На выставке VORTEX

Присутствие в модальности отсутствия 0

19/05/2014
Сергей Хачатуров
Фото:  Музей современного искусства «Гараж»

В московском Музее современного искусства «Гараж» открыта выставка из Риги VORTEX

До 1 июня в музее «Гараж» гостят молодые художники Латвии. Их выставка – часть программы Project Space – организованной «Гаражом» экспериментальной платформы для художников и кураторов. Участников шесть: Каспарс Грошевс, Иева Крауле, Кристине Курсиша, Дарья Мельникова, Микс Митревицс, Эвита Васильева.

По мнению куратора рижского Центра современного искусства kim? Зане Онцкуле, в той или иной степени проект VORTEX (в переводе – «вихрь») вдохновлён проводившимися в 1980-х годах перформансами Театра движения Ансиса Рутенталса. Серия называлась Probe («Зонд»). Актёры придумывали пластические экзерсисы в резиновом полупрозрачном зонде на фоне великолепного пейзажа с дюнами. Это действо, видео которого можно посмотреть на мониторе при входе, для 80-х воспринималось радикальном театром современного танца и одновременно перформансом contemporary art. Оно предвосхищало так востребованную сегодня мультимедийность, отважное преодоление жанровых и видовых специфик искусства, утверждало тему их взаимопроницаемости. Почему именно эти перформансы 80-х стали темой для рефлексии сегодня?

Пластически на видео «Зонд» мы наблюдаем лишь лёгкие пульсации. Оно начисто лишено сюжета, нарратива, пафоса социального или политического. Когда после просмотра видео мы входим в зал, то тоже оказываемся в пространстве лёгких пульсаций и мимолётностей тем, сюжетов, мыслей. Инсталляции и объекты молодых латвийцев так легки и полупрозрачны, что окутывают тебя неким облаком аллюзий, припоминаний, грёз. В центре расположена инсталляция Иевы Крауле «Восемь кубков». Кусок ткани свисает с потолка, на нем аэрозольной краской изображено что-то, что ассоциируется с театральной декорацией эпохи барокко. Какая-то перспектива с аркадами. На полу вокруг глиняные черепки. Напротив установка под названием «Спектакль» композитора и художника Каспарса Грошевса. В деревянной раме холсты и листы бумаги с изображениями неких видений спектаклей. Их дополняют объекты. Все эти касания разных тем, по словам куратора Зане Онцкуле, соотносятся с биографией семьи Грошевса, жизни в подцензурной и несвободной советской стране. Однако подобные смыслы вовсе не навязываются нам. Их можно принять во внимание, а можно философствовать и грезить о чём-то своём, выстраивать собственные ассоциативные ряды.

Другие двенадцать объектов экспозиции кружатся вокруг в таком же лёгком призрачном вальсе. Металлические инсталляции с кожезаменителем, формирующим что-то отдаленно пробуждающее мысли о контррельефах авангардистов, создала Дарья Мельникова. Микс Митревицс и Кристина Курсиша в инсталляции «Ты – стул» делают героем коврик для йоги. Их же видеоработа «15 дней молчания@59.923576,5.290029.,2014» в чём-то становится ключевой в осмыслении выставки, логику которой допустимо охарактеризовать так: «Действа легких действий». На экране мелькает покадровая анимация, взятая в поисковике Google. Связать друг с другом то, что мы видим, трудно. Это просто присутствие в модальности отсутствия, самоустранение личной властной позиции речи, личного действа. Это самоустранение даже намного более последовательное, чем в видео 1980-х Театра движения Ансиса Рутенталса.

Искусство, стремящееся быть неприметным, ожидающее самой возможности встречи с предметом, с текстом, со смыслом, передоверяющее это ожидание зрителю полностью… Это сугубо латвийская специфика молодого contemporary art? Считаю, что в предложенной перспективе Россия Латвии союзница. Когда кружил по выставке, не оставляло впечатление, будто знаешь ближайшего родственника экспозиции, увлечённого теми же экспериментами. Внезапно вспоминаешь: ну конечно же, это московская галерея 21 и кураторские проекты Станислава Шурипы и Сергея Огурцова! Искусство после концептуализма, искусство радикального эскапизма и сокрытия, переадресация самого понятия «событие» творческой воле зрителя – вот постулаты «двадцать первой» и шуриповской систем. Помню, один проект 2012 года галереи 21 и Стаса Шурипы назывался «Кажется, здесь чего-то не хватает». От экрана с видеоартом полз прямо по фальшь-стене шнур. Полз к удлинителю. Весело так полз, дружелюбно. Напоминал вещь художника минимализма. Я подвел Шурипу к экрану и шнуру и спросил: «Это всё вместе выставочный опус или только картинки на экране?» Он ответил: «Да можешь считать, как хочешь».

С чем же мы имеем дело в принципе? Полагаю, что и в Латвии, и в России среди молодых актуальна нынче тема «не безответственность, но безответность». Устали мы все от трендов, брендов, стилей, методов, тенденций, слов и вещей. Перегрузился мир потоками информации, в том числе и художественными. Перегрузился социальными стратегиями, которые, увы, в глобальном смысле малоэффективны. Перегрузился политическими манифестами с их риторикой, иногда странно близкой к официальной демагогии властей. Разве что с противоположным знаком. Даже концептуалисты стали неофициальным официозом и трибунами. В этой ситуации сохранить себя и искусство уместно в вибрации легких касаний, а не действ. Очистить пространство и ждать. И смиренно доверять зрителю, который в принципе тоже не лох какой-нибудь. Если захочет, сам смыслы сочинит.