Максим Свищёв. Эмодзиныч. 2019. Пластик, 3D-печать, краска, лак, шпаклёвка, грунт, аэрограф. Фото: Name Gallery

Солнцепоклонник 0

Максим Свищёв. «Краденое солнце». Name Gallery, Санкт-Петербург, 25 сентября – 16 ноября, 2019

24/10/2019
Павел Герасименко 

Работы Максима Свищёва принадлежат к жанру «новых медиа», но любая его видеоинсталляция или скульптура, начиная с первых показов в 2008 году, связана с идейным и художественным строем модернизма ХХ века. Как многие авторы нового поколения, уверенно владея новейшими технологиями, Свищёв относится к ним критически: «Наверное, ради какой-то игры я называюсь „художником новых медиа”, но на самом деле совсем не считаю себя им. Мне нравится природа, нравится живое и абсолютно не близок технический мир», – признается он в интервью и говорит о своей любви к народному искусству. Энергия художественного высказывания вырабатывается у художника, как и во времена русских футуристов сто с лишним лет назад, от парадоксального сочетания фольклорной образности и высокотехнологичных приёмов.

Современная техника без труда выводит формальные и пластические эксперименты на совершенно новый уровень, и Свищёв – из тех, кто способен с головой погрузиться в невообразимую реальность, не имевшую прежде другого воплощения. Его мольбертом является монитор, компьютерная палитра цветов изучена досконально, глаз привычен к ярким и лишённым рефлексов цветам: «У медиахудожника сегодня есть движение, цвет, объём и звук одновременно. В остальном не поменялось ничего: рисуешь точно так же, как на холсте, но этот холст ты видишь со всех сторон – объёмным и трёхмерным. Краска переливается, меняется в объёмах, движется и звучит, и это возникает тотчас же. В экранной палитре есть цвета, которые не встречаются в реальной жизни, и они мне интересны. Вот отражение современного мира, современного мышления и способа восприятия информации».


Владелица галереи Оксана Корнеева и художник Максим Свищёв

На открытии выставки «Краденое солнце» каждый пришедший надевал маску в виде эмодзи – среди весёлых, грустных, рассерженных рожиц встречались и похожие на восточных божеств, но главным было солнце – и легко включался в представление, уяснив, что ничего сложного нет и драматургия экспозиции похожа на обмен смайликами в соцсетях. Все ежедневно ведут запутанную игру виртуальных сущностей и прикрываются смайликами или селфи-масками, оттого взятая художником интонация непривычна и кажется чересчур простой, как сюжет сказки, сделанный названием выставки. В стихах Чуковского 1927 года, появившихся в 1933-м в печати, можно найти всё – от знаменитого авангардного манифеста «Победа над солнцем» до политического небосклона советской эпохи с неподвижно прибитым к нему поддельным солнцем, но главной по-прежнему остаётся история о победе добра над злом. Свищёв – явный солнцепоклонник, и положительных персонажей придуманного им мира легко отличить по брызжущей энергии.

Художник сделал героями инсталляции компьютерные сущности и, применив свой скульптурный опыт, вылепил солнце, 15 масок и фантастического многоголового зверя «Эмодзиныча». Отлично знакомое каждому виртуальное мельтешение десктопных образов приняло монументальный вид, привычный интерфейс сделался частью фольклора и занял место в повествовательной конструкции, управляющей круговращением стихий, сменой тьмы и света. Так же в прозе Нила Геймана хтонические образы смешиваются с массовой культурой, герой осознаёт мифологическую функцию, рождается современный эпос.

Свищёв долго готовит каждый галерейный проект: кажется, что остановленная и замкнутая форма в виде выставки интересна ему гораздо меньше, чем надувные скульптуры в публичном пространстве или проецируемое на фасад небоскрёба видео. «Одна из самых ценных возможностей для меня сейчас – реализовать в материи объекты, которые рождаются в моей голове и создаются в компьютерных программах. Это почти готовые работы – я вставляю их в реальные пространства, и в жизни они будут выглядеть ровно так. Но реакция зрителя на фото виртуального объекта и настоящей вещи несопоставима по воздействию. Сделанное в реальности как будто уже наделено силой», – утверждает он. В галерее поток форм и цветов, перенесённых из компьютера на стены, вышел прерывистым и не захватывает зрителя полностью, ведь изображение должно постоянно обновляться, главные параметры виртуальности – это текучесть и сменяемость. Иллюзия движения появляется только в портретах пяти персонажей (среди них есть спародированный «Крик» Мунка) – работы в лентикулярной технике изменяются в зависимости от угла зрения.

Галерейные полотнища Свищёва диагональной динамикой и активностью цвета напоминают о шестой и седьмой «Композициях» Василия Кандинского. Автор компьютерного изображения, принципиально не обладающего пространственной глубиной, пытается настроить его по образцу восприятия живописи, где общее движение абстрактного потока и его детализация происходят одновременно и постоянно. Русский авангард как порождение своего времени интересовался всем сверхчеловеческим, стараясь совместить оба полюса – макромир и микромир. Затем планетарный масштаб почти полностью отошёл к тоталитарной идеологии, а внимание к закрытым в себе мельчайшим структурам стало чертой подлинной жизни и искусства. Изнутри цифрового мира, в котором лишено смысла противопоставление реального и вымышленного, художник способен преодолевать разделение огромного и микроскопического. Свищёв совершает своё путешествие к солнцу и выходит навстречу новой реальности, не отворачиваясь от компьютерного экрана, а сквозь него.