Пресс-фото

«Осколки империи» для приватного интерьера 0

11/09/2014
Ольга Абрамова 

Ольга Солдатова. Мегапиксель
Галерея «Роза Азора». Москва
5–28 сентября, 2014 

В начале 90-х дипломированный архитектор Ольга Солдатова выпустила на подиум модели, одев их в шинели, телогрейки и ушанки, расшитые бисерными звездами и самолётами. Это весёлое и яркое зрелище точно соответствовало духу времени – вся Москва была завалена атрибутами символики рухнувшего «колосса на глиняных ногах». Лотки и барахолки изнывали от обилия будёновок, папах, гимнастёрок, значков и т.д., подлинных и наскоро изготовленных для удовлетворения спроса очнувшегося к новой жизни населения и любопытных туристов.

На этом фоне дизайнерские объекты Солдатовой сразу выделились не только качеством затеи и исполнения, но и уровнем рефлексии «великой эпохи». Она выросла в Советском Союзе и сохранила добрые детские воспоминания о сияющих мозаиках московского метро, «семи красавицах» высотках, самолётах, с которыми её знакомил папа-лётчик, об октябрятской звёздочке, украсившей школьную форму. Совсем молодой встретила «гласность» и «перестройку», с энергией и талантом воспользовалась открывшимися возможностями и успела очень много. Она занималась модной одеждой и аксессуарами, шила парчовые телогрейки, спецовки и ушанки для циркового шоу Валентина Гнеушева, была стилистом и арт-директором множества рекламных компаний и просто ярким светским персонажем.

Разрабатывая золотую жилу сталинского ампира, Солдатова сумела одомашнить любимые советские символы. Её звезды и самолёты легко перекочевали с фресок и мозаик московского метро и Выставки достижений народного хозяйства на сумки, галстуки, подушки и валенки, превратились в брошки и ожерелья. Она вслед за классиком звала «весело расстаться со своим прошлым», не умничая особо, как концептуалисты, не ёрничая и не издеваясь, как художники соцарта, а только чуть усмехаясь и откровенно любуясь этими «осколками великой империи». Вышитые бисером и стеклярусом самолеты – оммаж Дейнеке, в любви к которому Солдатова не устаёт признаваться, – сияют и переливаются всеми цветами радуги. Звёздочки, повторяющие форму значка октябрёнка, вместо портрета Ленина украшены крупными сверкающими кристаллами – какая пентаграмма? какой милитаристский, пропагандистский, тоталитарный символ? – драгоценная вещица, хоть и стекляшка.

В 2000-е бисерный самолетик обрёл мозаичного родственника – художница начала работать с мозаикой и даже отправилась учиться в Равенну – колыбель мозаичного искусства. В 2007-м в Музее архитектуры прошла выставка, где рядом с расшитыми бисером, стеклярусом и полудрагоценными камнями панно появилась первая большая мозаика, а к компании персонажей советского эпоса – дояркам, спортсменам и парашютистам – присоединились герои помпейских фресок. Поддержанная куратором выставки, питерским искусствоведом Аркадием Ипполитовым, Солдатова как истинный художник постмодерна не стеснялась использовать всё необходимое, чтобы поразмышлять «о прощании и примирении с отжившими империями».

Роман с мозаикой продолжился под покровительством большого любителя этого вида искусства, бизнесмена Исмаила Ахметова. Принадлежащая ему Musivum Gallery показала на выставке «ФизКультУРА!» в 2012 году целую серию больших мозаичных полотен Солдатовой из полудрагоценных камней, смальты, камня и бисера, где спортсмены и спортсменки, бодрые духом и здоровые телом, выступают на фоне бешено закрученных конструктивистских орнаментов, а художница вдохновенно демонстрирует тонкое стилистическое чутьё, виртуозную работу с композицией, цветом и материалом. Теперь среди вдохновляющих её примеров не только московские мозаики «Большого стиля», но и образцы международного ар-деко – плакаты, журнальные иллюстрации, фотографии. Небольшая смена оптики – и задорная советская лыжница непринужденно превращается в изысканную европейку.

К сожалению, процесс европейского преобразования России протекает совсем не так безмятежно. Страна, очертя голову ринувшаяся по дороге, подскакивает на ухабах, с трудом вписывается в повороты и вообще вот-вот окажется на обочине или даже в кювете. Сегодня, на фоне всё более назойливых попыток возродить советский миф, весёлые игры с магическими символами тоталитаризма, похоже, заканчиваются. И хотя Солдатова продолжает участвовать в широкой программе «примирения с советским», которая так активно осуществляется в проектах вроде возрождающейся ВДНХ или только что отгремевшего праздника Москвы, выставка в галерее «Роза Азора» свидетельствует о появлении в её искусстве новых обертонов.

Камерная экспозиция представляет неожиданно сосредоточенную и строгую Солдатову. Фирменные самолетики и звёздочки по-прежнему на месте, но рядом с ними обитают меланхолия и мрачноватое напряжение, совсем не свойственные её работам. Проект «Мегапиксель» – это небольшие настенные объекты, где мотив первоэлемента изображения реализуется в квадратах цветного фетра, камня или смальты, дробится полудрагоценными камнями, стеклярусом и бисером. Сквозной сюжет – детский «секрет», клад, который закапывают в землю, пряча под стекло самое дорогое, чтобы потом, как будто неожиданно наткнувшись, расчистить и любоваться. Среди «секретов» Солдатовой – самолётики, вырвавшиеся из плена архитектурных конструкций, гимнасты, летящие под куполом, и даже неряшливая надпись «И.С. Бах жив», накарябанная на грязной стенке. Эти тайные сокровища прорывают ярко-красное поле из войлочных квадратов, на котором в ритмическом узоре выстроились серпы и молоты; смягчают суровость и напряжение войлочного коллажа, где сложное взаимодействие элементов образует глубокие черные тени; перекликаются с кусочками камня и смальты, заполняющими небольшие рельефы; становятся смыслообразующим центром панно из цветного войлока.

Нежные воспоминания ещё шелестят где-то в глубине надёжно запрятанных «секретов», ещё вырываются вдруг на поверхность звёздным салютом, но совершенно очевидно, что художница ищет нового вдохновения для своих недюжинных возможностей. В её искусстве всегда уживалось множество культурологических смыслов. Кроме явных отсылок к советскому конструктивизму и ар-деко, это и поп-арт, и питерские «академики», и даже Бойс с его фетишизацией войлока. Теперь пришёл черед русского модерна, театральных работ Бакста, Анисфельда, Гончаровой. Из первых опытов в этом направлении – монументальные силуэты танцовщиц дягилевского балета, рождённые живой и упругой линией, мерцающие и переливающиеся в свете цветных ламп. Их роскошь создана из лоскутов, бумаги, фольги и стекла – художница верна себе в любви к простым материалам.

Все работы, представленные на выставке, выполнены автором собственноручно. Этот факт в галерее подчёркивают особо – известно ведь, что Солдатова как настоящий современный художник работает с помощниками. Идея, эскизы, общее руководство, последний штрих – привилегия мастера, в то время как рутинная, ремесленная часть достается подмастерьям. Классическая модель успешного художественного производства, а Солдатова – успешный художник, работает безотказно. Её заказы выполняли и в Китае, и под Тверью, где существует целая артель, своеобразный филиал московской мастерской. Тем ценнее эти рукотворные объекты и тем интереснее наблюдать за почти лабораторными экспериментами с материалом, цветом, фактурой, которые не могут не привести к новым открытиям.

Хорошо бы только их не пришлось приспосабливать для украшения новенького железного занавеса.