Rana Hamadeh, The Sleepwalkers, Still from a video, 2016, Courtesy the artist

Такое чужое, такое своё 0

05/07/2017
Сергей Хачатуров

Девятая биеннале современного искусства в норвежском городке Мосс, MOMENTUM, предлагает такую аранжировку проблем нашей жизни, которая не стесняется обвинений в маргинальности, старомодности и не злободневности. Форум в Моссе изначально, в 1998 году, задумывался как смотр искусства скандинавских стран, поиск общего и особенного в сравнении с глобальным художественным процессом. С начала 10-х годов XXI века этнический состав участников расширился. Сегодня в MOMENTUM показывают работы художники из многих европейских стран, а также Турции, США… При этом количество приглашённых художников остаётся прежним, около 30.


Patricia Piccinini, Atlas. Silicone, fiberglass, human hair and car paint, 84 x 54 x 50cm, 2012. Courtesy the artist

Тема нынешней биеннале: ALIEN. Слово можно перевести по-разному: инородный, иностранный, другой. В сложившемся пасьянсе биеннале лучше: ЧУЖОЙ. Тем более что один из центральных экспонатов – кабинетная мебель с черепами и позвонками, созданная автором ридли-скоттовского «Чужого» Гансом Руди Гигером. «Чужой» для идеологов биеннале, команды скандинавских кураторов Ulrika Flink (Швеция), Ilari Laamanen (Финляндия), Jacob Lillemose (Дания), Gunhild Moe (Норвегия), Jon B.K. Ransu (Исландия), это интервенция в наш мир, пульсация в нём тех сил, что корректируют ноосферу и биосферу. Прагматические социальный, политический подходы (так ожидаемые сегодня в связи с проблемами конфронтации цивилизаций, миграции народов etc.) редуцируются ради неспешного созерцания тем самопознания, поиска «чужого» в себе. Темы антропоцена, мутации экологии, появление гибридных сред, в которых органическое вступает в (мез)альянс с техногенным, наконец, уфология и признаки жизни, не связанные с измерением человека, – вот круг проблем этой биеннале.


Búi Aðalsteinsson, Fly Factory. Stainless-steel, fibre glass, electric light, soil, plants, black soldier flies, larvae and larvae paté, 170 x 150 x  80cm, 2014. Courtesy the artist

Экспозиции иногда намеренно аскетичны, скупы на эффекты и сильные визуальные акценты. В главном зале биеннале, Kunsthall, есть раздел «Музей не-гуманизма». Это тоже некий гибрид стендов музея натуральной истории с выставками в защиту окружающей среды. Статистика варварского использования естественных ресурсов и рассказ об угнетаемых человечеством видах фауны дополнены чучелами волка и грызунов. Я отметил для себя, что художники совершенно не стесняются сейчас делать экспозицию не аттрактивную и завлекательную, а «грузибельную», словно статья в научном словаре или уголок краеведения в общеобразовательной школе. Зрителю предложено выстраивать свои нарративы и дискурсы и реально включаться в сотворчество. Однако в случае с Музеем не-гуманизма авторская позиция коллектива художников расфокусирована в научной, энциклопедической презентации. Когда во время монтажа погасили проекционный свет и убрали чучела, то надпись Museum of nonhumanity оказалась в центре совершенно белых стендов с поблескивающими в темноте крепёжными винтами. В принципе, по логике редукции высказывания о «нечеловеческом» измерении «чужого» такой вариант музея тоже более чем удачный!


Jussi Kivi, Moonwoods, 2017. Detail of an installation. Courtesy the artist

Жизнь корпускулярных организмов, паранаучные гипотезы о синтезе биогенной и техногенной природы стали темой симулятивных лабораторий художников Stathis Tsemberlidis (Греция), Pinar Yoldas (Турция), Jenna Sutella (Финляндия). Знак параграфа из водорослей-спирулины (Сутелла) соседствует с плавающими в аквариумах пластиковыми микроорганизмами океана (Yoldas). А они, в свою очередь, похожи на абстрактные цепочки трансмутаций в работах греческого художника.


Stathis Tsemberlidis, Transmutations of Human Bodies, Drawing, 2015. Courtesy the artist

В подобных презентациях «Чужого» очень убедительными оказываются самые наивные и простодушные образы, инспирированные детскими фантазиями, волшебными приключениями. Они расширяют пространство соучастия зрителя и отзывчивы к просвещению юного поколения. В этом плане показательна работа двух художниц Olga Bergmann и Anna Hallin (Исландия) «Пропавшее время». Она инсталлирована в маленьком домике на берегу моря. Представлены результаты каких-то предполагаемых археологических работ, в ходе которых сложилась история о странных существах, которые можно было бы назвать помесью дельфина и чебурашки. Их скульптуры сопровождают путешествие по миру археологии, отчёты о которой занавешены плотной полиэтиленовой пленкой, чтобы пространство было похоже на рабочие камеры исследователей культурных слоёв земли.

Удачно то, что в этом же домике выставлены макеты и рисунки детей на тему охраны окружающей среды. Явленное ими в ярких щедрых, абсурдистских образах ассоциативное мышление по поводу «чужого» в себе и в мире убеждает своей искренностью и страстностью.


 Sounds based on mysterious recordings from "Nazca Lines" ( the infamous geoglyphs in Peru) made by possibly hypothetical archeologist Anton Düder

Для всей биеннале MOMENTUM символичными оказались три проекта. В трёх громадных залах фестиваля, Parkteatret, SF Kino Moss, Gallery Henrik Gerner, гостям предлагали на полтора часа погрузиться в саундскейп-медитации без всякого визуального сопровождения и чёткого нарратива. В театре мы внимали утробным звукам и инородным вибрациям аудиоперформанса американца Джона Дункана Nazca Transmissions. Саундскейпы основаны в данном случае на записях «Линий Наски» (гигантских геометрических и фигуративных геоглифов на плато Наски в Перу), сделанных германским археологом Антоном Дюдером. В кинотеатре мы внимали полуторачасовому подкаст-проекту The Anthrop Part 1 + 2 датско-английской группы «Третье ухо» (Third Ear). В некоем сомнамбулическом пространстве мы следили за переговорами и дневниковыми записями землян, живущих в далёком будущем. Сама гипнотическая стилистика этого аудиоперформанса с мерными монологами астронавтов и футуристическим скрежетом, помехами далёких галактик, напоминает старый добрый жанр «театр у микрофона», запомнившийся со времени учёбы в советской школе.


Public Dreaming, Sleep Structure, 2016. Courtesy Public Dreaming

Наконец, символичным для идеи биеннале как медитации и даже эскапизма в поисках образа «чужого» является третий саунд-проект «Клиника общественных мечтаний» (The Public Dream Clinic) дуэта Leon Tan and Amanda Newall. Звуки создают облака релаксации. В них мягко вплывают отголоски бетховенской сонаты, сменяющиеся пульсацией наподобие ритма давления крови. Авторы считают свой сеанс коллективной звукотерапии чем-то вроде приюта от навязчивых атак агрессивных паттернов публичного рационального, утилитарного и капиталистического мышления.

Характерно, что на фестивале визуальных искусств центральное место отведено проектам нонспектакулярным. В этом отвага, нежелание идти на компромисс, потакать потребительской жажде развлечений. О бытийственном лучше медитировать неспешно, нежели устраивать парк аттракционов.