Вадим Фишкин. Видеоинсталляция «Miss Christmas»

Человек после гуманизма 0

01/12/2015
Ольга Абрамова

 УДЕЛ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ. Междисциплинарный проект
1-я сессия | 27 ноября 2015 – 31 января 2016 | ГЦСИ, Москва

Сегодня в России строить долгоиграющие планы на будущее – удел смелых, отчаянных или целиком погружённых в собственные грёзы. Известному российскому куратору, критику и теоретику современного искусства Виктору Мизиано увлечённости и отваги не занимать – 26 ноября под его художественным руководством начал свою работу рассчитанный до 2018 года междисциплинарный проект «Удел человеческий». За четыре года участникам этой монументальной затеи предстоит вслед за Андре Мальро и Ханной Арендт, к трудам которых отсылает название цикла, выяснить, в чём же кроме «борьбы с абсурдом собственного существования» состоит предназначение человека.

Стройная система проекта складывается из семи сессий, объединяющих исследовательские, художественные, теоретические и перформативные события. Каждая сессия включает выставку, вокруг которой развернется дискуссионная и образовательная программа с мастер-классами, лекциями, симпозиумами, видеопоказами и поэтическими чтениями.

К трём московским институциям – Государственному центру современного искусства (ГЦСИ), Московскому музею современного искусства (ММОМА) и Еврейскому музею и центру толерантности – присоединятся представители более полусотни стран мира, чтобы, как выразился на открытии художественный руководитель, «подняв забрало», решиться говорить на главные темы, среди которых любовь, надежда, долг, память, счастье и страдание.

Предваряя возможные упреки в попытках «объять необъятное», организаторы уверяют, что не стремятся к строгой цели, что тему исчерпать невозможно и что на лавры первооткрывателей они не претендуют. Тем не менее, очередной антропологический поворот, настаивающий на возвращении интереса к человеку как основной культурной проблеме, и хорошо подготовленная множеством разнообразных исследований почва позволяют сосредоточиться на актуальной и вечной теме – феномене человека.

Первая сессия – «Границы человеческого», проходящая на площадке ГЦСИ, служит своеобразным фундаментом всей конструкции. Прежде чем перейти к заявленным на будущее «Телеологии человеческого», «Человеческим страстям» или «Времени и смыслам», хорошо бы сначала разобраться в проблематике «человеческого, нечеловеческого, надчеловеческого и иночеловеческого». Семеро участников выставки, до конца января 2016 года открытой в большом зале, и целый букет философов, социологов, теоретиков искусства и художников, собравшихся на двухдневный симпозиум, возможно, и не решат эту задачу (да и есть ли у неё решение), но их совместные усилия расскажут о поисках нового определения гуманизма в современных условиях. Трагедии ХХ века и бурное развитие технологий так сильно поколебали позиции классического антропоцентризма с его представлением о человеке как мере всех вещей, что насущно необходимо переосмыслить место человека в картине мира сегодня.


Кэти Хольтен. След крыла бабочки

Главная тема выставки «Избирательное сродство», позаимствовавшей название у романа Иоганна Вольфганга Гёте, как раз и состоит в попытке продемонстрировать, как человеческое укоренено в сложной системе природных связей. У Гёте, который использовал научный термин химии XIX века, страстные чувства героев «притягиваются и отталкиваются, соединяются, нейтрализуются, вновь разлучаются и восстанавливаются», совсем как в процессе химической реакции. Человеческое соотносится с протекающим за пределами человеческого.

В наше время, когда привычный миропорядок рушится на глазах, это романтическое ощущение органического единства мира становится особенно привлекательным.

Виктор Мизиано, курирующий выставку, специально отметил, что представляет её прежде всего художественным событием, где есть на что смотреть, где визуальность не менее важна, чем концепция. Он собрал художников, хорошо усвоивших уроки истории искусства ХХ века. Творчество для них – целостная практика, использующая любые медиа и любые формы взаимодействия с миром. Они все виртуозные ремесленники и одновременно исследователи, поэты, философы и ироничные социальные критики. Небольшие кураторские эссе о работе каждого из участников растолковывают, где и с чем ищут авторы заданное темой выставки сродство.

 
Элизабетта Ди Маджио. Виктория. 2012

Итальянка Элизабетта ди Маджио, чьи белоснежные, гигантские, вручную вырезанные скальпелем бумажные кружева правят бал в экспозиции, увидела поразительную визуальную общность в структуре прожилок живого листа и плана средневекового города. Для этого ей пришлось освободить от мякоти гигантские листья кувшинки Виктория регия, добытые в Падуанском ботаническом саду.

