На переднем плане – работа Александра Повзнера «Майя». В идолы превращены пластиковые кулеры для воды

Вырваться из плена тепличных садов 0

23/11/2012
Сергей Хачатуров 
Фото автора 

 Нередко приходится слышать справедливые суждения о том, что в Москве вся активность художественной жизни сосредоточивается в пределах Садового кольца. Внутри него симулируют гипердеятельность всякие там институции, галереи, премиальные фонды. Устраивают круглые столы, говорят о новых стратегиях, социальной активности, движении Occupy и всяких прочих умных сюжетах. Делают выставки, которые со стороны позволяют думать, что в Москве арт-жизнь ну никак не менее насыщена, чем в Лондоне или в Нью-Йорке.

Однако правильно выбранная оптика позволит существенно скорректировать чувство эйфории. Дело в том, что суета и ажитация московской художественной жизни во многом напоминает яростное, но бесцельное кружение белки в колесе. На уровне общественного самосознания совриск не стал базовой ценностью, даже в интеллигентских кругах к нему относятся с предубеждением. Потому, как сказал один остроумный арт-критик, «движуха» московской арт-жизни с её заданным набором имен художников, кураторов, критиков напоминает «собачью свадьбу»: все одни и те же бегают друг за другом трусцой с вернисажа на вернисаж, с сюжета на сюжет, с фуршета на фуршет. Потусоваться. Поглазеть. Написать. Самим прочитать, себя похвалить.

Делаются ли попытки создать единую систему арт-коммуникации за пределами условного «Садового кольца» (центра Москвы и центра Санкт-Петербурга)? Очень пока робкие, но делаются.

В конкурсе главной негосударственной премии в области современного искусства, основанной Фондом АртХроника, Премии Кандинского, в финал номинации «Молодой проект года» вышла краснодарская арт-группировка ЗИП.


Агитационная трибуна из досок – символ новой арт-коммуникации группы ЗИП

Группировка (и на этом определении настаивают сами участники) образована в 2009 году молодыми краснодарскими художниками, сплотившимися в единый коллектив благодаря «гению места» старого советского Завода измерительных приборов (ЗИП). В заброшенных цехах ЗИП ребята устроили и мастерские, и выставочные площадки. Старый завод обеспечил юных художников таким количеством «найденных объектов» и концептуальных сюжетов, что, казалось бы, живи на дивиденды с него и производи продукцию a-la Кабаков, a-la «Памятник исчезнувшей цивилизации – 2, 3, 4, 5…» и так далее. Было бы аккуратненько, умненько, совершенно индифферентно реальной жизни Краснодара, но вполне тянуло бы на европейский грант. Молодцы зиповцы, что не соблазнились стать «детьми лейтенанта Шмидта» и концептуальную меланхолию выбрали лишь одной из нескольких траекторий своего движения в искусстве. Им по-настоящему интересна реальная жизнь и способы взаимодействия с ней с помощью искусства. В арт-резиденции Пятихатка под Анапой художники устроили нечто вроде фестиваля паблик-арта, вышли в пространство всамделишней жизни и стали её преобразовывать по законам творчества. Вот примеры. На морском побережье художники делают передвижные выставки, предлагая всем, прежде всего детям, стать участниками и экспонентами. Однако чтобы дойти до побережья, нужно перейти шоссе. На шоссе, ведущем к морю, движение катастрофически оживленное. Переход сопряжен с реальной опасностью. ЗИПовцы взяли белую краску и нарисовали пешеходный переход-зебру, который стал естественным регулятором пешеходного потока. Вскоре дорожные службы этот переход «узаконили», поставив у разметки знаки. Другая интервенция в реальное пространство жизни – «Маркс». Она с юмором разоблачает главный обман общества потребления – рекламные акции, в ходе которых вам что-нибудь обязательно предлагают понюхать, пощупать, пожевать, глотнуть и т.д. В гипермаркете с потрясающим названием «Семейный магнит» ребята установили свой собственный стенд, который венчал портрет Карла Маркса. Под портретом были положены булочки, собственноручно изготовленные зиповцами. Их и предлагали попробовать посетителям. Они возмущались, узнав, что сладкая акция по сути ничего не рекламирует. Зиповцев выпроводили из «Магнита». «Размагнитившись», они поставили ту же стойку на тротуаре на улице. И там, на свободной от клише потребительского сознания территории, сладкая выпечка пошла «на ура». Веселой, с обэриутскими обертонами, вышла акция «Путин-краб», в ходе которой ребята группой ходили в костюме краба (крабьем панцире) по пляжу и в мегафон выкривали лозунги типа «краб думает о вас», Эта акция и этот краб завоевали особую любовь в сетевом пространстве.


Разные слоганы и имена на стенде выставки в XL обозначают навигацию Цеха и ЗИП в современном мире

Сегодня ЗИП расширил сферу своей социальной активности. На волне протестного движения конца прошлого – начала нынешнего года было сформировано объединение «Цех», в которое вошли как художники, так и социальные активисты. Все они действуют на базе созданного без участия государства «Краснодарского института современного искусства», КИСИ. Основной вектор их активности – «игнорирование формального барьера между сферой искусства и реальной социальной ситуацией вне этой сферы». На подобную самоорганизацию цеховцев вдохновила деятельность известного польского художника и политического активиста, куратора Берлинской биеннале Артура Жмиевски.

