Janiva Ellis. Doubt Guardian 2, 2017. Courtesy: the artist and 47 Canal, New York. (Фрагмент)

Саботаж не всерьёз 0

В Нью-Йорке до 27 мая проходит New Museum Triennial – это триеннале современного искусства, которая сконцентрирована на интересе к молодым и критически мыслящим художникам

 26/02/2018
Наталья Карасёва

Нью-йоркская New Museum Triennial была впервые проведена в 2009 году по инициативе главного куратора New Museum Массимилиано Джони. Уже четвёртая триеннале вышла под заголовком «Песни саботажа» (Songs of Sabotage), а её кураторы – Гэри Каррион-Мурейяри (Gary Carrion-Murayari) из Нового музея и Алекс Гартенфелд (Alex Gartenfeld) из Института современного искусства в Майями – собрали работы двадцати шести художников и коллективов из девятнадцати стран, чтобы рассказать о возможностях искусства по «подрыву системы» изнутри. Идея о намеренном противостоянии локальным проблемам идёт рука об руку с имиджем этой триеннале как смотра молодого искусства. Этот образ выставка застолбила за собой в 2009 году, назвав своё первое издание «Моложе, чем Иисус» (Younger Than Jesus), а две последующие экспозиции посвятив знакомству зрителя с малоизвестными авторами. В этот раз «песни» исполняются совсем юными голосами поколения 20-летних, и звучат они из всех уголков мира – от Филиппин и Зимбабве до России и Норвегии.


Claudia Martinex Garay. Cannon Fodder / Cheering Crowds. 2018. Фото: Наталья Карасёва 

 «Песни саботажа» компактно располагаются на трёх этажах New Museum и подчеркивают постколониальный интерес кураторов к традиционным медиа – живописи, керамике и ткачеству, в то время как немногочисленные видео и инсталляции деликатно и к месту вплетены в пёструю и многонациональную ткань экспозиции. Она избегает нарратива и нарастающей драматургии, преподнося «голос» каждого из художников на равной громкости. Последствия капиталистической гегемонии, расовое и классовое неравенство и угнетение, коррупция – вот спектр проблем, о которых рассказывают авторы. В последние годы эти темы стали общим местом для биеннального движения: некоторые их этих вопросов были на повестке в 2012-м на 7-й Берлинской биеннале под началом Артура Жмиевского и арт-группы «Война», другие – позапрошлым летом на цюрихской Манифесте-11. Что отличает нью-йоркскую выставку, так это то, что она не выступает чьим-либо адвокатом и не сталкивает оппонентов, а останавливается на констатации фактов. О каждой локальной проблеме докладывает её же очевидец – художник, рядом с которым эта ситуация возникает. И не важно, где такая ситуация осуществляется – на его родине в целом или в микрорайоне, где он живёт.


Wilmer Wilson IV. Girls Night out. 2016. Courtesy the artist

От частного наблюдения отталкивается американец Уилмер Уилсон IV (Wilmer Wilson IV): для проекта он собирал листовки с афроамериканцами, рекламирующие разные услуги в Западной Филадельфии – от церковных служб до ночных клубов. Увеличенные постеры художник закрепил на фанерном основании строительным степлером – сотни тысяч скоб плотно заполняют полотна живописными металлическими узорами. Тщательно исполненная процедура, вызывающая ощущение впивающейся в палец скрепки, намекает на намеренное причинение физической боли и насилие в отношение чёрного населения окрестностей, к которому относится и сам Уилсон. 


Женя Мачнева. ЦХП–14. 2016. Фото:  Andrew Goldstein

Совсем про другое – про падение некогда могущественной советской системы промышленности – шпалеры художницы из Санкт-Петербурга Евгении Мачневой. Масштабный индустриальный пейзаж, изображающий ТЭЦ, и лирические натюрморты с деталями мощных станков и заводских интерьеров передают чувство сожаления, сопутствующее повсеместному индустриальному упадку на постсоветском пространстве. Здесь также не обошлось без личной причастности – дед художницы, проработавший на заводе сорок лет, застал и расцвет, и закат производства. Трансформации промышленности как первому вестнику меняющихся социально-экономических расстановок посвящена и инсталляция греческого коллектива KERNEL. Отдельно стоящая конструкция из пучка строительных трубок, металлических палет и нанесенной на неё монтажной пены одновременно вызывает ассоциации и со стройплощадкой, и с портом, и с железнодорожным депо – прибежищем глобальной логистики, из автоматизированной системы которой всё активней вытесняется человек.


KERNEL. As you said, things resist and things are resistant. 2018. Фото: Наталья Карасёва

Кроме интереса к процессам, происходящим непосредственно сегодня, художники анализируют и случаи исторического дисбаланса, последствия которого ощущаются до сих пор. Серия красочных керамических статуэток перуанской художницы Даниэлы Ортиз (Daniela Ortiz) изображает шесть снесённых памятников Христофору Колумбу – завоевателю и колонизатору в глазах западной цивилизации и символу истребления местного населения в обеих Америках. А филиппинец Сиан Дэйрит (Cian Dayrit) анализирует доколониальное прошлое Филиппинского архипелага и создаёт тканые знамёна и живописные панели на дереве, имитирующие старинные карты, где части суши носят свои исторические названия. На этих картах художник также помечает территории, где произрастают экспортные культуры – бананы, манго, каучуковые деревья или масло, – за право владеть ими десятки лет борются коррумпированные чиновники, крупные семьи и соседние государства.


Janiva EllisThe Okiest Doke. 2017. Courtesy the artist and 47 Canal, New York. Фото: Joerg Lohse

Работы на выставке раскрывают ещё два десятка проблемных сюжетов – таких, как уничтожение водной экосистемы во Флориде, расстрел бастующих рабочих, методы пропаганды в XX веке, детский страх расовых насмешек, исламофобия в современной Индии, эмоциональная отчуждённость человека при капитализме, телевизионная пропаганда в Зимбабве… Кажется, список можно продолжать бесконечно. Триеннале выглядит паноптикумом глобальных неурядиц, где частные истории формируют ощущение тотального ущемления человеческих прав. Экспозиция оставляет ощущение познавательного выпуска новостей, где репортёры докладывают со всего света. Кураторы демократично дают высказаться всем – никто не перебивает друг друга, а «сообщения» авторов звучат в унисон – все они созвучны в воззвании к справедливости. Единственный вопрос в том, можно ли расценивать всё это как саботаж? Можно ли назвать эти нарративы подрывными и призывающими к действию? Может ли это искусство хотя бы на время вывести из себя обывателя и привести к реальным социальным сдвигам, как это случилось, например, в Берлине в 2012-м, когда македонская художница Нада Прля перегородила стеной широкую Фридрихштрассе и разделила общество в буквальном смысле на два лагеря? Кажется, нью-йоркская выставка этого не предполагает и довольствуется своей чинной ролью энциклопедиста, знающего обо всех трудностях, но слишком утомлённого сбором разнообразной информации, чтобы что-либо саботировать всерьёз.


Haroon Gunn-Salie. Senzenina. 2018. Фото: Benjamin Sutton


Hardeep Pandhal. Black By Day, Red By Night (Mood Board).
2018. Фото: Наталья Карасёва

 

ПО ТЕМЕ:  Критик в действии. Интервью 2014 года с куратором New Museum Массимилиано Джони