В зале Мунка Национального музея Осло

Contemporary Мунк 0

11/09/2012
Сергей Хачатуров

Совсем не случайно в столице Норвегии, Осло, параллельно готовятся два крупных события в сфере изобразительного искусства. В конце сентября – открытие нового здания музея современного искусства Аструп-Фернли (Astrup Fearnley Museet for Moderne Kunst), в конце года – старт программы юбилейного года самого известного живописца Норвегии Эдварда Мунка (150-летие со дня рождения будет отмечаться 12 декабря 2013 года). Творивший в конце XIX – первой половине XX века художник Мунк может считаться флагманом современного искусства своего времени и пророком новейших арт-течений сегодняшнего дня.

В этом ещё раз позволило убедиться состоявшееся благодаря посольству Норвегии путешествие на родину Мунка и посещение многих мест, его помнящих.


Так в мастерских Музея Мунка картины проходят профилактику и лечение 

Начнём с того, что Эдвард Мунк свою жизнь превратил в подобие трагической пьесы об экзистенциальном одиночестве, психических недугах, драматических коллизиях в отношениях с любимыми женщинами. Не один и не два адреса старого Осло помнят его юношеские скитания с семьей с квартиры на квартиру. Помнят смерть матери и старшей сестры тогда, когда Мунк был ещё в возрасте совсем нежном, помнят вечную неустроенность, бедность и горемычные заботы.

Другие рано проявившиеся качества художника – высокая самооценка и огромные артистические амбиции – до сих пор задают настрой восприятия атмосферы мест собраний богемы Кристиании (так до 1924 году именовалась столица Норвегии). Мне удалось побывать в двух старейших ресторанах города: Grand Café и Engebret Café, – привечаемых некогда завсегдатаями из круга знакомых Мунка (включая писателя-анархиста Ханса Хенрика Егера и Генрика Ибсена). В первом поражает воображение гигантское панно с групповым портретом всей кристианской богемы. Оно создано учителем Мунка Кристианом Крогом. Мунка на этом панно мы узнаем сразу: красивый, бледный, нервный. Похож на нашего Врубеля. С подобными болезненными амбициями и часто на грани срыва психики. А иногда и за гранью. Чем не современный художник?

 
Таким увидел молодого Мунка его учитель Кристан Крог. Фрагмент панно Grand Café с групповым портретом богемы Кристиании

В 1902 году произошел один драматический инцидент, память о котором хранит мастерская художника в местечке Осгорстранд, на побережье, на расстоянии около 90 км от Осло. Сложные отношения со своей очередной пассией Матильдой Ларсен, дочкой богатого виноторговца, Эдвард Мунк решил урегулировать в тиши, на лоне природы. Закончилось все это простреленной рукой (о том, кто виноват, спорят до сих пор) и очередной мрачной депрессией. В подобных историях чья только биография на память не приходит! Каких невротиков новейшего времени! Вот, например, Энди Уорхол – хотя мотивация выстрела феминистки Валери Соланас была совсем иная…

Вообще на «нулевые» прошлого века в биографии Мунка пришёлся пик душевных недугов и депрессий. В конце 1889 года умирает его отец, и в жизни Мунка тянется чёрная полоса с уходом в алкогольное забытьё и тяжкими душевными терзаниями. Апогей – сентябрь 1908 года, когда Мунк стал жертвой психоза и заболел манией преследования. Ему пришлось лечиться в Дании, в клинике доктора Якобсона, чей принадлежащий кисти Мунка портрет хранится в музее художника в Осло.

Конечно, не только особенностями нервной организации и стиля жизни Эдвард Мунк предвосхитил образ «артиста» новейшего времени. В самом его искусстве заключено много интенций, важных для понимания визуального творчества сегодняшнего дня. Вспомним хотя бы картину «Крик», вариантов которой – сорок: четыре живописных, остальные – графические. Два живописных «Крика» сегодня можно увидеть в Осло. Один – в Национальном музее, другой – в Музее Мунка на проходящей там до 14 октября выставке «Пубертат» (именно показываемую там картину украли из музея в 2004 году, вернули через два года с повреждениями, которые до конца устранить не удалось).


В запасниках Музея Мунка знаменитые «Крики» и «Мадонны» хранятся и как гравюры

Созданные в период начиная с первой половины 1890-х варианты «Крика» с их слитыми передним и задним планами, графическим ритмом и локальными цветами ещё плоть от плоти гобеленной стилистики эпохи ар-нуво (по-русски – модерн). Однако анатомия цвета обнажена, вены природы вспороты. Резонирующий во Вселенной вопль извергает лицо, уподобленное маске традиционных, первобытных культур. Вот уже проступает стилистика XX века: дальше «дикого» фовизма к футуризму, неопримитивизму, абстракции. Ну, а нынче образная конструкция «Крика» щедро дарит идеи и для «совриска», и для массовой культуры: вспомним серию «ужастиков», начало которой положил в 1996 году режиссер Уэс Крэйвен.

