Графика Пеэтера Аллика. Фото: Михаил Григорьев

Тартуский договор в действии 0

6/02/2015
Павел Герасименко

11 000 лет спустя. Современное искусство Эстонии
Галерея Люда, Санкт-Петербург
24 февраля – 5 марта, 2015

Выставка эстонских художников называется «11 000 лет спустя» и во вступительном тексте сдобрена обаятельной мифологией: «Археологические находки подтверждают, что первые предки нынешних жителей Эстонии появились на этой земле 11 тысяч лет назад, сразу после отступления ледника. Можно сказать, что эстонцы относятся к древнейшим оседлым обитателям Европы – несмотря на все исторические катаклизмы, они и поныне живут на своей земле. Выставка позволяет окинуть взглядом духовный мир людей, обитающих в этих местах сегодня, спустя 11 тысяч лет» – пишет инициатор выставки, пярнуский художник и куратор Янно Бергманн.

К искусству из стран Балтии в целом в Петербурге особое отношение: ещё в советское время Эстония была «ближним Западом» и вместе с Латвией и Литвой отличалась необычной для того времени визуальной культурой и смелостью. Можно вспомнить и про тартускую семиотическую школу, и про журнал «Радуга».


Фото: Павел Герасименко

При этом ближайшие восточные соседи эстонцев совершенно не в курсе актуального искусства и происходящих в Таллине, Тарту, Пярну художественных процессов, разве что в последней «Манифесте» принимала участие Кристина Норманн, а стараниями таллинской галереи Temnikova & Kasela известен Яан Тоомик – это два сформировавшихся и востребованных художника. Выставка в «Люде» – очередной эпизод в знакомстве петербургского зрителя с эстонским искусством. В пространстве галереи поместились серия из четырёх графических листов Пеэтера Аллика, объект группы «Арт-контейнер», фрагмент инсталляции Евгения Золотко и рисунки Янно Бергманна, ставшие оммажем ещё одному автору, который не смог принять участие в выставке, Марко Мяэтамму. Всё это работы последних лет.

Некую иронию можно усмотреть в том, что руководящий галереей «Люда» художник Пётр Белый, который известен своей большеформатной печатной графикой, в последнее время делает объекты и инсталляции и – кто знает? – может, в будущем займется перформансом.

Рассматривая выставку, на которой почти все художники (кроме разве что Пеэтера Аллика) в новинку петербургскому зрителю, и стремясь определить своеобразие эстонского современного искусства, очень легко незаметно поддаться имперскому комплексу, описывая в неоколониальном дискурсе совершенно самостоятельное искусство независимой страны как «маленькое», однако это заблуждение будет опровергнуто всеми авторами – на выставке нет никакой камерности или бидермейера, интонация показанных работ внятная и уверенная.


Графика Пеэтера Аллика. Фото: Михаил Григорьев

Аллик, которому сейчас под пятьдесят, пребывает в статусе патриарха эстонского искусства. Его графика хорошо известна, изобразительный язык давно сложился, а стиль безошибочно узнаваем. Четыре линогравюры из серии 2006 года «Как стать богатым и красивым» фотоспособом увеличены до огромных плакатных размеров. При увеличении сделанные штихелем линии превращаются в самостоятельный орнамент, наброшенную (как в поздних вещах Уорхола) маску, но в чёрно-белой графике напоминают прежде всего о муаре старого телевизионного изображения. Аллик единственный, кто делает внятное политическое высказывание: эрегированный член, монета, пистолет, бутерброд несут повелительные надписи, которые определённо воспринимаются как реакция художника на «новые времена» евроинтеграции.


Фрагмент инсталляции «Теплота» Евгения Золотко. Фото: Михаил Григорьев

Евгений Золотко представлен на выставке фрагментом созданной в 2013 году тотальной инсталляции «Теплота», которая, к сожалению, потеряла в пространстве групповой экспозиции свою тотальность. В видео перформанса, который назван «Ангелу Лаодикийской церкви напиши», художник демонстрирует ребёнку чудо воскрешения: опущенная в жидкий азот живая рыбка не замерзает насмерть, а оживает в аквариуме – и это действительно так. Всякий может продолжить строчку из Апокалипсиса там, где речь идёт о «холодном» и «горячем», а по словам художника, «теплотой» дети иногда называют вино причастия. Пронизывающая инсталляцию и всё творчество Золотко христианская образность обернулась в соседстве с другими работами в «Люде» плакатным символизмом. Живущий, как и Аллик, в Тарту, Золотко стал известен как автор нескольких масштабных инсталляций, за одну из них – «Вещи» – он получил в 2012 году ежегодную Премию имени Антона Старкопфа, вручаемую за скульптуру. Как говорит сам художник, теперь он подумывает о том, чтобы оставить искусство, что не может не расстраивать.


Объект группы «Арт-контейнер». Фото: Михаил Григорьев

Самым впечатляющим на выставке стал объект группы «Арт-контейнер» (в составе: Танел Саар, Килиан Окхс, Янно Бергманн). С громким воем компрессоров в галерее фаллически воздвигаются и опадают пять крестов, которые сделаны из жёлтых почтовых пакетов для бандеролей, залепленных скотчем. Повторяющийся каждые несколько минут аттракцион не даёт забыть, что перед нами никакая не Голгофа или фольклорная «крестовая гора», а в лучшем случае христианский карго-культ.

Серия графических работ Янно Бергманна инспирирована рисунками Марко Мяэтамма, на которых сухая и функционалистская архитектурная графика залита алым цветом. В отличие от Мяэтамма, у которого придуманная кровь брызжет через край, создавая в листах основной эмоциональный контраст, Бергманн всего лишь повторил приём, деликатно оставив на точно так же вычерченных рисунках небольшие потёки и клюквенные брызги.


Из серии графических работ Янно Бергманна. Фото: Павел Герасименко 

Вернисаж «11 000 лет спустя» пришёлся на День провозглашения независимости Эстонии от Российской империи в 1918 году, два года спустя после которого по Тартускому договору была установлена граница между двумя странами. Но по российскую сторону границы стратификация эстонского современного искусства сейчас только начинается.