Pauline Fondevila. Promise by the sea. 2019. Фото: Сергей Хачатуров

Стихия в футляре культуры 0

Норвежская биеннале современного искусства MOMENTUM открыла юбилейную программу, которую можно посмотреть до 9 октября

12/06/2019
Сергей Хачатуров

В нынешнем году фестиваль современного искусства Северных стран MOMENTUM проходит в десятый раз. Биеннале была основана в 1998 году в норвежском городе Мосс, который располагается в самом центре Северного региона, на норвежской территории, однако на равном расстоянии (час на машине) от Осло и от шведского города Готенбург. Мосс с населением в 50 тысяч жителей идеально вписан в пейзаж морского фьорда и точно фокусирует темы постиндустриальной цивилизации, джентрификации, глокальности…

Мне посчастливилось посетить три фестиваля: пятый, девятый и нынешний. Всегда приятно встречаться и общаться с комиссаром программ, директором галерейного объединения Punkt Ø Дэгом Свейнером. Он рассказал, что за двадцать лет MOMENTUM приняла более 350 художников, преимущественно из Северных стран. Способствовала просвещению в вопросах contemporary art Норвегии и конкретно – региона Мосс. Стала настоящей лабораторией изучения жизни в разных формах и аспектах. В самом деле, MOMENTUM не чурается быть куда более дерзкой и трудной для понимания, чем респектабельные фестивали, в которых потребление шоу часто становится главной мотивацией. Достаточно сказать, что на прошлом форуме 2017 года с темой Alienation хедлайнерами оказались радиотеатр и саунд-арт-фэнтези, те мультижанровые формы, что сегодня являются топовыми.


Fanny Ollas.Mental Landscapes: Behind the Red Curtain. 2018. Courtesy of the artist

Куратор нынешней MOMENTUM испанец Марти Манен решил восполнить то, чего обычно не хватает в общении с «нордической цивилизацией» – сильной, открытой эмоции. Сама программа фестиваля называется «The Emotional Exhibition». По словам куратора, она даёт шанс повернуться назад, к истории биеннале и посмотреть на эту историю с эмоциональной, а не рациональной точки зрения. Многие художники показали работы, участвовавшие в предыдущих фестивалях. Однако сегодня их восприятие корректируется новым «эмоциональным» контекстом и изменившимися обстоятельствами жизни, процессами в общественной атмосфере.

Верно отметила помощница куратора Анне Клонтц: 1990-е годы были временем подъёма капитализма, гранж-рока и распространения всемирной паутины интернета; 2000-е отмечены борьбой с терроризмом, великим экономическим спадом и «спектакулярным» капитализмом. К тому же, говорит Анне, с 2000-х приходит время биеннале как модного фестивального жанра. Если двадцать лет назад в мире было 100 биеннале, то сегодня – 300. Но не все из них, по словам Анне, оставляют свой след в истории… MOMENTUM оставила.

Знакомство с тридцатью проектами биеннале позволяет сделать вывод, что в современном мире гибридного монтажа и постистории открытая эмоциональность является тоже принятым кодом коммуникации, ещё одной конвенцией, далеко отстоящей от того бартовского punctum, что мыслился незащищённым уколом реальности, искренностью как она есть, не подверженной условностям культуры.


Эрик Юберг у одного из своих объектов. Фото: Сергей Хачатуров

В располагающейся на живописном побережье галерее F 15 экспонируются работы в рукотворной технике: живопись, скульптура, разные объекты уличного искусства. Впечатлили объекты тридцатидвухлетнего шведа Эрика Юберга (Öberg). Они представляют собой странные корчащиеся формы – то ли органические, то ли выброшенные из виртуальности и сиротливо зависшие здесь. Печальные такие части каких-то неведомых кукол или органы инопланетных существ. Сработаны объекты из текстиля с вкраплением неорганических материалов. Очень ответствуют за эру антропоцена и биоцена. Однако в них есть такое интересное эмоциональное качество, которое отличает объекты Юберга от стерильности лабораторий нового биоискусства. Сам художник подчёркивает, что вдохновляли его в том числе натюрморты голландцев и фламандцев XVII века с символическими предметами и органами на тему vanitas, бренности сущего. Мне же объекты Эрика больше напоминают материализовавшиеся в 3D ошмётки плоти с картин Фрэнсиса Бэкона. Выходит, что история искусства парадоксальным образом становится проводником чистой, непосредственной эмоциональности, от которой отучило нас постконцептуальное и сетевое искусство.

