Сергей Прокофьев. Заграждение. Люминесцентные лампы, 270 х 60 х 120 см, 2011

Всего понемногу 0

04/10/2013
Ольга Абрамова 

Ничего подобного
Специальный проект 5-й Московской биеннале современного искусства
Музей Москвы, 21 сентября 2013 – 11 октября, 2013 

Перед молодым художником в России сегодня открыто много дорог. Можно, например, отправиться в академию к Глазунову и дальше – нести знамя русского реалистического искусства в надежде на премию имени Пластова. Можно в тюрьму, как участницы группы Pussy Riot. Можно, наконец, попробовать вписаться в неспешно развивающуюся систему фондов, центров и арт-кластеров, которые сосредоточены на современном искусстве. В этой сфере есть частные деньги, но и государство всё внимательнее к ней присматривается – как раз сейчас основной проект 5-й Московской биеннале впервые расположился в Манеже, главном государственном выставочном зале Москвы. 

Экспозиция, храбро названная «Ничего подобного», – один из биеннальных спецпроектов, и в нём частные деньги и государственный интерес выступают вместе. Выставочное пространство предоставил Музей Москвы, впервые принимающий подобное мероприятие. Весной этого года там сменился директор – команду музея возглавила Алина Сапрыкина, которая 10 лет успешно руководила Центром дизайна ARTPLAY и участвовала в организации первых проектов Гаража Даши Жуковой. Сапрыкина пришла в музей на волне «капковского ренессанса», связанного с именем нынешнего главы Департамента культуры Москвы Сергея Капкова, который преобразил московский Парк Горького, Манеж и другие площадки и в целом выступает как друг детей, хипстеров, художников и пр. Правда это не спасает его от нападок свободолюбивой общественности, уверенной, что своей деятельностью он прикрывает негатив существующего режима.

Стараниями Капкова музей начал активно осваивать переданный ему в собственность ещё в 2006 году ампирный комплекс первой половины XIX века, так называемые «Провиантские склады». Комплекс требует бережной реставрации и реконструкции, чтобы соответствовать гордому званию музея XXI века, но уже сейчас новое руководство использует здания и пространство двора для концертов, фестивалей и выставок, стремясь расширить и обновить музейную аудиторию.


Алан Хатагты. Без названия. Пластикрит, акрил, литьё, 2013

В одном из корпусов и расположилась выставка, профинансированная фондом самарских миллиардеров Владимира Смирнова и Константина Сорокина, который уже пять лет пестует молодых российских художников. Смирнов и Сорокин – топ-менеджеры холдинга «НоваТЭК», и в экспозиции, фигурально выражаясь, витает дух ямало-ненецкого газа (хотя на самом деле на открытии пахло пирожными, вином и пивом).

Этой выставки ждали с удовольствием – интересно же, что придумает её куратор – необыкновенно энергичный 33-летний художник из Самары Владимир Логутов, видеоартист, инсталлятор, живописец, рисовальщик, остроумный изобретатель и исследователь, неоднократный номинант и финалист российских художественных премий. Весной в проекте ГЦСИ «Формальные отношения» он выступил вместе с корифеем российского контемпорари-арта Эриком Булатовым, а осенью стал новым куратором молодёжной площадки «Старт» на Винзаводе. Он ещё и успешный педагог, который проводит мастер-классы не только в родном городе. Однажды добрался аж до Селигера (If you know what I mean).

В свой проект для биеннале Логутов пригласил больше двадцати художников из Москвы, Самары, Петербурга, Краснодара, Харькова и Екатеринбурга. Участники-«провинциалы» плотно связаны с Москвой и Питером. Они выпускники главных российских центров, где учат современному искусству – ИПСИ, института ПРО АРТЕ, Школы имени Родченко, многие совсем недавно участвовали в московском семинаре самого Логутова. Все они регулярно выставляются на столичных площадках. Единственный иностранец Иварс Гравлейс приехал из Праги, но он тоже почти свой – родился ещё в советской Латвии и сотрудничает с фондом Смирнова-Сорокина.


Алиса Йоффе. Вот сначала травку курит, а потом колоться будет. Бумага, акварель, 21 х 27 см, 2013

Логутов много говорит и пишет о своей художественной и кураторской деятельности. Он «абсолютно вовлечён в процесс», и его рассуждения о современном искусстве, культурных кодах, пространстве и времени, обращении к зрителю если и не всегда звучат убедительно, вызывают уважение азартом, искренним пафосом и настоящим культуртрегерством. Вокруг него кипит жизнь и «уплотняется структура художественной среды». Сейчас, к примеру, он курирует и выступает участником сразу нескольких проектов Московской биеннале.

