и подсвечивается 24 часа в сутки, это скорее звучит как отчаянный блеф или же наоборот – как глубокая и наивная вера, полная романтики.

Зато история Ямамото – это превосходный пример того, насколько события 11 марта повлияли на жизнь огромного числа людей, заставив увидеть вещи, на которые раньше почти никогда не обращали внимание, и заняться тем, что раньше казалось маловажным и даже бесполезным, потому что внезапно спокойные и обустроенные будни прорезала огромная трещина, из которой показался вопрос – как быть дальше?


«Дом за ноль иен»

Пожалуй, самим громким и чаще всего звучавшим именем в области искусства, культуры и в социальной сфере, начиная с марта 2011, стало имя Кёхэя Сакагути (Kyohei Sakaguchi). После мартовских событий Сакагути, беспокоясь о здоровье своей семьи, демонстративно переехал из Токио в Кумамото (город на острове Кюсю – самом южном из четырёх крупных островов Японии), где в приобретённом им за символическую плату доме в традиционном японском стиле он создал Zero Center. Это место, где мог и до сих пор может найти приют любой, кто в результате стихийного бедствия лишился дома и, опасаясь радиации, желает переехать по возможности южнее. Как гласит название самого центра – за такую возможность не взимается никакая оплата, и именно это отстранение от денежных отношений было одной из важнейших особенностей деятельности Сакагути с самого начала.

Позднее, руководствуясь стремлением избавиться от царящего на тот момент в Японии политического и информационного хаоса, Сакагути провозгласил созданный им центр независимым от Японии государством, а себя – его руководителем (Сакагути даже выпустил книгу «Как создать независимое государство»). В результате всех этих событий Сакагути стал мегапопулярен, вслед за чем последовала волна нового переосмысления его более ранних работ, которые внезапно нашли массовый отклик и проявили заложенный в них актуальный смысл.

 
Проект мобильного «солнечного» дома. С выставки Кёхэя Сакагути Practise for Revolution – Watarium, представленной в музее современного искусства до февраля этого года

Сакагути по профессии архитектор и ещё в студенческие годы начал интересоваться образом жизни бездомных людей. Говорят, что причиной возникновения такого интереса стал некий бездомный господин Судзуки, с которым Сакагути случайно познакомился на берегу реки Сумида. В самодельном доме Судзуки установил солнечные батареи, ближайшую библиотеку превратил в свою книжную полку, а близлежащий парк сделал своей гостиной. Образ жизни Судзуки живо затронул Сакагути, и так он начал проводить много времени с бездомными людьми, интервьюировал их и углублялся в их ежедневые ритуалы. Изучение жизни бездомных вылилось в фотоальбом «Дом за ноль иен» (Zero Yen House), представляющий собой художественно-научную работу о пристанищах бездомных людей, главным образом, в Токио и столичных окрестностях, созданных с бюджетом в «ноль иен» или, точнее сказать, без какого-либо бюджета, но имеющих всё необходимое для полноценного проживания. Обустроив своё место жительства своими руками и за минимальные средства, Сакагути заявил, что предприятия, занимающиеся недвижимостью, на самом деле никому не нужны, что это всего лишь очередная выдумка правительства и по сути земля принадлежит всем нам.

 
«Сад есть, хоть его и нет» (текст на японском языке) 

Наряду с созданием жилищ для бездомных и переселенцев Сакагути создал проект «Сады 4D» (4D Gardens) – это фотографии садов в Токио – городе, который, когда по нему гуляешь, кажется зелёным, несмотря на свои бескрайние размеры. В городе, где люди за неимением возможности создавать большие и роскошные сады устраивают их в самых странных местах, кому-то они даже могут показаться слишком нетрадиционными, чтобы называться садами. Как и «Дом за ноль иен», так и проект «Сады 4D» поднимает вопрос о том, чем на самом деле является дом, который нам принадлежит, сад и пространство, которое мы создаём вокруг себя, и насколько всё зависит от нашей собственной уверенности в том, что публичное может быть приватным и что именно так оно и должно быть.

