Многие латвийские респонденты выделили выставку Микелиса Фишерса «Lielviela»

Самая важная выставка 2012-го? 0

25/12/12
Arterritory.com 

Команда Arterritory.com опросила наших авторов, героев и единомышленников из Латвии, Литвы, Эстонии, Скандинавии и России, чтобы вместе подвести итоги 2012 года. Мы просили их определиться – какие же выставка, книга и фильм произвели на них самое большое впечатление, а также поведать нам о самом большом разочаровании и о самом важном сюрпризе года. На этой праздничной неделе мы ежедневно будем публиковать ответы на один из названных выше вопросов. Какой же год мы оставляем за плечами?  Итак, начнём с выставки, которая произвела наибольшее впечатление в 2012-м. 

Кета Гутмане, дизайнер моды, Латвия
Микелис Фишерс, «Lielviela». 

Хелена Демакова, искусствовед, Латвия
Первое место среди выставок этого года делят между собой два мегапоказа в Лондоне – A Bigger Picture Дэвида Хокни в Королевской академии искусств и ретроспектива Дэмьена Херста в Tate Modern. Из выставок в Латвии – однозначно выставка Бригиты Зелчи (теперь – Бригиты Зелчи-Айспуре) «Движение. Миграция» в Садовой галерее Рижского Домского собора в начале лета. Это, между прочим, была магистерская работа Бригиты Зелчи по окончании отделения визуальной коммуникации Латвийской академии художеств. 

Дэвид Хокни. «A Bigger Picture»  

Андрис Рубинс, исполнительный директор DDB Latvia
Вне Латвии – Will Raymon «Anyone And No One» (Paul Kasmin Gallery, Нью-Йорк). В Латвии – выставка, посвящённая столетию Карлиса Падегса, «Хрупкий вызов». 

Зайга Гайле, архитектор, Латвия
Выставки двух номинантов на Премию Пурвитиса 2013: Андриса Бреже «Мирная жизнь» и Микелиса Фишерса «Lielviela». Интересное открытие и феномен – Висвалдис Зиединьш. Вторжение искусства аутскейпизма на Рижской табачной фабрике. 

Каспарс Ванагс, теоретик культуры, Рига–Берлин
«Портреты» Люсьена Фрейда в Национальной портретной галерее в Лондоне. 


Автопортрет Люсьена Фрейда

Байба Рубесс, вице-президент Statoil ASA по вопросам корпоративной социальной ответственности, Латвия
A Bigger Picture Дэвида Хокни в лондонской Королевской академии искусств.

Андра Нейбурга, писательница и руководительница гостиницы «Neiburgs», Латвия

В течение года было так много увидено и прочитано, что в настоящий момент уже трудно вспомнить всё, и ещё труднее сравнить между собой художественные работы разных жанров; поэтому я решила сузить область выбора и оценить только события латвийской культурной жизни. Выставка года – Микелис Фишерс, «Lielviela». 

Кришс Салманис, художник, Латвия
John Wood & Paul Harrison «Unrelated incidents» в галерее West в Гааге. Без лишних слов. 

Аугуст Кюннапу, художник, Эстония
Люсьен Фрейд. «Портреты». В Национальной портретной галерее в Лондоне. 

Мария Аруссоо, куратор и исполнительный руководитель Центра современного искусства (Center for Contemporary Arts), Эстония

Выставка Неэме Кюльм (Neeme Külm) Shimmer on the Surface стала чудесным пространственным опытом. Она сумела создать такое вдохновляющее пространство внутри галереи Hobusepeagallery. Также видео Сунг Хван Кима (Sung Hwan Kim) в Tate Tanks были провокационными и шаловливыми. Наиболее впечатляющие вещи, которые я видела за это время. 

Вита Заман, арт-директор VIENNAFAIR, Австрия
dOCUMENTA (13), Кассель. 


Одна из работ американки Ida Appelbroo (1929), представленных в Fridericianum  – музее постройки XIX века и главном выставочном пространстве dOCUMENTA (13)

Ольга Темникова, владелица галереи Temnikova&Kasela Gallery, Эстония
Курировавшаяся Алиной Астровой (Aliina Astrova) выставка Dean Blunt и Ed Lehan

Карин Лаансоо, директор Центра развития эстонского современного искусства (Estonian Contemporary Art Development Center), Эстония.

Doug Wheeler в галерее David Zwirner gallery

Дариус Миксис, художник, Литва
Salon du Mercredi : Gold Алекса Чеккетти (Alex Cecchetti) в Амстердаме. 