Чтобы понять, насколько Мунк был своим для тех, кто отрыл XX век и современность, требуется знать его большие монументальные программы. В 1909 году художник создал огромные панно для «аудиториума» (Aula) Университета Осло. Сегодня они выставлены в аудиториуме Музея Мунка. Работа с цветом и формой, фризовое, иногда гранёное строение пространства – это и оммаж символистам и фовистам, и прозрение тенденций экспрессионизма и постэкспрессионизма. Вкупе с его картинами 1910-х ищется формула современного арт-языка, актуального и ныне, вплоть до неистовых по цвету, гримасничающих цветных коллажей Даниэля Рихтера.


Солнце на панно для аудиториума Университета Осло светит и фовистам, и Ван Гогу, и нарождающемуся абстрактному искусству

Ещё одно почти тайное для толп туристов место Мунка в Осло – шоколадная фабрика Freia, для столовой которой начиная с 1922 года художник делал панно. Реализована программа так называемого «женского зала», лейтмотивами декораций которого являются темы единения человека с природой и отдыха. Для «мужской» столовой предполагались сюжеты на тему «фабричные будни». Судя по сохранившимся эскизам, они вполне корреспондируют с теми трудовыми циклами, что создавали художники русского авангарда: Гончарова, ученики Малевича.

Для продолжения темы «Мунк и современность» желательно сходить в Национальный музей, на персональную выставку его учителя Кристиана Крога (открыта до 16 сентября этого года). Живописцы они очень разные: Крог остался в XIX веке, Мунк распахнул двери в XX и предвосхитил во многом XXI. Однако оставим в стороне нелюбимый Мунком «передвижнический» натурализм Крога и оценим ту необычайную цепкость глаза, что определила мощное и плотное строение формы: фигуры наделены едва ли не скульптурной монументальностью. Этот урок Мунк тоже запомнил: его портреты 90-х, так же как и знаменитая, давшая название выставке в Музее Мунка картина «Пубертат», изображающая юную натурщицу, слегка косноязычным, угловатым и очень весомым присутствием моделей в границах полотна предвосхищают и неоклассику первой половины XX века, и движение «новая вещественность».

То, что Эдвард Мунк хорошо себя чувствует в компании новаторов революционной эпохи в искусстве, подтверждают и сегодня идущие выставки. В гостинице взял газету Financial Times от 6 сентября. На странице «Искусства» (ARTS) главным материалом стоит написанная критиком Рейчел Спенс статья «Загородные сцены и космические видения». Она посвящена открывшейся в Шотландской национальной галерее Эдинбурга выставке «От Ван Гога до Кандинского» (Пейзажная живопись эпохи символизма). Главной и в статье, и на всей странице газеты оказалась репродукция картины Мунка «Мужчина и женщина на пляже» 1907 года из Музея Мунка в Осло.

Как и художники современности, живописец-новатор Мунк требует сегодня изменения статуса своей жизни в Осло. Для творений Уорхола, Кунса, Шерман, Бэкона, Кифера, Нэрдрума, собранных Хансом Расмусом Аструпом и составивших основу созданного в 1993 году музея Аструп-Фернли, вот-вот откроется отличное, похожее на поднимающийся парус здание в самом престижном новом районе Осло, прибрежном Тьювхольмене. Оно возведено по проекту гуру Ренцо Пьяно и, в отличие от его малоудачного лондонского «Осколка» (см. статью «Всё архисложное просто» от 3 сентября 2012 года), легко, воздушно, интересно и замысловато по конфигурации, дарит массу приятных визуальных сюрпризов в движении по нему. Здание дружелюбно и к морю, и к свету, и к окружающей застройке набережной Тьювхольмене. Оно обшито деревом и соответствует местной культуре строительства.

 

О новом здании музея современного искусства Аструп-Фернли его директор, куратор Лионской биеннале 2013 года Гуннар Б.Кваран, в интервью норвежской интернет-газете Aftenposten.no сказал: «Для нас это революция. В настоящее время у нас нет возможности показать всю нашу коллекцию. Четыре тысячи квадратных метров под крышей, предназначенных для показа объектов искусства, кафе и ресторан, а также огромный парк скульптуры прямо за зданием – всё это откроет для нас иной и новый мир».

 

Руководители и кураторы муниципального Музея Мунка также надеются, что юбилейный год станет решающим в переформатировании общения коллекции с публикой. Сегодня расположенный на востоке Осло, открытый почти пятьдесят лет назад Музей Мунка задыхается от нехватки площадей. Он способен экспонировать только временные выставки. Для полноценной жизни ему нужно новое здание. Место вроде выбрано. На той же береговой линии, недалеко от ратуши и оперного театра. Если новый «дом Мунка» будет построен, протянется единый маршрут от раннего новатора contemporary art Эдварда Мунка к авангарду сегодняшнего дня.


Фото: Сергей Хачатуров 

Благодарим за помощь в подготовке материала Совет по туризму при посольстве Норвегии (Innovation Norway, www.visitnorway.ru)