Символом содружества Цех, КИСИ и ЗИП стали дощатая дискуссионная трибуна, стенды и агитационные вышки – главные экспонаты открывшейся на днях в московской галерее XL выставки «Этот цех борется за звание образцового» (лозунг, найденный в заброшенных мастерских ЗИП).

Живая энергия у зиповцев бьёт ключом. Одна из причин – нежелание становиться заложником одного метода артификации мира, вовлечение в различные контексты коммуникации. В союзники зиповцев можно выбрать те стратегии, что связаны с темой яркого, зрелищного «антитеатра» абсурда, с движением Флюксус и его российской версией – деятельностью группы «Мухомор», к примеру. К тому же зиповцы предлагают новый способ существования «потока жизни», теперь уже в сетевом пространстве, где картинки, видеоролики начинают жить неподконтрольно никакой догме и цензуре, привлекая тысячи сторонников, самоорганизующихся в мини-сообщества.


Стойка с портретом Маркса и булочками – документация одной из самых вкусных акций ЗИП

Зиповцы с Цехом и КИСИ разбудили спящий Краснодар. Но, как известно, самая проблемная территория бытования какой бы то ни было культуры это именно что «за пределами Садового кольца» – Подмосковье, область, которую в силу ряда причин по праву можно назвать «культурной пустыней». Хорошо, что в районе Рублёвского шоссе появляются некие частные культурные инициативы, Гридчин-холл, например, мастерская и выставочный зал в поместье предпринимателя Сергея Гридчина. Однако районы Рублёвского и Ильинского шоссе всегда на особом привилегированном положении. И вот неожиданно возникла альтернатива – арт-резиденция «Гуслица», что находится на расстоянии 80 км от Москвы по Егорьевскому шоссе, в селе Ильинский погост. 10 ноября состоялось открытие «Гуслицы», сопровождавшееся огромной выставкой, концертами, мини-кинофестивалем и мастер-классами европейских художников.


Куратор выставки в Гуслице Тимофей Караффа-Корбут сулит приехавшим райскую жизнь

Как возникла Гуслица? Семья предпринимателей Худорожковых владеет производством в районе Егорьевска. Свои капиталы супруги решили вкладывать не в недвижимость в Майами, а в преобразование района на основе культурных тем. Купив старинное здание текстильной мануфактуры XIX века, Ирина Худорожкова стала владельцем и основателем нового культурного центра. Напевное название «Гуслица» отсылает нас к богатейшей культурной традиции гжельских и егорьевских земель. Достаточно вспомнить, что великолепный Егорьевский историко-художественный музей сформирован на основе коллекции предпринимателя – текстильного фабриканта Михаила Бардыгина. Часть этой коллекции составляют старообрядческие богослужебные книги, созданные в центре старообрядчества – в селе Гуслицы. Они звонко, сочно украшены различными орнаментами, смелость и энергия которых позволяет считать гуслицкие книги девятнадцативековым «contemporary art». Вообще благодаря старообрядчеству Гуслицы и округа были очень развитыми арт-территориями. Здесь процветали иконопись, книгопись, литье медных икон, другие промыслы. Так что новая художественная резиденция – это логичное продолжение жизни в согласии с искусством.


В здании старой мануфактуры нынешней арт-резиденции «Гуслица» современное искусство чувствует себя вольготно

К открытию резиденцию-мануфактуру отреставрировали. В огромных цехах теперь – отлично оборудованные выставочные залы. Имеются мастерские для художников, кинозал, лекторий, даже небольшая гостиница. Как отмечают владельцы Гуслицы, пространство 10 000 кв.м. предназначено для творчества любого масштаба. Сейчас в Гуслице проходит замечательно собранная куратором и художником Тимофеем Караффой-Корбутом выставка «У каждого своя история». Общая экспозиционная история объединила и молодёжь, и мэтров совриска как России (AES+F, Кирилл Челушкин, Андрей Бартенев, Александр Повзнер, Олег Кулик, Дмитрий Цветков, Александр Лысов), так и мира (Том Беддард, Риккардо Мурелли, Маюко Огава). Мэтры и молодёжь регулярно проводят мастер-классы и занятия с детьми, а по мнению Ирины Худорожковой, сами могут поучиться традиции гуслицких промыслов, изучить книжные орнаменты. Подобные знания способны пригодиться в их собственной художественной практике. Примеры тому имеются – творчество тонко понимающего декоративный мир Гжели Дмитрия Цветкова, персональная выставка которого планируется в Гуслице.


О синтезе народного творчества и современного искусства напоминает один из символов Гуслицы – картина Тимофея Караффы-Корбута «Индюк в раю»

И мастер-классы, и театр, и музыка, и маленькие кинофестивали, и экофестивали ландшафтного проектирования наверняка превратят Гуслицу в «место силы» Подмосковья. Отрадно, что творческая усадьба на мануфактуре может стать спасением и для московских художников, которым невозможно в отсутствие мастерских заниматься монументальной живописью и пластикой.