Постер фестиваля

Можем! 0

С 24 до 26 апреля в Краснодаре прошёл фестиваль современного искусства «Может!»

27/04/2015 
Сергей Хачатуров
 
В Краснодаре в четвертый раз прошёл фестиваль современного искусства «Может!» Вопреки общему унынию и пессимизму он самим своим существованием утверждает приоритет свободной жизни и право быть Художником.

Организаторы фестиваля – Краснодарский институт современного искусства и арт-группировка ЗИП (интервью с её участниками уже выходило на Arterritory). Фестиваль уникален по нескольким причинам. Во-первых, у него нет бюджета. Всё, что создается на многих площадках Краснодара, делается методом самоорганизации, на общественных началах. Во-вторых, его главный принцип: вовлечение. Художники работают сообща, налаживая связи со многими общественными институциями России и мира. На площадках «Может!» собираются друзья из разных городов со своими программами. Принцип вовлечения предполагает и максимально интенсивный контакт со зрителем, подразумевает ситуацию сотворчества, соучастия.

В-третьих, фестиваль бережно и талантливо защищает тему site-specific. Краснодар – удивительный город с многослойной вязью культурного текста. Помочь расшифровать эту вязь, обратить внимание на гений места Краснодара, тем самым заставить любить его и беречь – задачи, которые успешно решает фестиваль «Может!» 

В-четвертых, во время арт-праздника торжествует принцип импровизации и экспромта. Приветствуются проекты экспериментальные, не отяжелевшие, не погрузневшие в своем перфекционизме и дороговизне воплощения. То, что царит на «Может!», сродни этюдам, боццетто, эскизам. Это искусство лёгкое и общительное, податливое к личному пониманию и индивидуальной интерпретации.


Степан Субботин: «Работа в палатке называется „Интимное место”. Мы предлагали зрителям остаться один на один в палатке с коробочкой личных фотографий женщины из Гамбурга. Мы купили этот альбом в г. Киле на барахолке за 5 евро. Этой женщины уже, скорее всего, нет в живых, а фотографии, оторванные от контекста, получается, продолжают своё существование уже в Краснодаре, и личная история оживает только уже в свободных интерпретациях».

Наконец, в-пятых, у фестиваля ну совсем нет священной в нынешнем арт-мире фигуры куратора. Вдохновители и организаторы братья Василий и Степан Субботины никакой общей идеи не формулируют, в рамки не загоняют. Приглашают каждого осуществлять свою идею. И помогают в её реализации собственным трудом и трудом многочисленных энтузиастов-друзей. На первой странице сайта фестиваля можно прочесть, что организаторы принимают заявки от художников со всего мира, которые не должны быть сложными для воплощения. «Воплощать идеи будут своими силами краснодарские художники», – написано в программе.

Как эти принципы реализуются на практике, успешно показал четвёртый фестиваль «Может!», который прошел с 24 до 26 апреля. Моё знакомство с ним началось в мастерской бизнесмена Николая Мороза. Несколько лет назад он зашёл на выставку группы ЗИП. Заинтересовался. Сперва расценил их искусство как баловство. Затем поставил себе задачу не думать об их творчестве однозначно, попытаться осмыслить. Увлёкся. Зарядился энергией социального искусства. Стал поддерживать деятельность группировки ЗИП, Краснодарского института современного искусства (КИСИ). Своими средствами в 2012 году обустроил их резиденцию «Типография», ту, где проходят основные мероприятия «Может!» Сегодня Николай повёл меня именно в свою мастерскую. Энергия вовлечения помогла ему понять и себя как художника. На выставку в рамках «Может!» он представил триптих, в чём-то напоминающий авангардный агитлубок времен Первой мировой войны. Пример Николая Мороза – самый яркий на тему того, как самоорганизующееся сообщество переформатирует общественные отношения.


«Красотометр» Ивана Дубяги. Фото: Екатерина Квитко

Жанр сатирической картины, графики, лубка – один из самых действенных, убедительных и любимых в пространстве вовлечённых в процесс краснодарского contemporary art. Сформулированное «шершавым языком» наивного искусства послание активно, оно непосредственно воздействует на человека, заостряет проклятые проблемы жизни категорично, без экивоков. Вот залог успеха этого искусства: честность, отрицание стилизации, распространённой в салонном искусстве техники «под наив». И именно честность, самоотверженность, умение простым языком поставить сложные неоднозначные проблемы, пластическая отточенность, завораживающая, как современный танец, contemporary dance, определяют работы художника Ивана Дубяги. Его выставка стала своеобразной сердцевиной фестиваля. Она проходит в резиденции КИСИ и ЗИП, «Типографии». К искусству Дубяги очень подходит родившийся у меня экспромтом термин «обязательный художник». Его картины и графические листы – о том мороке, что окружает нас повседневно, о наших неизбежных фобиях, страхах, рождённых в глубине подсознания химерах и чудищах. Экспозиция называется «Красотометр». Это ироническое название. Вернее, саркастическое. Ведь в переводе с греческого слово «сарказм» означает «терзание плоти». Вот эти терзающиеся, израненные, корчащиеся живущие в нас существа населяют картины Дубяги. Они будто водят хороводы, жалобно вздыхают, ковыляют по степям, полям, лесам, стенают и плачут… Сирые, убогие, часто одноглазые, мохнатые. И пробуждающие сострадание. Дубяга – тончайший, аристократичный живописец. Его точность пластических мотивов и нежную красоту колорита оценил бы другой любитель превращать наивный и брутальный жанр городского изобразительного фольклора в шедевр высокого искусства, великий авангардист Михаил Фёдорович Ларионов.


