Роберто Матта. Дело Розенбергов. 1952 (фрагмент)

Роберто Матта и тессеракт 0

«Роберто Матта и четвёртое измерение». Эрмитаж, Санкт-Петербург, 10 апреля – 30 июня, 2019

18/04/2019
Павел Герасименко

Экспозиция «Роберто Матта и четвёртое измерение» в Главном штабе Эрмитажа – не столько кураторский проект, сколько ретроспектива из частных собраний, потребовавшая почти девять лет на подготовку. Это сотня живописных и графических работ, три миллиона долларов на перевозку и страховку которых было выделено анонимным американским коллекционером. Несомненно, Матта – художественная величина мирового значения, а сюрреализм – один из не пройденных в России разделов искусства ХХ века, но всё же удивительно, что для закрашивания белых пятен выбран яркий южноамериканский колер.

Роберто Себастиан Антонио Матта Эччаурен родился в 1911 году в Чили, жил во Франции, Италии, Англии, США и Латинской Америке, а похоронен был в Риме. С такой космополитической биографией он считается чилийским художником и входит в число национальных культурных достояний страны, государственным трауром отметившей его смерть. Вступивший в ряды сюрреалистов 26-летним молодым человеком и умерший в 2002 году вскоре после своего 90-летия, Матта (так же как Гордон Онслоу Форд или Доротея Таннинг) принадлежит к числу сюрреалистических долгожителей.


Роберто Матта. Внутренний ландшафт. 1943

Последний всеобщий художественный стиль в истории, сюрреализм брал своё отовсюду, испытывая особый психоаналитический интерес к первобытным и древним культурам. На латиноамериканской почве он соединяется с фольклором и отличается предельной яркостью цветов и сказочностью историй. Неуёмная витальность и эротичность – другая местная черта, пришедшаяся по нраву сюрреалистам. Формы на рисунках и картинах Матты постоянно возникают, совокупляются, с бешеной скоростью и энергией плодят новые, и так до бесконечности. «Выплеск образов на картинах латиноамериканских художников может привести в смятение. Они – иероглифы возмездия и вместе с тем озарения, стук в запертую дверь. Эти картины – не метафизика, не познание подсознания, не поэтический подрыв. Нет, это нечто куда более древнее и вырывающееся из глубин: образы, талисманы, алтари, амулеты, портреты, подобия, фетиши – предметы поклонения и ниспровержения», – так писал в 1986 году близкий сюрреализму мексиканский поэт и эссеист Октавио Пас.


Роберто Матта. Немыслимое. 1957

Латиноамериканские сюрреалисты – это не только мексиканка Фрида Кало и кубинец Вифредо Лам, но и Ленор Фини (родом из Аргентины), испанцы Ремедиос Варо и Эстебан Франсес, а также осевшие в Мексике европейцы Бриджет Тиченор, Леонора Каррингтон, Элис Раон, Вольфганг Паален и другие. Уроженцев Южной Америки точно так же в номадическом стремлении занесло в Европу. В 1933 году Роберто Матта приезжает в Париж. 

В это время на всех сюрреалистов большое впечатление произвели математические модели из собрания Института Анри Пуанкаре, в 1934 году их увлечённо фотографирует Ман Рэй. В 1937 году состоялась Парижская всемирная выставка, или, точнее, «Всемирная выставка искусства и техники в современной жизни». В рамках выставки в Гран-Пале начинает работать «Дворец открытий» – научный музей, в экспозиции которого были и пространственные «математические объекты». Казалось, «четвёртое измерение», о котором столько говорили, можно наблюдать наяву: открывавшееся глазу и видимое с одной точки зрения, с другой превращалось в воображаемое и было доступно только сознанию. Обладатель незаурядных чертёжных умений, Матта работает у Ле Корбюзье, создающего свой «Temps Nouveaux Pavilion» для выставки, и помогает в работе над павильоном республиканской Испании, который возводится последователями Ле Корбюзье. Здесь впервые демонстрировалась «Герника», написанная Пикассо специально для этого пространства, а рядом с ней работы Жоана Миро и «Ртутный фонтан» Александра Колдера – одно из важных произведений сюрреализма.


