Александр Дашевский. Фото: Яков Кальменс

Зреющее будущее 0

Александр Дашевский. Павшие и выпавшие
Санкт-Петербург, галерея Anna Nova, 22 апреля – 23 июня, 2016

27/04/2016
Павел Герасименко
Фото: Яков Кальменс 

Новая выставка Александра Дашевского – одного из ведущих современных живописцев Петербурга – выглядит дневником художника, сообщающего о результатах предпринятого им эксперимента. Под заголовком «Павшие и выпавшие» на стенах галереи представлен промежуточный итог начатых, но еще не законченных поисков, их необходимый и неизбежный результат. Многие картины формой напоминают «бабблы», только на месте реплик и мыслей героев комикса здесь выступают пластические высказывания живописца, цепочка комментариев автора к реальности последнего времени, причём как внутренней, так и внешней.


Александр Дашевский. Павшие и выпавшие

Картинную форму художник проблематизировал ещё в проекте 2013 года «Частичные утраты»: тогда он стал использовать фигурные подрамники, разделяя изображение на фрагменты и вынуждая зрителя обращаться мыслью к недостающему в картине, так что всё пространство, включая пустоты между частями, начинало напряжённо работать, включалось в процесс восприятия. Эмансипировав живопись от прямоугольника картины, художник нарушал визуальные ожидания и ставил вопросы об ограниченности зрения. В «Частичных утратах» Дашевский старался убедить зрителя: картина в наше время – вовсе не единственная форма бытования масляной живописи. В «Павших и выпавших» он идёт дальше: предметом неудовлетворенности, а вслед за этим и объектом деконструкции здесь становится сама красочная поверхность. Если в предыдущем цикле Дашевский занимался пластическим вычитанием, то почти все новые работы получают вместо неправильных многоугольников скруглённую форму. Начав с отрицания картины как «окна в мир», художник теперь распластывает изображение по поверхности, подобной капле или зрачку.


Александр Дашевский. Затмение

Оттого на выставке кажется, что многие картины разглядывают смотрящего ничуть не меньше, чем он – их, и иногда превращаются в затягивающую воронку бездонного колодца.

Лет десять назад «живописная инсталляция» была очень популярна среди художников и кураторов, но за прошедшее с тех пор время это жанровое определение банализировалось, превратившись в «когда что-то делают с картинами». В новом проекте Дашевского значение термина становится сверхбуквальным: изображённые люди инсталлированы в картину, то есть в композицию вставлены фигуры, которые были сперва написаны художником по отдельности, а затем напечатаны цветной печатью на холсте в необходимом масштабе и наклеены на своё место. Эти люди размещены в картинном пространстве способом, напоминающим о компьютерной работе в графических программах (но всё это сделано в «аналоговой» живописной технике), и находятся в полном смысле слова в подвешенном состоянии. Начиная с заглавного диптиха «Павшие и выпавшие», во всех работах заметна чужеродность окружения и героев, которые словно пребывают в медитации или же нарколепсии. Безжизненный человек на раскладушке, который встречается во многих работах, начинался как автопортрет художника, закончившего работать за полночь и оставшегося ночевать в мастерской. Шесть таких призрачных персонажей собраны на картине «Сеанс коллективного сна» с головокружительно заворачивающейся плоскостью: снизу орнамент метлахской плитки на полу, сверху купол Пантеона.


Александр Дашевский. Сеанс коллективного сна

Работы на выставке – это вдвойне «живопись новых технологий»: фото переносится на холст с экрана компьютера, акриловые краски обеспечивают предельную яркость цвета. Дашевский увлечённо экспериментирует с материалами и открывает для себя всё новые их разновидности: аэрограф, различные виды акрила – есть флюоресцентная краска, есть краска, повторяющая фактуру и цвет мраморной крошки, есть мало кому знакомая акриловая тушь. В этом же и слабость нового проекта: необходимая всякому художнику «влюблённость в материал» легко оборачивается формальной демонстрацией владения новой техникой.

Барокко с маньеризмом давно качаются на волнах интеллектуальной и художественной моды, которую подхватил Дашевский. Его последние круглые работы – такие, как «Вперёд к корням» или «Затмение», – ближе всего к барочным тондо Хендрика Гольциуса из цикла «Четыре бесчестья» (заметим, что среди героев четырёх гравюр тоже «павший» Икар или «выпавший» Фаэтон).


Хендрик Гольциус. Иксион. Гравюра из серии «Четыре бесчестья». 1588

В нынешнем проекте переживается то ощущение «новых девяностых», о котором много говорится в последнее время в России. С сарказмом смотрит художник на положение дел в культуре: под названием «Смерть Розы Люксембург» изображены здание Rosa-Luxemburg-Stiftung в Берлине и поникшая среди разбросанных белых листков женская фигура – фонд не принял грантовую заявку феминистки, так он сам объясняет этот сюжет. В картине Russia Today грубо и решительно напластовано пространство вокруг фигуры – человека, поникшего на стуле лицом к свету экрана, с буквальным образом распадающимся под влиянием телепропаганды сознанием, но, как и раньше, художник оставляет зрителя перебирать возможные контексты в ситуации метафизической загадочности. Чего-то наподобие мистического опыта ожидает полностью очищенная от фона монументализированная фигура с работы «Преображение» – художник сделал узбека-строителя почти что персонажем евангельской истории.


Александр Дашевский. Russia Today. 2015 

Эта выставка не только о барочной мнимости всего сущего, хотя все герои воплощают ту самую жизнь, которая есть сон, – Дашевский повествует о неустойчивости и неуверенности. Пространство, когда-то бывшее целым, продолжает безостановочно разделяться на всё новые куски, линии разреза и границы непредсказуемо смещаются. Человек вынужден постоянно определять место, фиксировать свою позицию, в любом случае оказываясь посторонним этому миру. «Будущее зреет в углу», рождая смутное ожидание неизвестной опасности, – с инопланетной плесени в фантастических фильмах и начинается всё нехорошее. На картине Александра Дашевского она появляется в виде яркого разноцветного нароста.


Александр Дашевский. Будущее зреет в углу