Открытие выставки «Общее место»

От общего – к частному 0

«Общее место». Выставка работ молодых художников-графиков. Name Gallery, 3–10 декабря, 2016

07/12/2016
Павел Герасименко

В петербургской Академии художеств происходят изменения! Поначалу в это трудно было поверить, но, похоже, внутри всем известного здания рядом со сфинксами на набережной Невы наконец-то становится интересно. Возникает всё больше поводов зайти в музей – на историческом материале делаются интересные выставки, идущие на контакт с современностью с помощью дизайна, или на факультет графики – здесь преподает Леонид Цхэ, приобретший известность как современный художник.

Ректор Семён Михайловский особо выделяет графический факультет, кто-то может даже сказать, что «графики» ходят в его любимчиках. Возглавив учебное заведение в 2010 году и найдя поддержку у ряда молодых преподавателей, Михайловский стремится выбирать среди студентов наиболее интересных и отслеживать тех, кто будет готов воплотить в жизнь его мечту – преодолеть разрыв между традиционным академическим обучением и принятыми во всем мире актуальными художественными практиками. Выставка «Общее место», где собраны работы, выполненные студентами второго курса под руководством Леонида Цхэ, предваряется текстом ректора, где Академии посвящён такой пассаж: «Робко реагируя на вызовы времени, мы заняты воспроизводством художников, часто лишённых ярко выраженной творческой индивидуальности. Впрочем, это относится не ко всем. Изменения приходят оттуда, откуда их не ожидают».


Н.Павловская. Метро. 2015

Выпускники факультета графики Института имени Репина оказываются заметными фигурами петербургской художественной сцены с удивительной регулярностью вот уже лет тридцать. Вячеслав Шевеленко и Марта Волкова в конце 1980-х примкнули к «Новым художникам» (сейчас творческая пара живёт и работает в Нидерландах), больше десяти лет растёт популярность Виталия Пушницкого, а вот теперь – Леонид Цхэ и студенты, которых он вводит в современное искусство. Исторически так сложилось, что на графических факультетах можно было укрыться от идеологического давления: ещё в советское время художнику-графику было позволено больше других – по-видимому, память об этом передается по цепочке от одних студентов следующим, так что и сейчас многие поступающие сюда надеются избежать декларативности и тоталитарных черт, существующих в обучении «живописцев».


Марина Стахиева. Из серии «Пасторали». 2016

 Став мастером у второго курса, Цхэ задался целью разнообразить академическую программу своих подопечных, предлагая небанальные натурные постановки и разработку актуальных тем в композиционных упражнениях. Так возник выставочный проект «Общее место», премьера которого успешно прошла этим летом в московской галерее «Пересветов переулок», после чего он был расширен и адаптирован для показа дома, в Name Gallery. Тринадцать молодых авторов, которым предстоит учиться ещё три года, пока что демонстрируют понятную слитность художественного видения: в точности по названию проекта в работах начинающих художников много общих черт. Прежде всего, это медиальность – не просто рисование с фотографии или с экрана планшета, а «цифровой шум», выходящий на поверхность графического листа. Можно сказать, что молодой художник сейчас рождается таким: практически у каждого заметна навязчивая кино- или фотографическая раскадровка композиций, но не всегда достаточно мастерства, чтобы остановить мельтешение кадров – сцены переведены в иной материал, но почти не подверглись обработке. Другая черта – «постпоп-арт» как любование поверхностью, сверх всякой меры усиливающее прикладные и иллюстративные свойства работы. Но из общего ряда студентов можно отметить четырёх, чьи работы выделяются интонацией, заложенной в них, гораздо больше, чем самими художественными умениями. Разнообразие приемов и углублённость, которые есть у всех этих авторов, выглядят обещанием будущего.


Лера Кузнецова. Традиционные ценности. 2016

Лера Кузнецова, «Традиционные ценности». Большой лист с изображением «сценической коробки» – по перспективе коридоров всякий, бывавший в стенах Академии, безошибочно опознает её. Поверх архитектуры нанесены смутные фигуры, на самом деле узнаваемые призраки – бытовые и юмористические зарисовки с участием преподавателей доведены до степени обобщения, делающей происходящее универсальным. Фигуры, залитые по контуру акварелью, выглядят колеблющимися, – сюрреалистический приём становится метафорой кровеносной системы, оживляемой движением красных телец.

  
Георгий Хазанкин. Общежитие. 2015

Георгий Хазанкин, «Общежитие». Общежитский быт в этих листах получает стилистику восточной графики – японской, отчасти персидской, увиденной со времен Бёрдслея западными глазами. Сюжеты работ оказываются приподняты эстетически, но цветовой аскетизм работ вызывает ассоциации с живописной серией Виктора Пивоварова «Квартира 22», где все воспоминания детства можно передать одной только советской палитрой.


А.Кугушева. Каждый день. 2016

Алина Кугушева, «Каждый день». В трёх листах о жизни в коммунальной квартире яркость цвета рождает эффект текучести и колористической подвижности. Ясно, что всё запечатлённое происходит под жёлтой электрической лампочкой, собственной тусклостью добавляющей предметам изменчивую яркость.


Марина Стахиева. Из серии «Пасторали». 2016

Марина Стахиева, серия «Пасторали». Три работы – три элемента жизненного цикла: покупка еды («Хлебный день» в сельмаге), «Безудержное веселье» попойки за полночь и, под названием «Трагическое событие», – похороны. Живописные вещи в манере, близкой к художникам 1930-х годов, или «сурового стиля». Каждая решена как пространство книжного листа с пейзажной заставкой, но на месте блока текста разворачивается изображение, в основе которого – внимательно записанная художницей реальная история. Описывающие сельскую жизнь работы принадлежат скорее не к пасторальному жанру, а к средневековым «примерам» с рассказом в красках.

Чего ожидать через год-два-три от нынешних студентов? Выступая на вернисаже, ректор Академии упомянул «лейпцигскую школу» и уже был готов набросать словами схожую картину успеха. Кажется, он не учёл, сколько времени прошло после взлета Нео Рауха, Маттиаса Вайшера, Тило Баумгартеля и других. За эти годы эстафета фигуративной живописи успела перейти от Лейпцига к румынскому Клужу, чьим аналогом в петербургских условиях можно считать Училище имени Штиглица, уже использовавшее свой шанс десять лет назад и пополнившее отечественное современное искусство десятком имён, по преимуществу выпускниками факультета монументальной живописи, которые до сих описываются названием «Непокорённые» (по адресу совместной мастерской). В нынешней ситуации для появления на родной почве такого феномена, как актуальное фигуративное искусство в Институте имени Репина, недостаточно одного или даже нескольких прогрессивных преподавателей графического факультета. Потребуется системная поддержка – хочется надеяться, что её частью стала и выставка «Общее место». Нынешние третьекурсники, в этом году вышедшие с ученическими работами в сферу контемпорари-арта, поступили верно. Теперь за растущими современными художниками не просто интересно наблюдать – от них можно будет потребовать дальнейшего развития.