 
«Сады 4D»

У идей Сакагути с самого начала был свой круг сторонников и единомышленников, но именно после событий 11 марта, когда так много людей потеряли свои дома или были вынуждены их покинуть, когда исчезло доверие к правительству и наступило время переоценки привычных жизненных устоев, Сакагути приобрёл статус чуть ли не культовой личности. Его начинания давали необходимые ответы людям, искавшим новый образ жизни, новые ориентиры, когда исчезла привычная вера в стабильную Японию. 

 
Идеи Сакагути относительно того, как построить дом в отсутствие бюджета, в основе фильма «Мобильный дом» (2011)

В 2011 году был создан фильм «Мобильный дом» (Mobile House) на основе идей Сакагути относительно того, как построить дом в отсутствие бюджета и как жить без денег. Фильм отображает как личный опыт Сакагути за время его пребывания вместе с бездомными, так и его собственное проживание в подобных условиях, а также предлагает практические советы по созданию такого дома, пропагандируя образ жизни, не зависящий от правительства и любых других институтов власти, возможность жить где угодно и без каких бы то ни было средств.

 
Фильм «Мой дом» – это рассказ о бездомном образе жизни и способах выживания

За этим фильмом последовал следующий – «Мой дом» (My House) по мотивам книги Сакагути. Это рассказ о бездомном образе жизни и способах выживания. Сегодня слова «мобильный дом», равно как и Zero Center, в Японии у всех на слуху. Сакагути ещё к тому же начал карьеру музыканта. Его концерты – это новый способ высказывания его идей и призыв к ещё большей аудитории.

 
Картина Таро Окамото на станции Сибуя

В 2008 году арт-группа Chim  Pom, куда входят шесть молодых художников, занятых в самых разных сферах, касающихся социальные вопросов и городской среды, в воздухе над Хиросимой с помощью самолёта вывела надпись PIKA, что в переводе с японского означает «атомная бомба». Этот перформанс вызвал глубокий резонанс и критику, а арт-группу обвинили и в нетерпимости, и в попрании общественных норм, и в нарушении табу. По словам самих авторов, в основе их действий было желание напомнить о том, что атомная бомба – не столь давнее прошлое, а также о том, что мы по-прежнему живём в мире, опирающемся на атомную энергию и в котором небольшая оплошность может привести к повторению истории (о перформансе, самой идее и вызванном ею резонансе вышла книга «Почему в небе над Хиросимой нельзя показывать слово PIKA», 2009).

В мае 2011 года к расположенной на станции метро Сибуя картине мастера японского авангарда Таро Окамото (Tarō Окамото) «Миф о завтрашнем дне» (Myth of Tomorrow) та же арт-группа приклеила изображение с полуразрушенными атомными электростанциями Фукусимы, выполненное в том же стиле, что и картина. Выбор работы Окамото был неслучайным и обусловлен не только её центральным месторасположением и внушительными размерами – 30 x 5,5 метров. Надо добавить, что Сибуя является одной из наиболее оживлённых станций в Токио. Созданная в конце 60-х годов ХХ века картина Окамото символизирует атомную бомбу, сброшенную на Хиросиму 6 августа 1945 года, и является выражением мнения художника о вызванных ею последствиях.

 
Вставленный объединением ChimPom фрагмент с атомными электростанциями Фукусимы в правом нижнем углу картины Окамото

Эта их акция снова вызвала бурю осуждений и обвинений в вандализме и неуважении, заглушавших попытки понять, о чём же так хотят сказать эти художники. Поддерживая арт-объединение ChimPom, директор музея Окамото заявил, что их действие не является вандализмом, так как самой картине не причинены никакие повреждения, и что способ, который использовали художники из ChimPom для нанесения своего «слоя», также является доказательством уважения к «Мифу о завтрашнем дне». Хотя Хирано также добавил, что «картина ChimPom непосредственно отображает ситуацию в Японии и наше ненадёжное положение, но в художественном смысле не является чем-то новым и достойным особой похвалы». Несмотря на то, что действия арт-группы ChimPom не получили художественного признания, они свидетельствовали о новых сторонах современного японского искусства – художники перестали быть лишь тихими наблюдателями и стали активными соучастниками или даже бунтарями, напрямую выражающими свои идеи. Схожие черты просматриваются и в самом обществе – начиная с апреля 2011 года по всей стране проходят массовые демонстрации и пикеты, какие в последний раз наблюдались лишь во времена студенческих волнений шестидесятых годов.

