Фрагмент экспозиции «Слой» в галерее Марины Гисич. Фото: В.Михайлуца

Слои и предчувствия 0

Пётр Белый. «Замыкание». Библиотека книжной графики, Санкт-Петербург, 7 июня – 16 августа, 2019
Пётр Белый. «Слой». Галерея Марины Гисич. Санкт-Петербург, 31 июля – 14 сентября, 2019

07/08/2019
Павел Герасименко

Петра Белого среди петербургских художников своего поколения в особенности отличает ясность проектного мышления: каждая идея отрабатывается по полной в ряде персональных или групповых выставок, его идущие один за другим, как плотно пригнанные блоки, проекты воплощают художественную стратегию автора. Он не только художник, начинавший с печатной графики и сейчас больше всего работающий в инсталляционном жанре, но также арт-директор легендарной галереи «Люда» (в эти дни переживающей своё третье рождение), куратор и вдохновитель выставок, а для культурного пространства Петербурга в целом – один из самых умелых «инсталляторов» в первом, инженерном значении этого слова.

Формирование художественного языка, принёсшего Белому известность, пришлось на время возникновения и концептуального оформления в 2008 году «Русского бедного». Аскетизм и избирательность средств художник унаследовал от чёрно-белого искусства графики. В разных формах и сочетаниях им были испробованы резина, кровельное железо, электрические лампы, дисковые пилы, сталь и дерево – идеи, которые реализовывались в рукодельных техниках, зачастую достигали промышленных масштабов.


Фрагмент экспозиции «Замыкание» в Библиотеке книжной графики

Основные эффекты, на которых построено действие почти всех инсталляций, – осознанный минимализм и монументальность – потребовали от автора крайне продуманного отношения к среде и предмету, то есть отточенного художественного вкуса. Особенно если схожие внешне работы демонстрируются в разном экспозиционном контексте и под разными названиями, как это происходит и сейчас. Две выставки – «Замыкание» в Библиотеке книжной графики и «Слой» в галерее Марины Гисич – открылись с разницей в месяц, вдобавок между ними на двухдневном фестивале современного искусства «Вперёдсмотрящий» на кронштадтском форте «Константин» была показана инсталляция «Ширма» – все они представляют части одного целого.

Экспозиция «Слой» завершает важный этап в жизни галереи Марины Гисич, с которой Белый работает много лет: в 2008 году его инсталляция «Библиотека Пиноккио» – книжные стеллажи и тома из старых деревянных балок – открывала залы, которые галерея теперь оставляет ради более просторных в том же доме на Фонтанке. За прошедшее время проекты художника стали весомее и плотнее, они увереннее держат пространство и громче обращаются к публике.


Фрагмент экспозиции «Слой» в галерее Марины Гисич

Три нынешние выставки содержат объекты нескольких классов. Во-первых, большие графические листы, на которых – сделанные трафаретным способом различные контуры и больше ничего: зримое отсутствие, провал на месте изъятого. Под каждым из таких изображений пустот – покрытые полосатыми матрасами лежанки: музейные банкетки здесь встречают тюремные нары. Рядом массивные цементные кляксы на стальной сетке – они напоминают наскоро заделанные дыры в упорядоченной структуре: живописный сбой посреди геометрии сам художник сравнивает с «Кувшинками» Клода Моне, выполненными на стройке руками гастарбайтеров. «Картинная» сущность этих объектов в контексте галереи работает в полную силу, тем не менее оставляя зазор, куда проникают другие смыслы, – точно, как с изнанки прислонённой к стене работы можно увидеть лампы подсветки, переплетение проводов и каменное крошево на полу.

Проект наиболее близок к классике арте повера – Яннису Кунеллису прежде всего, но художественный пафос Белого отличается от отцов-основателей «итальянского бедного»: интерес к общественным проблемам подчинён собственному формотворчеству. Эстетизация мусора давно стала художественной банальностью, а предложение увидеть прекрасное в обыденном или даже в безобразном привычно для всего искусства модернизма. Неужели повторённое в тысячный раз, оно должно указывать на отсталость зрительского взгляда? Как ни странно – и это показывает книга отзывов в Библиотеке книжной графики, – представления многих посетителей выставок о современном искусстве до сих пор находятся на пещерном уровне.


Фрагмент экспозиции «Слой» в галерее Марины Гисич. Фото: В.Михайлуца

Среди объектов, отличающих галерейную экспозицию от библиотечной, – прожжённое во многих местах и оттого выглядящее кружевным полиэтиленовое полотнище, напоминающее работы Альберто Бурри. В минутном трейлере к выставке, снятом художником, показана именно такая быстро горящая и плавящаяся полиэтиленовая плёнка. Возникает образ пожара и в подкопчённых краях листов, которыми художник закрыл окна выставочного зала Библиотеки книжной графики. Ещё один элемент в галерее Марины Гисич, который сперва воспринимается декоративным дополнением, – висящий на стене старый телефон. Чёрный глянцевитый потёк под аппаратом образует связь с проектом «Источник» 2013 года, когда на фоне скачков нефтяных цен Белый картографировал рельеф растекающейся жидкости из древесно-стружечной плиты. Телефонная трубка с классической картины Сальвадора Дали отзывается в сознании зрителя неясными и мрачными предчувствиями.

Новый художественный приём, продемонстрированный Белым, при всех формальных свойствах точно попадает в резонанс с более широким контекстом, страхами и ожиданиями холодного лета 2019-го. В тексте к галерейной выставке художник говорит о глобальной разочарованности, одновременно предлагая воспринимать показанное в модусе неспешного размышления, однако и «Замыкание», и «Слой» – тот случай, когда высказывание о художественной форме выглядит политическим.


Фрагмент экспозиции «Слой» в галерее Марины Гисич

Пустота, белизна, молчание, отсутствие, паузы в отечественном современном искусстве уже сыграли свою важную роль, актуализированные классиками «московского концептуализма» на Венецианской биеннале. С тех пор значение этих пластических метафор успело измениться, и не раз было замечено, как легко индифферентная к содержанию многосмысленная форма превращается в удобную оболочку для любого идейного наполнения в национальном павильоне.

Неожиданно, но частная поэтика проекта Белого смыкается сейчас с общественными настроениями и социальной атмосферой, что художник не может не понимать. Именно поэтому он лишь обозначает тему и предоставляет внимательному зрителю самому пройти остальной путь. Недаром произвольные абстрактные формы, слегка оттушёванные на белой плоскости листов чёрной краской по краям, ассоциируются пока что не с летящим в подпалённую витрину камнем, но с невским льдом, что движется каждый год к устью на запад. Возможно, новые работы Белого – они и про ту «оттепель», которая совсем не чувствуется, но которая всё равно будет.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Интервью с Петрым Белым 2014 года
О галерее «Люда» и кураторской практике Петра Белого