Фото: Дидзис Гродзс

Что на рубеже веков может раскрыть нагота в искусстве? 0

15/11/2013
Анна Илтнере

В Риге, в Художественном салоне Мукусалы, до 30 ноября открыта выставка «Нагота», на которой представлены работы более 50 авторов из коллекции салона

Когда в Риге гостил Олег Кулик, и Arterritory.com на своей страничке в Facebook опубликовала анонс интервью с фотографией голого Кулика во время его перформанса 1998 года, на следующее же утро доступ к администрированию аккаунта был закрыт. В официальном сообщении Facebook было написано, что нам отводится время, за которое необходимо почистить фотогалерею, если там находятся ещё какие-то фотографии неблагопристойного характера. Принимая во внимание, насколько зоркими надлежит быть «смотрящим» за социальными порталами, чтобы искоренить распространение любой непристойности на страницах интернета, одинаково доступных детям и взрослым, эту просьбу вполне можно понять. Однако это событие заставило задуматься, была бы ситуация такой же, если бы было опубликовано фото обнажённой женщины, а не мужчины?

Отмечая Zeitgeist, на фоне которого проходит выставка «Нагота» в Художественном салоне Мукусалы, нельзя не упомянуть две выставки в Европе, привлекшие внимание к вопросам пола в жанре акта и одновременно – что там скрывать – ставшие магнитом для притяжения новых посетителей. В 2012 году в Венском музее Леопольда прошла выставка Naked Men («Голые мужчины»), а недавно в музее Орсе в Париже открылась уже другая, но похожего направления – Masculine/Masculine. L'Homme Nu Dans L'Art de 1800 A nos Jours («Мужчина/Мужчина. Мужчина в искусстве от XVIII века до наших дней»), которую можно осмотреть до 8 января следующего года. На фоне этих выставок «Наготу» в Риге характеризует более классический подход – хотя включены работы от начала ХХ века до наших дней , что даёт захватывающую возможность в одном месте увидеть подход и Яниса Валтерса, и Отто Зитманиса к живописанию обнажённого тела, но всё же доминирует именно женская нагота. За некоторыми исключениями – в том числе уже упомянутого Олега Кулика из серии «Новый рай» (2001), а также чёрно-белой фотографии Инесе Калнини «Без названия» (2013) с парнем, который курит. Голыми предстают также «Близнецы» (1992) Аусеклиса Баушкениекса, которые не спеша всё же собираются одеться.


Экспозиция на балконе Художественного салона Мукусалы. Фото: Дидзис Гродзс

Кстати об одежде – куратор выставки Диана Барчевска в описании концепции упоминает, что «голый человек – это человек без одежды». Один из теоретиков, основательно обратившихся к исследованию искусства акта, Кеннет Кларк (Kenneth Clark), в своей книге The Nude: a Study in Ideal Form, впервые изданной в 50-х годах ХХ века, указал на различие между nude и naked, отметив, что во втором случае это – раздетый человек, и тут значение связано со стыдом. В свою очередь, искусство акта сначала обратилось именно к nude, ставшем идеализированным образом человеческого тела; т.е. нагота не как тема художественной работы, но как форма. Для сравнения можно было бы сказать, что Адам и Ева перед тем как откусить от яблока, были nude, но, познав грех, стали naked, или, по-простому, «голыми» и попытались прикрыться – совсем как мужчина на фотографии Инесе Калнини делает это с помощью букета цветов. Также на акварели Кристианса Бректе под названием «Стыд» (2012) голая девушка скрывает лицо в углу, повернувшись спиной к зрителю, который, в свою очередь, краснеет от внезапных фантазий.


Экспозиция в Большом зале Художественного салона Мукусалы. Фото: Дидзис Гродзс


Экспозиция в Малом зале Художественного салона Мукусалы. Фото: Инесе Калниня

Заглавным образом выставки «Нагота» выбран написанный Леонардсом Лагановскисом в 1982 году «Акт», который стал откликом на работу Гюстава Курбе «Происхождение мира» (1866). Диана Барчевска обосновывает этот выбор тем пограничным разделом, которым Курбе на знаменитой картине обозначает акт в живописи. «Беспощадный взгляд французского реалиста, отражающий на картине только интимные части женского тела, был процитирован и в работах более поздних авторов, и проанализирован в текстах, посвящённых вопросам репрезентации женщины, как один из первых примеров радикальной фрагментации тела. Открытие в начале 2013 года того, что “Происхождение мира” вероятнее всего является только частью большой картины и вначале её дополнял также образ головы и плеч женщины, провоцирует переворот в интерпретации этой хрестоматийной работы, указывая на зависимость любого представления и предположения от исторических фактов и их контекста», – пишет Барчевска.

Именно поэтому в наши дни смотреть на наготу в искусстве означает рассматривать её как через пёстрый-пёстрый калейдоскоп. Говорить о голом теле сегодня так же сложно, как сформулировать свои чувства, глядя на Lady Gaga на обложке нового альбома ARTPOP. Ты смотришь и не понимаешь, как это воспринимать. Как закат искусства? Кокетство Джефа Кунса? «Рождение Венеры» Боттичелли на фоне разрезано на кусочки мозаики, в то время как на переднем плане сидит, прикрыв грудь и раздвинув ноги, Леди Гага. Если бы Курбе знал, что мир через неполных 150 лет родится заново как ярко-синий мяч между ног у этой поп-дивы.


Из экспозиции в Малом зале Художественного салона Мукусалы. Слева: Хелена Хейнрихсоне, «Студия Мейсенского фарфора. Кокетка II» (1993) и Гиртс Муйжниекс, «Зеркало» (2009). Фото: Инесе Калниня

Словом, выставка «Нагота» представлена в правильный момент, потому что тема тела в искусстве сегодня становится всё более интересной, да и культ тела в эпоху, в которую мы живём, кажется, ещё не достиг своей кульминации.

www.mmsalons.lv