Работа Евгении Гой

Немного наивное искусство 0

Андрей Родионов, Екатерина Троепольская
 04/03/2012

16 февраля – 1 апреля 2012 года,
Музей современного искусства PERMM
«Подари себе радость»


Каждый из нас что-то рисовал. В детстве – в подарок маме на день рождения, в изменённом сознании отрочества – чтобы поразить или рассмешить друзей, во взрослой жизни – чтобы занять ребёнка. К сожалению, такое искусство не называется «наивным» у профессионалов, очевидно, из-за своих слишком мелких прикладных целей. Да и действительно, ради этих целей не станешь возиться с дорогими и вонючими масляными красками, натягивать грубую ткань на подрамники, заниматься грунтовкой, а уж тем более заставлять позировать какого-то чужого человека. Наверное, цель и задачи у художника должны быть посущественнее. Что за желание может двигать человеком, внезапно решившим рисовать большие красочные полотна?

Люди без специального образования, открывшие в себе художественный дар, называются наивными художниками.

Наивное искусство распространено во всём мире, но более всего там, где долго сохранялось угнетенное состояние народа. Считается, что все провинциальные портреты помещиков, написанные в России XVIII века, – тоже наивное искусство. Представьте, для радости всего «общества» какой-нибудь крепостной Вакула расписывает церковь – это ещё не наивное искусство. Наивным оно становится, когда его вызывает барин, какой-нибудь древний Брынцалов, и велит написать свой парадный портрет. Мы неспроста упомянули Брынцалова, потому что его тяга к прекрасному напрямую связана с желанием увековечить себя и своих домочадцев в виде венценосных особ. Человек, сделавший свои миллионы на лекарствах, оказывается сам настолько наивным, что велит расписать свой дом, как церковь, не забыв даже охранников изобразить крылатыми херувимами. Тогда все над ним смеялись, но, если посмотреть на оформление самых популярных наших журналов или видеоклипов, понимаешь, что большинство читателей поступило бы так же, как Брынцалов, будь у них столько бабла.

Наивное искусство – это представление народа о прекрасном. Открыв в музее современного искусства PERMM выставку «Подари себе радость», мы столкнулись с тем, что даже лояльные к совриску* люди говорят: «наконец-то первая выставка без похабщины». Критически настроенная Пермь готова простить наивным художникам и беременную русалку, и её хвостатого отпрыска-негритёнка (художник – Евгения Гой), что вряд ли сошло бы с рук каким-нибудь «Синим носам».


Русалка Евгении Гой

Очевидно, дело в том, что большинству наших зрителей совершенно непонятно, зачем Мизин с Шабуровым изображают и без того мутную выставку супрематизма в виде кусочков колбасы. Наверное, обманывают нас за наши же деньги – считает зритель. А вот бабушка, открывшая в себе художника в 80 лет – это вполне понятно. Тяжелая и простая жизнь русского человека не терпит шуток с колбасой. В ней не хватает ярких красок и экзотических попугаев – того, что объединяет наивных художников по всему миру. Заметьте, что странные или даже страшные полотна наивных художников в искусствоведении уже называются не «наивным», а грубым искусством, ар брют. И наша выставка в музее PERMM начинается с картин Леонида Пурыгина, которого посетители обходят стороной. Задаёшься вопросом, почему же Пурыгин так любим интеллигенцией, и вместе с тем пугает народ? Возможно, потому, что «умной» публике важно видеть трагедию и, скажем больше, ужас существования. В кошмарах Пурыгина мы различаем кошмары Босха, а за всем этим – древнейший хаос, о котором интеллигентный человек, воспитанный на Достоевском, должен помнить каждую минуту.


Работа Леонида Пурыгина

Наивный художник – сказочник. «Картина сама себя рисует», – говорит Елена Волкова, ещё один художник, чьи работы участвуют в нашей выставке. Она говорит, силуэты животных сами возникают, достаточно просто обвести, и краски сами смешиваются, а в результате появляются звери и люди из райского сада, и глаза их ласковы. И зло бежит от этих картин, как писали на старинных лубках, «не в силах вынести доброты ея». >>