Фото: Аркадий Колыбалов, www.rg.ru

И подвиг веры, и трагедия, и фарс 0

Сергей Хачатуров
11/07/2012 

Фото: Аркадий Колыбалов, www.rg.ru

В Кремле открылась выставка сокровищ Мальтийского ордена

До 9 сентября сего года в Одностолпной палате Патриаршего дворца московского Кремля можно увидеть помпезно сделанную выставку «Сокровища Мальтийского ордена. Девять веков служения вере и милосердию» (главный куратор Людмила Гаврилова). Экспонаты собирались из многих российских музеев, а также коллекций Италии, Франции, архивов острова Мальта. Экспозиция замечательна тем, что историческое измерение в ней равноценно художественному. И даже если о рыцарских делах давно минувших дней ничего не знать, можно восхищаться шедеврами ювелирного искусства, старинными портретами, среди которых один принадлежит великому Караваджо. 
Впрочем, знать всё же намного правильнее. Для истории Европы рассказ о древнем братстве госпитальеров, ставших затем мальтийскими рыцарями, – урок весьма полезный. Тем более, что экспозиция сделана французским художником Натали Кринье очень толково: экспонаты не жмутся к четырем стенам в большой комнате, а спрятаны в подобие лабиринта с алыми обоями, и посещение превращается в подобие разгадывания увлекательных исторических загадок.

Как часто случается с биографией эзотерических братств и тайных обществ, в случае с Мальтийским орденом многие благороднейшие темы сложно переплетены с темами неприглядными и даже фарсовыми. Известно, что первые сведения об ордене (который сперва назывался Святого Иоанна, а члены его – иоанниты) относятся к XI веку. Орден был основан в Иерусалиме. И тогда в русле заветов его основателя блаженного Жерара основная деятельность была сосредоточена на помощи больным, сирым и убогим, на врачевании и милосердии. Символом был выбран восьмиконечный крест, завершения которого похожи на ласточкины хвосты. Он белый, цвета целомудрия, четырехлучевой (по числу христианских добродетелей: благоразумие, справедливость, сила духа и воздержание). Восемь концов – восемь блаженств, провозглашённых в Нагорной проповеди Иисуса Христа. 

Благодаря папской булле 1113 года иоанниты стали госпитальерами Святого Иоанна, превратились в мощную силу и перебрались со святой Земли сперва на Кипр, потом на Родос. Там они прожили два века, а затем в неравной борьбе с турками потерпели поражение и обосновались на Мальте, которая своим удачным местоположением (путь из Константинополя в Северную Африку) чем-то напоминает Венецию.

Милосердие и воинственность трудно сочетаемы. Потому на выставке преобладают не артефакты из врачебного кабинета позднего Средневековья, а кинжалы, модели корабельных пушек, рапиры и воинские доспехи, принадлежавшие великим магистрам ордена и дивно украшенные чеканкой и гравировкой. Некоторым формам шлемов позавидовали бы модные режиссеры, снимающие сегодня фэнтези.

Драматические эпизоды истории на рубеже романтической эпохи сменились мелодраматическими. После Французской революции XVIII века орден начал терпеть фиаско в главных своих резиденциях – во Франции, Испании, Италии. В 1798 Мальта была захвачена Наполеоном и рыцари стали искать покровительство у «гамлета на русском престоле» Павла I. Он стал протектором ордена, Санкт-Петербург вместо Мальты оказался штабом иоаннитов, а император России (!) – Великим магистром Иерусалимского ордена Святого Иоанна. Церемония принятия звания Великого магистра проходила куда как пышно, в стиле театральных постановок на старинные сюжеты. В герб Российской империи ввелось изображение мальтийского креста, с Павла писались портреты в полном орденском параде, дворянство нацепило мальтийские кресты, во дворе Воронцовского дворца Джакомо Кваренги выстроил Мальтийскую капеллу. Все эти причуды запечатлены в изобразительных материалах выставки.

В контексте российской истории экстравагантные выходки Павла I воспринимаются едва ли не начатками будущей эпохи не романтизма даже, а постмодерна. Граф Фёдор Головкин отмечал, что этот мальтийский маскарад вызывает улыбки и у публики, и у самих участников. Лишь император серьёзен и вполне входит в свою роль. Эпоха Павла закончилась быстро и трагично и при Александре мальтийский дискурс почти сходит на нет.


Караваджо. Портрет кавалера Мальтийского ордена. Холст, масло. Палаццо Питти, Флоренция 

В самом центре экспозиции висит шедевр Караваджо – портрет кавалера Мальтийского ордена (1607–1608) из флорентийского палаццо Питти. С великим мастером связана ещё одна странная история Ордена, воспринимающаяся как откровенный трагифарс. Желая избежать наказания за преступление, совершенное им в драке в Риме, в 1607 году художник бежит на Мальту, где объявляется кандидатом на звание мальтийского кавалера, давшего обет послушания. Тут бы ему образумиться, бороться за повышение собственного престижа, за заказы и общественную реабилитацию. Не тут-то было! Infant terrible мирового искусства устроил драку с рыцарями, одного тяжело ранил. Был заключен в форт и в итоге бежал с Мальты. Его изгнали из Ордена с такой формулировкой: «… названный брат Микель Анджело Маррези де Караваджо, лишённый положения, исключённый из Ордена и не имеющий покровительства нашего, словно гнилой и зловонный член тела был извержен и отделен». Так закончилось бурное пребывание на Мальте великого художника. 

Впрочем, сегодня о бурных годах истории на Мальте ничего кроме артефактов не напоминает. Нынешний Суверенный Мальтийский орден – это всемирная организация, занимающаяся медицинской и гуманитарной помощью, особенно на Ближнем Востоке и в Африке. 

Нам же о полезных уроках прошлого напомнила не только выставка, но огромный каталог – исследование, где о каждом периоде биографии Ордена Святого Иоанна имеются подробнейшие статьи как российских, так и зарубежных ученых.