Илья Орлов. «Женевьева». (Фрагмент)

Новости скульптуры и живописи 0

Две выставки в Петербурге

21/02/2012
Павел Герасименко

Пётр Белый. «Искусство не для всех».
4 февраля – 11 марта 2012
Navicula artis

Илья Орлов. «Женевьева».
16 февраля – 11 марта 2012
AL gallery

В галерее Navicula artis открылась выставка Петра Белого Art not for all. Пётр Белый уже давно зарекомендовал себя как мастер больших инсталляций. Масштабность стала для него непременным условием ещё со времени его занятий печатной графикой – тогда он делал необычайного размера гравюры на линолеуме и на фанере. Работая в жанре инсталляции,  художник часто варьирует одну и ту же тему, показывает в различных пространствах внешне схожие работы и, кажется, что идет по экстенсивному пути художественного развития. В действительности, обдумывая тему, он как бы строит макеты инсталляций и создаёт модели новых работ в натуральную величину.

«Искусство не для всех» – крупные пространственные объекты из досок и люминесцентных ламп, заполнившие всё пространство галереи. Несомненно, Пётр Белый как мало кто другой обладает чувством стиля, искренне увлечен работой с материалом и понимает его фактуру. Однако формально совершенные работы лишены внятного содержательного наполнения. Новая инсталляция тоже не требует от зрителя ни эмоциональных, ни особых интеллектуальных переживаний. Но выставленные объекты не полностью абстрактны, потому что создаваемое ими пространство оказывается полно риторики. Соединяя вместе два внешне простейших материала, подчеркивая и усиливая динамизм дощатых конструкций полосами света люминесцентных ламп, Пётр Белый добивается активного и напряженного пространства. Первоначально автор хотел дать своей новой работе название «Воздух». Возникает ассоциация с лучами прожекторов в ночном небе, и это практически сразу отсылает к теме ленинградской блокады: эта зимняя годовщина всегда памятна для Петербурга, она остается важной частью городской идентичности, присутствует в коллективном бессознательном. С другой стороны, это образное решение хорошо известно советскому искусству, такой синоним мемориального встречается в скульптуре до сих пор и давно перешёл в область расхожих формальных приемов. Продолжая неоднозначный творческий диалог с этой наработанной традицией, Пётр Белый раз за разом обращается к самому ценному – её риторическим свойствам.

Название выставки «Искусство не для всех» можно понимать иронически в том смысле, что для кого-то эти конструкции из досок и ламп вообще не являются искусством. С другой стороны, согласно мнению многих арт-критиков, в системе современного искусства именно большая тотальная инсталляция функционально занимает место исторической живописи, «картины больших идей». 

Новые работы в AL gallery показал Илья Орлов. Это его третья персональная выставка, живописный проект назван «Женевьева», суть и символику средневековой легенды нетрудно уяснить из энциклопедии. Любимый романтиками сюжет – Женевьева Брабантская, несправедливо осуждённая, обречённая на изгнание и проведшая шесть лет в лесу, – давал волю и простор для пейзажистов. Фигурка героини среди лесных зарослей  была стаффажем, становилась обязательным и незначительным дополнением к изображению природы.

В проекте Ильи Орлова полтора десятка холстов, на всех пейзаж. Как и полагается в современном искусстве, природа изображена фрагментарно и с необходимой долей абстракции: ведь сейчас искусство не готово говорить от первого лица, а тем более охватить мир разом. В проекте, тематизирующем пейзажный жанр, живопись скорее обозначена, является художественной интенцией. Сомнительно, чтобы современный художник всерьез ставил перед собой задачу соревноваться с Фридрихом, Коро, или Шишкиным на поле классического искусства и владения техникой, это бесполезно и бессмысленно. Выставка Ильи Орлова – про утраченное искусство, существовавшее когда-то искусство живописания природы – полна элегического настроения. По сути, перед нами паноптикум живописи, где разнообразные живописные манеры не только препарированы художником, но и засушены – живопись Ильи Орлова разнообразна по приемам и фактурам, но одинаково суха. Впрочем, и в романтическом пейзаже природа тоже лишена полноты реальности, а шум леса всего лишь созвучен душевному состоянию.

Илья Орлов – чрезвычайно культурный, образованный, «книжный» художник. На этой выставке он заново конструирует традиционный жанр, пейзажную живопись,   последовательно отсылая зрителя своих работ к романтизму через таких современных немецких художников, вдохновлённых романтиками, как Герхард Рихтер или Ансельм Кифер. На других картинах выставки изображенная густая листва выглядит наброшенной маскировочной сеткой с поздних работ Уорхола.

Орлов показывает себя и как мастер сюрреалистских объектов, которым в паноптикуме самое место: например, пейзажик, намеченный кистью на фольге конфетной коробки, утопает внутри золота роскошной багетной рамы. Миниатюрная реплика картины Адриана Рихтера «Женевьева в лесу» (1841 год), выступающая для всей этой истории «житийной иконой», помещена художником под стеклянную колбу. Другая экспозиционная находка – это горшочки с цветочными луковицами около работ, что очень точно завершает ощущение бидермайера от декоративной развески на одной стене картин маленького формата. Вся эта игра в живопись и анатомирование традиционного жанра ведётся художником настолько всерьёз, что часть выставки из-за обилия маленьких работ в стадии эскиза или подмалёвка начинает напоминать антикварную лавку вроде тех, в которых немецкие или голландские картинки конца позапрошлого века несколькими мазками превращаются в «Шишкиных».

Титульная работа выставки (и самый большой холст в экспозиции) совершенно кинематографична: женщина в красном платье и черная собака, неподвижная сцена выступает из романтического мрака. Кажется, в этой картине художник буквальным образом изобразил известный приём, служивший живописцам для проверки верности пропорций и перспективы – «взглянуть через кулак», давая таким образом оценку своим взаимоотношениям с традицией классического искусства. 

Соединить в одном обзоре двух художников, Петра Белого и Илью Орлова, заставил не только скудный на события петербургский выставочный календарь. Современные художники ведут с традиционными видами и жанрами искусства постмодернистские игры и примеряют костюмы по росту, носить которые им вряд ли доведётся. Неожиданным результатом такой вынужденной стратегии становится внимание к сути традиционного искусства, логическим связям и отношениям внутри него: так современный художник в очередной раз обнаруживает, что сегодня классическое искусство – это утраченное умение.

www.p-10.ru
www.navicula.ru/news.htm

Фотографии автора