 
№ 2. «Огонь». Из серии панно о Хиросиме. 1950

Радиация и влияние атомной энергии – уже давно не чуждая тема в искусстве Японии. В 1950 году Ири и Тосико Маруки (Iri MarukiToshi Maruki) приступили к созданию знаменитой серии работ панно о Хиросиме (Hiroshima Panels), куда входит 15 крупноформатных работ о разрушениях от атомной бомбы. Спустя четыре года в 1954 году кинорежиссёр Иширо Хонда (Ishirō Honda) снял фильм «Годзилла» о возникшем вследствие радиации чудовище – мутанте гориллы и кита, выныривающем из океана. За первым фильмом последовали бесчисленные продолжения и римейки, позднее также были изданы комикс и книга, и на сегодняшний день Годзилла известен всему миру. Однако никогда прежде японское искусство не было столь активным, жаждущим действия, смелым и даже самоуверенным, как сегодня.

 
«Рабочий, указывающий пальцем»

28 августа 2011 года камеры наблюдения на предприятии TEPCO (Tokyo Electric Power Company), которому принадлежит АЭС Фукусима, зафиксировали рабочего, который, встав напротив камеры, на протяжении 20 минут с сердитым выражением лица указывал в неё пальцем. Исходя из информации TEPCO, этого человека не смогли идентифицировать и его личность до сих пор остаётся анонимной. Однако всем известно, что этим человеком был не кто иной, как художник Кота Такэути (Kōta Takeuchi), в чём можно убедиться, заглянув в его блог. В блоге рассказывается о поисках путей в целях помочь жителям региона Тохоку после катастрофы, которые в конце концов привели художника к поступлению на работу в компанию TEPCO, которая на тот момент интенсивно искала рабочих, чтобы хоть как-то спасти ситуацию после произошедшей катастрофы. Несмотря на то, что под влиянием рассказов сотрудников с многолетним опытом и осознав опасность для здоровья из-за пребывания на полуразрушенной атомной электростанции, Такэути довольно быстро покинул эту работу, он успел создать суровое и честное видео, полное гнева. 

В своих интервью Такэути заявляет, что на выставках он выставляет данную работу как свою, поскольку её автор и владелец никому неизвестен, в результате чего права на данную видеозапись может затребовать любой человек. Такэути также отмечает, что каждый сам должен решить, он ли этот человек, которого мы видим на экране, или нет, а также взять на себя ответственность за свои слова. Он также добавляет, что человек, которого мы видим на экране, очень постарался избавиться от всех опознавательных знаков на одежде, в связи с чем в видеозаписи недостаточно чётких указаний того, что это действительно он. Таким образом, анонимное лицо символизирует ситуацию во всей стране, а именно то, что часть информации умалчивается, часть скрывается, часть врётся, а часть попросту придумывается, в результате никто больше не знает, что есть правда, и всё труднее найти выход из этой ситуации. 

 
Туфли Healing Fukushima художницы Sputniko! 

В отличие от бунтарских нападений на компанию TEPCO и правительство Японии, часть художников ищет способы, как помочь и вселить надежду на то, что будущее всё ещё возможно. Размышляя над влиянием радиации, художница Sputniko! придумала туфли Healing Fukushima (Nanohana Heels) – в каблуке находятся рапсовые семена, которые при каждом шаге вводятся в почву. В основе идеи лежит исследование белорусских учёных о том, что рапс абсорбирует из почвы цезий и стронций. В 2000 году в результате этого открытия правительствами Украины и Беларуси было инициировано засеивание рапсом Чернобыльской территории площадью более 50000 гектаров, чтобы тем самым возобновить возможность земледелия. Эти туфли являются частью активно действующего проекта «Цветы рапса», в рамках которого на территории Фукусимы проводятся регулярные встречи и творческие мастерские, на которых обсуждаются возможные решения для того, чтобы территория вновь стала пригодной для проживания.