Павильон республиканской Испании на Парижской всемирной выставке 1937 года

Сам Матта так описывал работу в архитектурной мастерской: «Поскольку делать было совершенно нечего, я разрабатывал безумные архитектурные проекты». Инженерная и проектная графика уже была прочно прописана в искусстве сюрреалистов: со времён дада в чертежах находили вдохновение Франсис Пикабиа и Марсель Дюшан. Миниатюрными рисунками он поразил приятеля – Гордона Онслоу Форда, а затем и Андре Бретона, который принимает в группу самого молодого члена. В 1938 году в числе других 65 художников Матта участвует в «Международной выставке сюрреализма», знаменующей окончательное признание движения, и выставляет рисунки – как известно, на выставке вся графика экспонировалась на вращающихся магазинных дверях.

Он уверенно овладевает методом автоматического письма и посвящает себя искусству. В 2001 году в интервью Хансу-Ульбриху Обристу, описывая строение своего искусства, пожилой художник говорил: «Меня интересовал выход в пространства, имеющие отношение к неэвклидовой геометрии. Такие конструкции не опираются на видение пространства, как мы его понимаем. Это безграничное пространство, которое трансформируется во времени, – мутирующее пространство».


Роберто Матта. Пара. 1950–54

У русского зрителя для познания «четвёртого измерения» есть авторитеты поважнее – в первую очередь, это Малевич и Хлебников, которые сформулировали в своём искусстве те же идеи, что описал в книге Tertium Organum Пётр Успенский в 1911 году. Спустя 20 с лишним лет после выхода этого труда бежавшего из России эзотерика с вниманием слушали аристократы в Англии и представители богемы во Франции, в том числе Гордон Онслоу Форд и Ремедиос Варо. В сюрреализме всегда был «русский след», пусть неочевидный, но достаточно сильный: Илья Зданевич, «Ильязд», был общей для русского футуризма и сюрреалистического движения фигурой – если не считать Льва Троцкого, в эти годы ведущего Мексике яркую жизнь политэмигранта и общающегося с Диего, Фридой и Бретоном. 

Если в конце 1930-х годов сюрреализм – самое влиятельное течение, то через каких-нибудь десять лет он превратится в музейный экспонат. Для Матты самыми значительными становятся американские годы: присоединившись к другим европейским изгнанникам 1940-х в Нью-Йорке, он вдохновляет спонтанность живописи у Аршила Горки, Роберта Мазервелла, Франца Кляйна и спорит за лидерство среди сюрреалистов с Бретоном. Америку трудно удивить – с начала 1930-х мексиканские муралисты и их американские последователи создают для общественных зданий фрески разной степени монументальности, но колоссальные по размеру работы Матты, написанные на холсте, соединили патетику росписей Риверы с взятой из сюрреализма внутренней психической жизнью. 

«Образы туннеля и отверстия – тоже эмблемы латиноамериканского искусства. Входное отверстие туннеля – место эпифаний и исчезновений. По тёмным ступеням сознание спускается в слепое царство стихий, к истоку и началу; и наоборот, образы, погребённые в глубинах, поднимаются в поисках солнечного света. В истории искусства ХХ века одержимость образами, всплывающими из глубин, отличала прежде всего сюрреалистов. Особенно двух латиноамериканцев, Матту и Лама, а также художника, близкого к сюрреализму, – Тамайо. Все трое – великие чудодеи, мастера в искусстве воскрешать и вызывать призраков», – писал Октавио Пас.


Роберто Матта. Открытый куб. 1977 

Среди тех форм, что глазу удаётся распознать на холстах Матты, постоянно встречается сформированный парящими в пространстве плоскостями куб. Это – тессеракт, придуманный в конце XIX века «куб четвёртого измерения», в котором каждая грань является кубом. Сейчас это слово связывается с магическим атрибутом в фильмах про супергероев – масскультурой давно растащены на цитаты пластические открытия сюрреализма и его изобразительный язык, но работы Матты готовы вернуть понятию «четвёртого измерения» настоящий смысл.