Подобные же «качели» учёной эрудиции – трэшевого комикса, рацио – страсти представляют бывшие на биеннале 2009 года работы Hannaleena Helska. На фестивале 2004 года финн Ilkka Halso представил норвежские леса, забранные паучьими сводами неоготических дебаркадеров или торговых пассажей. Стихия в футляре культуры – вот лейтмотив «эмоциональной биеннале» нынешнего года в Моссе.


Ilkka Halso. Kitka River. 2004. Courtesy of the artist

Похожую тему разрабатывают и видеохудожники, чьи фильмы в основном показывают в другой резиденции биеннале – Кунстхалле города Мосс. Среди них – самая заслуженная финская художница Лииза Атила (Eija-Liisa Ahtila). Её работы демонстрировались двадцать лет назад на первой биеннале в Моссе. Взаимоотношения поколений в фильмах Атилы выстраиваются в коротких, но сильных по эмоции историях о драматических происшествиях, неврозах. Однако само повествование разворачивается неспешно, и зритель, пленённый тремя экранами по периметру зала, оказывается в буквальном смысле в чехле, футляре культурного нарратива, отсылающего к реминисценциям большого артхаусного кино, экзистенциальной литературы, театральных премьер и фотодокументальных серий.


Annika Larson. 40-15. 1999. 13 minutes 30 second loop. Courtesy of the artist

Честным признанием компромисса выработки, генерации открытой эмоции в публичном пространстве искусства и спорта оказывается демонстрировавшийся на второй биеннале MOMENTUM фильм шведской художницы Анники Ларссон «40 – 15». В маленькой комнате инсценируется игра в большой теннис. Два спортсмена старательно симулируют все эмоции перед подачей, приёмом мяча. Нервно чеканят мячом об пол, теребят ракетки, хмурят лбы. Такой спортивный мачизм на самом деле абсурден в квартирном пространстве, когда перед парными игроками находится не сетка, а зеркало. В нём отражается нарциссизм спортивного азарта.

Похожие матрёшечные конструкции предъявлены и в других видеопрограммах фестиваля, а также в перформативных и инсталляционных его программах (например, в симулятивном магазинчике порнокомиксов, придуманных и изданных художником Франчесом Руицом).


Asa Cederqvist. Mama Dada Gaga. 2018. Courtesy of the artist

Проектом – хедлайнером и символом MOMENTUM нынешнего года является для меня развернувшаяся в Кунстхалле инсталляция шведской художницы Эсы Седерквист Mama Dada Gaga. На видеоэкранах три поколения – мать художницы, сама художница, её маленькая дочка – встречаются, чтобы совместно поболтать за жизнь и разыграть домашний театрик с переодеванием в ярко загримированных фольклорных существ. С помощью QR-кода на смартфоне, поднесённом к экрану или объекту на выставке, можно увидеть превращения, случающиеся с костюмными играми. Неожиданно на экране портативного устройства появляются гигантские тоннели, в которые зритель, смотрящий в смартфон, начинает виртуально проваливаться. Эти дыры – пещеры подсознания. Они одновременно органические, как наша анатомия, и синтетические, как тоннель из брезента, латекса или полиамида – любимого материала Эсы. Обычные семейные разговоры и игры с переодеванием становятся в параллельной реальности изнанкой сознания, высвобождением невротической, дикой природы, которую сама художница точно назвала «второй кожей». В странных хореографических эпизодах три героини двигаются по-рысьи или по-змеиному в обтягивающих полиамидных костюмах телесного цвета. Вокруг видео собраны различные объекты, тоже напоминающие части разобранной гигантской куклы. На стене собственно кукла, свисающая из черной дыры. Очень уместным кажется присутствие текстильного воспроизведения «иконы» норвежского искусства, картины Эдварда Мунка «Крик». Объект напоминает нам, что открытая эмоция на территории современного искусства – это сублимация какого-либо культурного знания. Самое парадоксальное: искренность и ценность переживания от этого только прибавляются.