Фото: Екатерина Квитко

Удивительно, что в проектах четвёртого фестиваля русский авангард неосознанно стал кодом, помогающим сделать эскизное высказывание по-настоящему интересным и важным. В этом плане порадовала расположенная в старой части города, в особняке, мастерская Константина Журкина с двумя проектами: Павла Куща («Игра задержанного после стихийного митинга») и совместного – Валерия Лимонадова, Артёма Циомы («Бесконечный бой»). Эти проекты интересны и потому, что доказывают: протестное движение в регионах может быть куда более осмысленным и интенсивным, чем в дремотной атмосфере потребления столичного общества. Лимонадов и Циома показали видео с боксёрами, которые застыли в вечном поединке. История Павла Куща вообще феноменальная. Образованнейший интеллектуал, он в свое время пошёл работать в милицию, думая, что реально поможет изменить социум к лучшему. Неизбежное разочарование, нежелание жить «как люди» (брать взятки) отвратило его от государственной машины на сто восемьдесят градусов. Он стал активистом. Во время несанкционированного митинга против результатов выборов в Госдуму Павла задержали на два дня. В камере крылатой стала фраза «Мой голос украли». Из дозволенных вещей у Павла оказался томик стихов Марины Цветаевой с иллюстрациями знаменитого ученика Петрова-Водкина Николая Купреянова. Из страниц книги Кущ сделал игральные карты, нанося окурком масти и значения. После выхода на свободу Павел превратил испорченные страницы в арт-объекты, нарисовав портреты сокамерников под красными и белыми значками мастей и соотнеся каждый портрет с пронзительным стихом Цветаевой. Вышел проект, который в мастерской показывался на столе, разделённом пополам металлической сеткой. Общая тема двух экспозиций оказалась не только в строку критики общественной летаргии, но и удачно срифмовалась с протестным движением в искусстве вековой давности – деятельностью художников «Бубновый валет». Вспомним их страсть иронически обыгрывать буржуазную моду на боксёрские поединки. Вспомним и эпатажное название, в котором «бубновый валет» ассоциировался с каторжником.


Фото: Сергей Хачатуров

В плане чуткого отношения site-specific порадовали проекты, спрятанные в складчатом пространстве улиц и проспектов Краснодара. Из окон мастерской признанного художника Владимира Колесникова брызжет «Бахчисарайский фонтан». Старая одежда на веревках в несколько рядов спускается из окон в форме вазы. «Ваза» окрашена в цвета российского триколора. Художник опрыскивает маечный триколор из окон, и вода стекает в банки на полках. Инсталляция сделана во дворе, чем-то напоминающем крымские селения с резными галереями и садиками. Сатира и сарказм в модальности абсурда в этом высказывании вполне уместны.


Фото: Степан Субботин


Фото: Наташа Цюпко

В мастерской группировки ЗИП на Заводе измерительных приборов советские выморочные цеха приняли своих выморочных героев. В частности, Екатерина Ненашева и Виктор Новиков сделали фантомную комнату «неокоммуниста», персонажа, который не прочь исповедовать фундаменталистские ценности и через пятнадцать эдак лет будет награждён орденом вечным президентом России В.В. Путиным. Прямо на фасадах высоток нового микрорайона «Московский» в ночи участники фестиваля проецировали видео на тему городской культуры и её абсурдистской трансформации во времени и пространстве. Увлечённые прохожие с интересом вовлекались. На Сенном рынке работающая в Лондоне и Москве художница Катя Сиверс договорилась с торговцами стройматериалами и прямо за прилавком показывала видео о сериалах 90-х годов, закрасив в них зелёным все детали антуража. Вышла тема «стиль как амнезия», очень философская – по контрасту с бурной реакцией на стрит-арт соседних торговок, норовящих пустить в ход кулаки в отношении загораживающих подступы к прилавкам участников «Может!» Тоже отличный опыт социальной коммуникации.

Темой проекта живущих в Лондоне художников Алисы Олевой, Debbie Kent стали сделанная участниками фестиваля фиксация зарисованных в блокнот впечатлений от променада по городским бульварам и наблюдения за городом, в котором художники группировки ЗИП спрятали арт-объекты в самых неожиданных местах (в днище мусорных тумб с вензелем императрицы Екатерины, на парапетах клумб, у постаментов скульптур).


Фото: Сергей Хачатуров

Воронежский художник Илья Долгов прислал развёрнутую в чистом поле «Лесную газету» – красивые, полные метафор и поэтических аллюзий тексты на тему пустоши. Команда воронежцев и краснодарцев посадила в загородном поле у установленной в перспективе ландшафта газеты настоящий колючий кактус – возможно, символ культуры без геополитических границ.

Отдельными программами стали кураторские проекты, угнездившиеся в общем свободном от кураторского диктата формате «Может!» Понравился замысел зиповца Эльдара Ганеева разоблачить жалкую участь окружающего нас новостного мусора, который впору скатывать в шарики и кидать в урны, оттачивая меткость глазомера. Интересными оказались программы из Ростова-на-Дону, Воронежа. Как рассказал участник «Может!», один из лидеров нового поколения краснодарских художников Виктор Линский, отличие этого фестиваля от предыдущих – в особой интенсивности общения между регионами, городами и странами. Таких масштабных делегаций из разных географических точек в истории фестиваля ещё не было.

Заточенный под сотворчество и «инициативу с мест», Краснодарский фестиваль современного искусства «Может!» развивается масштабно и осмысленно. Развивается, потому что создан смелыми людьми. Не трусами, но творцами.


Андрей Сяйлев. Текст упал и лежит. Фото: Сергей Хачатуров