Кэти Хольтен, представлявшая Ирландию на 50-й Венецианской биеннале, как настоящий системный исследователь наблюдает за долговременными природными и социальными процессами, которые происходят в хорошо ей знакомых местах, и фиксирует их с помощью рисунка. В цикле «Города» она воспроизвела планы развития Нью-Орлеана, Салины, Балтимора и превратила их в анимацию. Теперь на мониторах пульсируют образования, напоминающие рост живого организма.

Швейцарец Александр Жоли полагает, что загадку мира не стоит тревожить – ею нужно жить, как это делают герои его любимых фильмов – «Сталкера» Тарковского и «Мертвеца» Джармуша. В «Большой церемонии» старые брёвна с помощью проволоки и пьезоколонок превращаются в подобие космических аппаратов, парящих в пространстве «звукового пейзажа».


Кристиана Лёр . Куб. 2013

О включённости в вечный круговорот жизни мечтает и живущая среди тосканских холмов немецкая художница Кристиана Лёр. Она нашла себя не в созерцании или рациональном осмыслении пространства, а в его обживании. Героев своих «скульптур» она отыскивает во время долгих прогулок. Это стебли растений, семена и травы. Свои пространственные инсталляции она плетёт из лошадиного волоса, а тонкими булавками фиксирует полет бабочки.

У Вадима Фишкина, наоборот, всё совсем не очевидно. Ему важно раскрыть свойственное реальности богатство смыслов и интерпретаций. Оба его проекта, участвующие в выставке, строятся на игре слов, каламбуре, двойном значении. Название видеоинсталяции «Miss Christmas», где настоящая банка краски оставляет на стене тень колышущейся пальмы, можно перевести и как «мисс Рождество», и как «лишиться Рождества», а безымянную звезду, купленную по дешёвке, он вообще назвал M.I.STAR – Am I a Star? («Звезда ли я»).


Вадим Фишкин. M.I.STAR – Am I a Star

Художнице из Казахстана Алмагуль Менлибаевой как представителю первого постсоветского поколения в поисках идентичности пришлось создавать собственную мифологию, где первоэлементом выступил войлок. Процесс его стирки в машине превратился у ироничной художницы в космогонический акт творения.

Наконец, венгр Аттила Чёргё в поисках избирательного сродства экспериментирует с геометрическими формами и природными объектами. Абстрактное у него узнает себя в конкретном – бумажные шары, танцующие в воздушных струях, помогают понять, «Как сделать апельсин» 

Все эти квазинаучные исследования, медитативные практики, словесные и мифотворческие игры выдают жадное желание художника найти своё место в системе мироздания. Неуютно существовать неукоренённым. Но осмысление возможности существования человека во всё более неустойчивом мире занимает не только художников. Двухдневный симпозиум позволил посмотреть на проблему с точки зрения философии, антропологии и истории искусства.


Вид экспозиции

Мадина Тлостанова, профессор, доктор философских наук, в сфере интересов которой критика проекта модерна и деколониальные исследования, модерировала первую сессию – «Человеческий удел в иночеловеческом мире». Похоже, мы только начинаем понимать, как важно «перестроить свою способность воображать иные пути бытия», но уже сейчас современные теории и произведения искусства изобретают новые «трансживотные альянсы» или «союзы солидарности и доверия между мужчинами и женщинами».

Художник, куратор и один из главных знатоков сайенс-арта в России Дмитрий Булатов руководил завершающей симпозиум программой «Живые топологии / Нечеловеческие посредники». В ней анализировались жутковатые примеры, появившиеся в результате технологической деятельности современного человека, – «программируемая материя, симбиотические формы и гибриды, “полуживые” сущности и другие проявления жизни, существующей “на грани хаоса” и беспорядка». Социолог Ричард Дойл, куратор Йенс Хаузер, философ Владимир Вельминский и другие пытались разобраться, можно ли предвидеть проблемы существования человека в новом пространстве, населённом этими «нечеловеческими субъектами».


Элизабетта Ди Маджио. Материалы для творческой лаборатории

Впереди – образовательная программа, новые гости и новые вопросы. И всё равно на фоне грандиозности заявленной темы рафинированная и актуальная первая сессия выглядит камерной. Впрочем, «Удел человеческий» только стартовал, он пребывает в развитии, он открыт, его валентность высока, и самое важное теперь – чтобы необходимое время ему действительно было отпущено и чтобы в вихре непредсказуемых событий не испарился ни предмет разговора, ни сами говорящие. Мир, выстраивая свои связи, может обойтись и без них.