Логутов рассказывает, что для проекта в музее собрал художников по принципу «искусство, которое я люблю», чтобы показать «общность тенденции». Тенденция же, по его словам, заключается в том, что экспонированные произведения «создают ситуацию первоначального неузнавания, невозможности обработать это искусство мгновенно, переварить, усвоить на автомате», он уверяет, что это искусство «ставит зрителя в тупик». И вот тут с ним совсем не хочется соглашаться – искусство вообще трудно «усвоить на автомате», а в тупик нас успешно ставят последние лет сто. Так что зрителя, не первый раз столкнувшегося с актуальным искусством, на экспозиции в Музее Москвы ставит в тупик лишь частенько возникающее ощущение дежавю. Здесь очень хорошо видно, что участники начитаны и насмотрены, а уроки учителей – Осмоловского, Шутова, самого Логутова и других – усвоены и переварены.

На выставке есть почти всё – живопись и графика, коллаж и реди-мейд, фотография и медиаинсталляция и даже два перформанса – группа «Мыло» повторила на вернисаже своё «Фигурное катание», награждённое в 2009 году премией «Инновация», а «Красный оранжевый синий зелёный» Петра Кирюши будет продолжаться во время работы выставки.

Очень разные по существу работы объединяет только уверенно, с уважением к пространству выстроенная экспозиция. Она последовательно развивается в привычном для современных выставок полуразрушенном зале и использует все его особенности.


Иварс Гравлейс. Shopping poetry. Фотография, реди-мейд, 2012 

Открывающая выставку «Shopping poetry» Иварса Гравлейса занимает целую стену. Большие цветные фотографии транспортных лент, подающих товары к кассам сетевых магазинов вроде ИКЕА, Перекрёстка или Ашана, перемежаются реди-мейдами – оформленными в рамку кассовыми чеками. Набор товаров на каждой ленте – метафорический портрет покупателя, а все вместе они складываются в ироничную поэму о жизни современного города.

От остальной экспозиции этот стоящий несколько особняком проект отделяет «Заграждение» Сергея Прокофьева. Составленный из сияющих люминесцентных ламп гибрид Дэна Флавина и «русского бедного», самый яркий (буквально) объект выставки. После него не сразу разглядишь всю тонкость психоделической живописи Кирилла Макарова, а тебя уже тянет дальше мимо изрезанных альбомов Светы Шуваевой, расцветших деревянными цветами точилок Александры Галкиной, застывшего акрилового всплеска Алана Хатагты, цветных фотографических абстракций Сергея Сапожникова, минималистских холстов Ивана Новикова и Сергея Попова, пропитанной эпоксидной смолой тряпицы Иры Цыханской. От проекта к проекту, от стены к стене длинного зала ведёт тебя уверенная воля куратора. Останавливаешься перед лампочкой Владимира Потапова, где гладкое письмо противостоит оголённой фанере, замечаешь маленькую акварель с поэтическим названием «Вот сначала травку курит, а потом колоться будет» Алисы Йоффе, вспоминаешь о смерти рядом с «Nature morte» Владимира Селезнёва. Наконец, упираешься в «Полное собрание сочинений Ленина» Андрея Сяйлева – 54 тома, кирпич к кирпичу, и на каждом выгравирован профиль вождя мировой революции и полагающийся текст на корешке и обложке. Этот соц-артистский проект как будто перебрался сюда с выставки «Реконструкция» об искусстве 90-х, проходящей сейчас в фонде «Екатерина». А рядом – инсталляция «Открытий больше не будет» краснодарской арт-группировки ЗИП, впервые показанная 6 мая 2012 года в день Марша миллионов. В общем контексте выставки даже она вдруг растеряла свою протестную силу и зазвучала вполне постмодернистски – действительно, многое из того, что продемонстрировали экспоненты по воле уважаемого куратора, давно стало привычным.


Андрей Сяйлев. Полное собрание сочинений. Кирпич, гравировка, 2013

Возможно, выставка получилась такой спокойной и даже академичной из-за внимания «руководящих органов» (рассказывают про «искусствоведов в штатском», которые присутствовали на вернисаже и внимательно осматривали экспозицию на предмет «экстремизма»), но она всё равно полезна и участникам, и зрителям. Зрители оценили качество молодого искусства по репрезентативной выборке. А художники, отчитавшись за проделанную работу, съев на вернисаже по куску именинного торта, свечки на котором задувал Иосиф Маркович Бакштейн, и обзаведясь полезными знакомствами, побежали дальше.

И только Пётр Кирюша продолжает пока свой медитативный перформанс – он меланхолично закрашивает большие холсты под объективом камеры, которая фиксирует всё происходящее.