Хельмут Ньютон. Bergström Over Paris. 1976

Хельмут Ньютон: я – порнограф 0

08/08/2013
Alida Ivanov, Стокгольм

Helmut Newton. I’m a Pornographer
Fotografiska, Стокгольм
31 мая – 29 сентября, 2013

В работах Хельмута Ньютона присутствует аура фетишистского вожделения, которая помещает их в неопределённую область между почти бесстрастной фэшн-фотографией и агрессивной сексуальностью. В стокгольмском музее фотографии Fotografiska проходит выставка Хельмута Ньютона – хороший повод познакомиться поближе с этим фотографом и, по его собственным словам, порнографом, хотя музей предпочёл бы счесть это слово не более чем провокацией. 


Хельмут Ньютон, «Перевязанный торс» (Tied-Up), Ramatuelle, 1980

Хельмут Ньютон родился в Берлине в 1920 году. Он начал заниматься фотографией в 12 лет, когда получил свою первую камеру, работая подмастерьем у фотографа. Семья Ньютона покинула Германию до начала Второй мировой войны – в 1938 году они уехали в Южную Америку. В 1945 году Хельмут получил британский паспорт и поменял фамилию на Ньютон (его настоящая фамилия – Ньюстадтер). В 1948 году он женился на австралийской актрисе Джун Браун. Она дебютировала под сценическим именем Джун Брюнелл, а в 1970 году взяла себе имя Элис Спрингс, позаимствовав его у австралийского города. Спрингс добилась успеха как фотограф, но она также была редактором, куратором и доверенным лицом Ньютона. 

Сотрудничая с различными журналами, посвящёнными стилю и моде, в том числе – Vogue, Elle, Queen, Stern и Nova, – Ньютон всегда придерживался своих взглядов. В 1960-х он использовал провокационные ингредиенты и создавал многослойные интерпретации-повествования, играя с условностями фэшн-фотографии. В те времена большинство фотографов использовали модель в качестве почти безликого манекена, заточённого в студии. Ньютон же создавал персонажей, которые рассказывали истории, воплощая образ определённого типа жизни или стиля жизни в аутентичном окружении, – со всем доступным освещением. При этом он порой с удовольствием обыгрывал и статус «безликости» своих моделей, подчёркивая их почти безжизненность, «машинность», эмоцию абсолютных объектов. 

Входя на выставку в музее Fotografiska, посетитель попадает в большой зал, в котором выставлены многие из его фэшн-фотографий, начиная с 1960-х и вплоть до 1990-х. Работы периода 1960-х кажутся более яркими и энергичными, а дальше начинается более тёмный и противоречивый мир. Fotografiska пытается «как следует» представить Ньютона «народу», это очевидно. Вы видите людей, чинно бродящих по выставке, на которой как будто игнорируется явная нагота, тематика нацизма и садомазохизма. Выставка продолжается в маленькой комнате, где демонстрируется документальный фильм Helmut by June («Хельмут глазами Джун») 2007 года. Это интимный кинопортрет, созданный его вдовой Джун Ньютон / Элис Спрингс. Остальная часть выставки – большие чёрно-белые снимки нагих женщин, которые смотрят прямо на зрителя. В этом же помещении размещена работа Sie Kommen (Naked and Dressed) (1981) – четыре женщины в одинаковых позах на двух фото – на одном они нагие, на другом – одетые. 

Моё отношение к Хельмуту Ньютону вполне поверхностное. Я видела его работы, но не могу сказать, что он оказал какое-то воздействие на моё эстетическое восприятие или на мою жизнь. Я – в общем-то идеальный посетитель этой выставки. Цель куратора – сформировать наше отношение к художнику и понимание этого художника. Здесь всё организовано настолько «педагогично», что выглядит почти беспроигрышно. Вам предлагают рассмотреть развитие художника – кого он знал, с кем работал, его отношения с женой, его отношение к телу. Но вас всегда держат на расстоянии. Главным образом этот эффект вызван самим стилем работ Ньютона. Несмотря на то, что на большей части снимков люди раздеты или уязвимы каким-то иным образом (как, например, на портрете стареющего Сальвадора Дали), в них всегда присутствует полутон неловкости – в позе или в глазах. Это становится частью дистанции между тем, что изображено, и зрителем. Некоторые фотографии сексуально откровенны, но они не сексуальны – как раз из-за этого чувства неловкости. Вполне возможно, что именно по этой причине так много людей могут бродить по этой выставке, не испытывая припадка добродетельности. Сексуальность и вожделение передаются объектам, представленным на фото, – будь это туфля, зеркало, стул, ожерелье и так далее. Что на самом деле и является основополагающим фактором в редакторской работе: заставить людей хотеть купить то, что они видят.

Также на выставке представлены несколько более «частных» фотографий, например, In our kitchen («На нашей кухне») (1972), на которой Джун Ньютон в костюме без передней части сидит на столе и прикуривает сигарету. Я поставила слово «частный» в кавычки, потому что не совсем уверена, что в его творчестве было место чему-то подобному. Пожалуй, самое обескураживающее в нём как в художнике – это его эксгибиционизм. В таком случае он, конечно же, – порнограф. Он всегда присутствует, его жена всегда присутствует, одетая, раздетая, открыто, приватно. Дистанция там всегда есть, но в этих случаях она создаётся Ньютоном через его позицию фотографа.


Хельмут Ньютон. Self-Portrait with Wife and Models Vogue Studios, Paris, 1980. В мае прошлого года фотография была продана на аукционе Christie's за 319 тысяч долларов

Честно говоря, когда меня попросили написать о Хельмуте Ньютоне, я несколько смутилась. Я пошла на выставку, чтобы проверить, смогу ли найти там то, с чем я могу его соотнести, сможет ли Fotografiska объяснить мне, почему он для нас сегодня – такая важная фигура. Несмотря на «педагогический» стиль выставки, кажется, организаторы ошиблись, не поместив работы Ньютона в более широкий контекст. На кого он повлиял? Почему сегодня он для нас важен? 

Они хотят поднять его выше статуса «порнографа», но, может быть, они вовсе не должны этого делать.

fotografiska.eu