 
Юкен Теруя. «Вещи, которые могу сделать сам»

В том же ключе проживающий в Нью-Йорке художник Юкен Теруя (Yuken Teruya) подошёл к своей работе «Вещи, которые я могу сделать сам». Из газет, повествующих о произошедшей катастрофе, вырезаны растения и цветы, что создаёт впечатление, будто они прорезались наружу со страниц газет – из самой трагической ситуации. Тем самым Теруя напоминает – что бы ни случилось, природа продолжает жить, и вновь настанет весна, принесёт с собой молодые побеги и новую жизнь, что природа всё заново приводит в порядок.

 
Поднятие маяка

В свою очередь Цубаса Като (Tsubasa Katō), используя материалы, найденные на разрушенных территориях, воздвиг маяк в городе Иваки в рамках проекта «Маяки – проект 11.3» (The Lighthouses – 11.3 Project). Маяк вначале находился в лежащем положении, и в его поднятии приняли участие сотни местных жителей, символизируя возрождение Тохоку. Проект увековечен в фотографиях и видеозаписях, демонстрирующих, как общими усилиями происходит поднятие символического маяка. 

Большую популярность приобрёл и художник Ичиро Эндо (Ichirō Endo) со своим проектом «Радужная Япония» (Rainbow Japan). Следует добавить, что Эндо уже с 2006 года живёт в автомобиле, надпись на котором гласит «По дороге в будущее» (Go for Future). Объехав Японию, он собрал коллекцию пожеланий на будущее от встреченных им людей, которые оставляли свои записи на его машине. А в 2012 году художник создал проект «Радужная Япония» (Rainbow Japan), реализующий ту же идею, но в этот раз с целью использовать саму Японию в качестве полотна, а свой автомобиль – в качестве кисти, и собрать послания, которые смогут вдохновить жителей региона Тохоку.

Пока молодые авторы воплощают свои творческие идеи через активную позицию и альтруистические цели, наиболее узнаваемым на сегодняшний день в мире и к тому же наиболее высоко оплачиваемым японским художником остаётся Такаси Мураками (Takashi Murakami). На своей персональной выставке в феврале 2012 года он представил работу, посвящённую событиям 11 марта. Это картина «500 архатов», выполненная на стометровой стене из сотни изображений, каждое размером 1 x 3 м. Работа создана в характерной для Мураками красочно плоской манере и изображает 500 архатов. Своё обращение к темам буддизма Мураками объясняет тем, что издревле религия была прибежищем людей в безысходных ситуациях и что она способна как исцелять, так и нести возрождение. Он также добавил, что изображение 500 архатов в искусстве – это древняя японская традиция и что их отображение в живописи и скульптуре является и актом поминовения, и способом выразить и утешить боль через слёзы.

 
Фрагмент работы Такаси Мураками «500 архатов»

Славу и популярность Мураками снискали созданные им в стиле манга и анимации красочные герои, и сегодня он наиболее всего известен благодаря сотрудничеству с Louis Vuitton в области создания дизайна сумок и другим проектам маркетинговых тенденций. Однако «500 архатов» хоть и является своего рода ответом Мураками на происходящее в Японии, из-за своей сдержанной и неизменной манеры по мнению представителей художественной среды Японии занимает место в категории уже ушедшей эпохи – времени, когда царил порядок, экономическая стабильность и беззаботная радость мелочам.

Недавно при посещении Исиномаки – одного из наиболее пострадавшего от землетрясения и цунами городов – один мужчина, чей магазин унесло цунами, показал мне макет своего нового магазина. Внешняя стена магазина на макете покрыта травой, цветами и даже деревьями. По его словам, с природой надо уживаться, что и цунами, и землетрясения – это существенная её часть, что никто не в силах злиться на природу за потерянные дома или близких людей. Все злятся только на правительство. Именно об этом и заявляют сегодня искусство и различные движения – об уважении к природе и о неприятии власти, о возвращении к давно забытому порядку вещей.