Фрагмент картины «Выбор мёда». Фото: Павел Герасименко

Леонид Цхэ: от графики к живописи 0

29/11/2015
Павел Герасименко 

Леонид Цхэ. Неопетербург. CПб, Name Gallery. 19 ноября 2015 – 16 января 2016

Леонид Цхэ – выпускник, а теперь преподаватель графического факультета петербургской Академии художеств – принадлежит к тому «европейскому интернационалу современной живописи», поимённый состав которого можно перечислить без особенных ошибок: председательствует, разумеется, немец Нео Раух, а в самой многочисленной германской делегации – художники на поколение младше его, также есть француз Эрнан Ба, Адриан Жени от Румынии, а ещё чех Даниэль Питин, поляк Вильгельм Сасналь и масса других художников; они 1970-х и 80-х годов рождения, и вышли на арт-сцену в последние лет десять. Как нетрудно заметить, многие происходят из бывших соцстран, художественные академии которых четыре послевоенных десятилетия следовали реалистическим конвенциям. Всех отличает умелая живопись, чья кажущаяся небрежность – один из приёмов, выражающий постинтернетное недоверие к «картинке» и связанный с её ревизией; к тому же все способы нанесения краски уже испробованы технически и исчерпаны концептуально. Эти художники переносят на холст сцены из перформансов, часто воображаемых – так, по крайней мере, на их картинах выглядят фигуры в странных положениях и за странными занятиями.


Витрина. 2015

Леонид Цхэ принимает активное участие в акциях группы «Север-7», которую справедливо считают одной из надежд петербургского современного искусства. Напористое артистическое сообщество, заявившее о себе пару лет назад, работает на стыке перформансных, театральных и традиционных художественных практик, получая результат, который ближе всего к мистериям. Перформанс «северян», прошедший на вернисаже выставки, можно рассматривать как иносказание на тему академического образования: во время длившейся около получаса акции художник рисовал, этюдником ему служила спина соратника по группе, опиравшегося на кривое бревно, а трое позировавших участника воплощали: один – малопривлекательную обнажённую женскую натуру, другой – античный гипс в патетических позах, третья модель была скрыта за паранджой холста, иногда все фигуры этой академической постановки вскрикивали. Так Леонид Цхэ сделал три натурных рисунка.


Случай на рынке. Холст, масло, карандаш, масляная пастель. 2015

 Он проявляет себя в любом графическом листе как формалист и «чистый» график: не отрывает карандаш от бумаги и длит линию, которая не просто располагается в пространстве, но занимает время, несколько раз обводит контур. Изображение вибрирует, делается почти подвижным. Течение времени обозначено не только ощутимым непостоянством паутинной линии – о дневниковой природе графики напоминает уже само перелистывание листов.

Выставка «Неопетербург» – первый крупный галерейный проект, показывающий Цхэ в первую очередь как живописца: недавно написанные холсты теснят работы на бумаге. Экспрессивное решение, которое он привык укладывать в пространство бумажного листа, теперь должно приобрести иные формы, и художник решает эту задачу с переменным успехом. В отличие от графических работ, которые изображают соратников по «Северу-7» и даже названы их именами, в картинах он более абстрагирован от событийной реальности, и вынесенный в заглавие выставки Петербург с современной жизнью – далеко не главное, всё то же самое может происходить хоть в Праге, хоть в Парамарибо («Выбор мёда», «Случай на рынке», «Пляж по пути на работу» – названия картин, и для «Летнего вечера» вовсе не обязательно уточнение «Юсуповский сад»). С фотоснимков взяты принципиально фрагментарные сцены: невозможно восстановить контекст, место реального события целиком занято событием живописным, так что зрителю предстоит иметь дело с единственной реальностью картины. Цхэ оставляет событийную часть позади, он занят исключительно пластическими вопросами, в решении которых соединяются живописец и график.


Летний вечер. Юсуповский сад. Холст, масло, карандаш. 2015

Выставленные картины на первый взгляд различаются по тону основы: часть написана на белом грунте, встречается и сепия. Ни один прямоугольник холста художник не закрашивает полностью, и, поступая так, он тоже переносит графические приёмы в живопись: среди рисунков есть сделанные как на более новой, так и на старой пожелтевшей бумаге, всех их отличает разреженная композиция. Наконец, автор, который и в графике старался расставлять цветовые акценты, подкрепляет ярким колоритом выразительность новых живописных работ.

Цхэ последовательно насыщает картину всеми известными ему приёмами: он использует подряд карандаш, уголь, масло, акрил, работает аэрографом, кистями, мастихином, даже руками, лепит форму импрессионистическим косым мазком, процарапывает, решительно смазывает её, взрывает кляксами дриппинга. Плоскость картины неравномерна по фактуре и эмоциональной насыщенности: не подчиняясь сюжету, глаз переходит от наиболее напряженных областей почти рельефной живописи к сухим графическим «затяжкам». Источник такого решения поверхности холста, превращённого в самостоятельную формалистическую партитуру, – в графическом опыте художника: Леонид Цхэ не собирается (да и не должен) делать выбор между живописью и графикой, а идёт по пути их слияния.


Заседание «Север-7». Бумага, карандаш, масляная пастель. 2015 

Выставка интересна и тем, что автор молодого поколения проявляет необычайную чувствительность к логике развития отечественного искусства: пытаясь найти среди русской живописи параллели к его работам, хочется поставить их где-то рядом с «Кругом художников». Это вполне объяснимо: вышедший из мастерской Андрея Пахомова, в своём искусстве Цхэ испытал влияние скорее его отца, Алексея Пахомова, мастера середины 1930-х годов – взять хотя бы переходящую из работы в работу узнаваемую форму овала голов, – у которого графика и живопись были единым целым. Показанные на выставке работы Леонида Цхэ могут стать неожиданным продолжением как раз этой линии искусства, в которой продолжает мерцать та городская жизнь, что иногда кажется нам узнаваемо петербургской.