Фрагмент экспозиции «Потайные швы». Фото: Яков Кальменс

Часослов Аси Маракулиной 0

Ася Маракулина. Потайные швы
16 декабря 2016 – 28 января 2017, Namegallery, Санкт-Петербург

10/01/2017
Павел Герасименко

«Потайные швы» – уже седьмой персональный проект Аси Маракулиной за три года, поэтому её появление на художественной сцене и успехи видны всем ясно и отчётливо. В прошедшем сезоне художница была стипендиатом московского «Гаража», и теперь достаточно хорошо известна в российской столице. Пристальное внимание к тому, что делает Ася, более чем оправданно: её выставки развивают одну тему и несут черты художественной стратегии, последовательно воплощаемой в жизнь. Маракулина родом из Перми, чья арт-диаспора хорошо заметна в Петербурге (как в Москве – воронежская). В последние годы эта небольшая группа выставлялась вместе, так что к формальной связи по месту рождения добавилось творческое и экспозиционное взаимодействие художников двух смежных поколений в петербургском современном искусстве.


Ася Маракулина. Комната прощаний (фрагмент). 2016. Ткань, цветные нити, вуаль. Courtesy Namegallery

Для Маракулиной обучение на «худграфе» Петербургского университета по специальности «художник анимационного кино» было не первым и далеко не последним, где накапливались и разрабатывались все полученные профессиональные умения. Затем последовал курс в институте Pro Arte, опыт арт-резиденций в Италии и Бельгии, совместная деятельность в группе молодых художников «Север-7». Дипломная работа – цикл иллюстраций к роману Замятина «Мы» – была решена в футуристической комбинаторной стилистке. Ася способна как на быстрый «характерный» рисунок – такой изобразительный дневник она вела прошлым летом из-за стекла районной библиотеки, так и на упорное медитативное прокладывание линии. В графике, с которой она стала известна прежде всего, была заметна нескрываемая художницей любовь к искусству Александра Лабаса, чьё увлечение авиацией напрямую продолжало планетарную оптику авангардистов. Именно в этих лёгких акварелях Маракулина начинает отрываться от земли, чтобы очень скоро сделать своей главной темой географические карты с их абстрактной живописью линий. Вглядываясь в карты и земную поверхность под крылом самолета, художница смогла найти в них не только увлекательность, но и важный для неё смысл – как в проекте 2014 года Once upon a map по итогам поездки в арт-резиденцию, который начинался с почти дневниковой формы, оборачиваясь в конце звучными философскими вопросами о значении времени, такими, как задавал себе Даниил Хармс, написавший: «Незначительные боги делят время на куски».


Ася Маракулина. Комната прощаний. 2016. Ткань, цветные нити, вуаль. Courtesy Namegallery

Картография хорошо разработана в современном искусстве – взять хотя бы Алигьеро Боэтти. Кроме того, множество авторов работает с тканью и использует в современном искусстве вышивку – этот гендерно маркированный медиум принёс известность многим художницам. Но Ася Маракулина, в отличие от многих своих сверстников по контемпорари-арт, старается быть чуть в стороне от очевидных авторитетов. С 2009 года живущая в Петербурге художница относится к ним уважительно, но без пиетета, –  деконструкция исторического авангарда в её работах заметна больше, чем петербургская художественная традиция.

На выставке с длинным названием «Борюсь с желанием никуда не идти сегодня» художница сделала на оконных стёклах прориси открывающихся унылых пейзажей, фиксируя точное время их создания. Если в проектах, вызванных картами, она имела дело с пространством, то последнюю выставку составили работы про время. Таким образом определены две координаты мира художницы, где третья – несомненно, внутренняя, вызывающая понятие «психогеография».


Ася Маракулина. Бывшая комната. 2016. Ткань, цветные нити, вуаль. Courtesy Namegallery

Нынешние «Потайные швы» делят время на большие куски целыми месяцами. Не торопясь, складывается история из работ, которые образуют несколько циклов. Как и раньше, к техническим средствам искусства Маракулина относится с высоким безразличием, показывая, что может рассказывать одну историю, пользуясь разными медиальными средствами. Придуманная история героини впитала в себя реальные события жизни художницы, для которой в этом проекте главным было осознать в целостности ещё один период жизни. В предлагаемой карте экспозиции каждая группа объектов на стенах отвечает за своё время. Демонстрируются различные формальные приемы – от прожигания бумаги неизведанным текстом в «Анютиных письмах» через сценографию вышитых на ткани или превращённых в анимацию «Комнат» и сюрреалистических акварелей «Клубней» до прощального ряда белых платков, где чёрная и красная нити продолжают петлять, не давая сюжету выставки покинуть зрителя насовсем. А большое солнце белыми стежками на чёрной ткани, цитирующее в первую очередь традиционный и анонимный узор на металлической сварной решетке, а не каноническую работу Тимура Новикова, помещено в центр жизненного круга, образованного всеми произведениями. 


Ася Маракулина. Комната для игр (фрагмент). 2016. Ткань, цветные нити, вуаль. Courtesy Namegallery

История, внесённая художницей в галерейное пространство, ещё далеко не закончена. Она продолжается, проходя путь от отдельных записей, сделанных для себя как поток сознания, отмечается показами работ и участием в групповых выставках, накоплением впечатлений и художественного материала. Перетекание друг в друга как нить в нить – образ, особо отмеченный Асей и нашедший выражение в этом проекте. Такая естественность – одно из самых важных внутренних свойств, которое доступно не всякому художнику.


Фрагмент экспозиции «Потайные швы». Фото: Яков Кальменс