Кайдо Оле, художник, Эстония 
Моё собственное шоу Handsome Hero and Plenty of Still Lifes в KUMU, Художественном музее Эстонии. Это меня реально заставило задуматься, и до, и после. 

Кристина Штайнбрехер-Пфандт (Christina Steinbrecher-Pfandt), арт-директор VIENNAFAIR, Австрия
XTRAVAGANZA – Staging Leigh Bowery, зал искусства Вены (Kunsthalle Wien). Soviet Design 1950–1980, Манеж, Москва. 


С выставки «Soviet Design 1950–1980», Манеж, Москва

Сара Аррениус (Sara Arrhenius), директор Bonniers Konsthall, Швеция
dOCUMENTA, конечно же! С её ошеломляющим обилием художественных работ, перформансов, скринингами и дискуссиями она создаёт комплекс, бросающий вызов многообразию опытов. Было невозможно охватить это шоу с его аккумуляцией знаний обо всём – от искусства и физики до экологии и философии. Это сделало столь активную и содержательную dOCUMENTA впечатляющим приключением. 

Анна Матвеева, арт-критик, Санкт-Петербург
Выставка года – Entartete Kunst, Мюнхен, Haus der Kunst, 1937. Отношение российских власти и общества к современному искусству именно в 2012 году стало однозначным и полностью укладывается в мюнхенский дискурс. Вал цензуры и самоцензуры в экспозиционной практике современного искусства России указывает, увы, и на то, что Entartete Kunst будет «выставкой года» и в наступающем году. 

Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia 
«Документа», конечно. 

Сергей Хачатуров, арт-критик, Россия, Москва
«Документа-13».

 Дмитрий Ранцев, кинокритик, Латвия
Сильное впечатление произвела прошедшая в августе и сентябре в выставочном зале «Арсенал» выставка «Движение. Висвалдис Зиединьш». Я всем советовал её посетить, потому что на ней были не просто экспонированы работы лиепайского художника, творившего почти в изоляции, но распахивался целый мир, вселенная со своими галактиками, в которых самодостаточности и точки соприкосновения с общим контекстом искусства образовывали увлекательнейшие сюжеты. Можно было совершенно ничего не знать о личности Висвалдиса Зиединьша, но буквально через полчаса просмотра понять, сколь серьёзные пласты пропахивает и поднимает творческое мышление художника и как при этом сохраняются очарование мнимой небрежности, лёгкость и игривость. 


На выставке «Движение. Висвалдис Зиединьш»

Янина Болдырева, художница, Россия, Новосибирск
Про выставку – всё сложно. У нас их в Новосибирске почти не бывает, поэтому, если не считать мою выставку в Питере, которая для меня априори самая значимая, то скажу, что это выставка «Родина», которую курировал Марат Гельман. Поскольку это была единственная значимая выставка для города за последние годы. 

Дмитрий Голынко-Вольфсон, арт-критик, Россия, Санкт-Петербург
На мой взгляд, выставка, претендующая считаться современной (отражающей проблематику 2012 года), ставит под вопрос общепринятую выставочную практику, отвергает устойчивые кураторские стратегии и в пределе стремится порвать с художественной системой, её правилами, ограничениями и критериями рыночного успеха. Именно такой выставкой, спорной, во многом скандальной, оказалась Седьмая берлинская биеннале под кураторством Артура Жмиевский (об этом событии мне уже довелось рассказать на страницах «Arterritory»). Жмиевский сумел преодолеть и заново изобрести базовые принципы кураторского ремесла. Кроме того, он заставил всё экспозиционное пространство буквально «кричать» о тех болезненных и травматических моментах исторического опыта, которые принято игнорировать или замалчивать в силу требований политической корректности. Такая выставка отстаивает ценности низовой горизонтальной демократии и коллективной солидарности творческих работников. Поэтому она приравнивает себя не к завершённому товарному объекту, а к поисковому социальному исследованию, которое должно быть подхвачено широким интернациональным кругом художников и кураторов (логическим продолжением биеннале стал кемпинг «Правда – это конкретика» во время фестиваля «Штирская осень»). 

Анна Арутюнова, арт-критик, Россия, Москва 
Большим открытием стала выставка Эдварда Хоппера – огромная ретроспектива, которая проходит сейчас в Гран-пале в Париже. Одна из самых удивительных способностей художников вообще – умение превращать огромное количество информации, визуальных образов, наблюдений в последовательную и очень личностную систему. Как это удавалось и Хопперу, сумевшему переварить американский реализм, импрессионизм, иллюстрацию, фотографию и многое другое – и составить из этого всего свой собственный художественный язык.


Эдвард Хоппер. «Бензин». 1940