Фото: Дидзис Гроздс

Моя детская география 0

Янис Тауренс
26/01/2012

Выставку Леонарда Лагановскиса «Yezzz!!!» можно посмотреть в галерее Ofis Центра современного искусства до 6  февраля.

Фотографии с выставки: Дидзис Гродзс

Карты могут быть исходным пунктом  парадоксальных рефлексий. Самые яркие и доведённые до последней границы, или до абсурда картографические примеры – это созданная Льюисом Кэрроллом абсолютно пустая карта охоты на Снарка, где решительно ничего не было нарисовано, и описанная в его менее известном произведении «Сильвия и Бруно» карта в масштабе 1:1, которая, с учётом трудностей её использования (например, если бы её развернули, фермеры могли бы начать протестовать, что она заслоняет солнце), в общем-то оказалась самой землёй. Этот второй пример ещё более полно развернул другой мастер интеллектуальных загадок – Хорхе Луис Борхес. Во фрагменте из какого-то выдуманного источника XVII века, опубликованном впервые в 1946 году в издаваемом Борхесом журнале «Анналы Буэнос-Айреса», рассказывалось о некоей Империи. Она достигла в картографии такого уровня, что её точность потребовала создать карту, которая точка в точку совпадала бы с самой Империей. Заключение Борхеса безрадостно – следующие поколения признали карту не поддающейся использованию и оставили её во власти солнца и ветра, и теперь в пустыне можно найти только её развалины, в которых живут звери и бродяги...

Не случайно в визуальном искусстве карты привлекли сторонников именно направления концептуализма. Кое-что из созданного ими можно было посмотреть и в Риге. В 2003 году в выставочном зале «Арсенал» меня, как ценителя Новой Венской школы, привлекла нарисованная Нам Джун Пайком карта острова Флуксус (выставка называлась «Fluxus в Германии, 1962–1994»), на которой был виден полуостров Веберна и пролив в море Шёнберга. (Нереализуемая, но красивая утопия – наше Министерство регионального развития могло бы дать каждому краю и населённому пункту своё музыкальное название!) В том же году Илмарс Шлапинс в приуроченном к всенародному референдуму о вступлении в Европейский союз политически ангажированном художественном проекте, который курировала Хелена Демакова (приложение к газете «Diena» от 13 сентября 2003 года), раскрасил всю Европу индийским чаем и, используя эстонскую тушь, написал на ней названия населённых пунктов Латвии. Как это и бывает в «настоящем» концептуализме, название работы говорит здесь о главном: «Карта: как мы ехали автостопом на фестиваль некоммерческой культуры “Tabūns 2003” в Милане, то есть – в Кулдиге, то есть – в Милане, ай, всё равно!» (Характерно, но Ирландия на этой карте названа Островом тюленей – как пророчески предсказана будущая тщательно спланированная политика государственной эмиграции, в результате которой мы, может быть, получим наконец какой-нибудь остров!) Я вовсе не упоминаю ставшие уже почти классическими карты повседневных маршрутов Он Кавары, которые он начал рисовать в 1968 году...

Этот обзор можно было бы продолжать и продолжать, но я уже представляю себе возмущённую реплику какого-нибудь традиционного художественного критика или читателя: «Но где же тут хоть что-нибудь об увиденном на выставке искусстве, где же описание художественных работ?» Добавлю, что традиционный художественный критик, скорее всего, вообще не написал бы об увиденном в галерее LMC Ofis, потому что в Латвии довольно много выставок, где можно увидеть прямоугольные холсты, под впечатлением от которых – как сказал бы Клементс Гринбергс – «формы стремятся [или всё ещё сопротивляются – Я. Т.] стать геометрическими и простыми, потому что упрощение – часть инстинктивного приспособления выразительных средств».

Но пусть уж полемика останется до какого-нибудь другого раза – посмотрим, что там можно увидеть на десяти небольших «Географических штудиях» (2001–2012) Леонардса Лагановскиса. С формальной точки зрения это – небольшие рисунки (бумага, тушь, карандаш), где изображены раскрашенные контуры, в которых узнаются Западная Европа, Россия (чуть не написал «бывший СССР», потому что эта площадь закрашена в традиционный поросяче-розовый тон, который  у меня с детства ассоциируется с этим обозначением на политической карте тех времён), Балтия, Германия, часть Скандинавии и так далее. Главные обозначения – это расцветка и надписи на стрелочках – похожи на те, которыми на школьных картах надо было отмечать направления наступления Красной армии во Второй мировой войне (тогда в Советской Латвии её называли Великой Отечественной войной).

Если карта не нарисована в масштабе 1:1, крайне важны использованные обозначения, и для карт, изображающих без малого половину мира на небольшом листе, важнейшими элементами будут три: площадь контура, площадь расцветки и названия. Все вместе они служат утверждениями о политической, идеологической и любой другой принадлежности определённого региона, например, единые – одноцветные – модели Европы, которая на многих картах изображена как территории кока-колы, триппера, СССР или Германии. (Нарисованная немного позже карта Илмарса Шлапинса является, возможно, неосознанным, но ободряющим наше национальное самосознание продолжением этой мысли.) Динамический аспект карты обеспечивается с помощью стрелок – так, красные стрелки, которые от границы Латвии понемногу охватывают и Эстонию, и Литву, означают борьбу против «эстонских и литовских националистов». В то время как завоевания, то есть стрелочки, ритмично повторяются то в одну, то в другую сторону, этот процесс может быть доведён до дурацкой ситуации, которую Лагановскис метко обозначил словом «пинг-понг».

Однако эти работы – не геополитические модели, хотя и сделаны в форме пародии. (Но что же здесь пародия, а что – реальность? Кое-что из изображённого может служить и служило нормальным бизнес-планом или внешнеполитической концепцией...) Чтобы понять карты Лагановскиса, мне стоит только вспомнить своё детство, когда я серым карандашом в изданном в тогдашней Германской Демократической Республике Weltatlas равномерно закрашивал сперва территорию СССР, а затем, с систематичностью завоевателя, настойчивостью и наслаждением – хорошо помню свои чувства в тот момент – поле за полем и прилегающие к ней государства... Идеология того времени, как вездесущая инфекция, впечаталась в детское сознание. Сегодня поменялись только идеологии или болезни, и можно спросить, сколько из нас – взрослых – с помощью рефлексий, являющихся в этом случае единственными лекарствами, способны им сопротивляться.

Если же вам хочется теоретически более отстранённого окончания, то пожалуйста: набросанные в начале статьи концептуальные возможности картографии указывают на семантическое пространство, где свой смысл обретают художественные решения Лагановскиса; работы эти – об общих представлениях определённого вида, бывших в своё время актуальными, они предоставляют возможность эту рефлексию без какой-либо дидактики (это исключает пародийная форма подачи идеи работы) отнести к актуальной ситуации каждого зрителя.