За пару дней до открытия...

Трудное пограничье 0

08/07/2013
Сергей Хачатуров

4 июля созданной при московском Научно-исследовательском физико-химическом институте имени Л.Я. Карпова лаборатории Art&Science исполнилось пять лет. Первый юбилей отметили выставкой «Фронтир» (в переводе с французского – граница). Выставка очень удачно актуализирует все проблемные зоны созданной лаборатории, все её стратегические победы и замешательства.

Честно говоря, модный тренд science art принимается без фанатизма. И не потому, что художественный гений и мир технологий несовместимы. Дело в некоей растерянности самих художников, вступивших на путь поиска альянса науки и искусства. Причины этой растерянности могут быть разные и совсем не связанные с тем, что в России, дескать, техника на первобытном уровне, а «у них» – всё тип-топ. Скорее, одна из причин – часто практикующееся художниками science art ускользание от сущностных вопросов мира искусства. 


... И на открытии выставки. Фото: LABORATORIA Art&Science Space

В залах лаборатории демонстрируются работы уважаемых авторов. И работы эти интересные. Так, например, сотрудник Балтийского филиала Государственного центра современного искусства Дмитрий Булатов совместно с Алексеем Чебыкиным изучили гигантских улиток и сделали о них фильм. Сняли электронные графики поведения улиток. И транслируют параллельно виртуальные схемы и реальное кино улиточной жизни. К каждой улитке прикреплено что-то вроде шайбы, над которой возникают объёмные свечения (по аналогии с iPad, который направлен на qr-код). В принципе, зрелище загадочное, но мир органический и мир хай-тек абсолютно автономны по отношению друг к другу. Сходный вывод об автономности делается в экспликации к видео. То есть вся сложная технология использована ради иллюстрации априори понятной максимы.

Художник и учёный Дмитрий Морозов навёл на раковины тропических моллюсков Conus цифровые микроскопы. Рисунок раковин переводится в компьютерное изображение и звук. В принципе, всё придумано технологично. Однако результат какой-то очень дизайнерский. Что-то подобное делают художники Шульгин и Чернышев с лицами посетителей московских вернисажей. Проходя мимо нацеленных на нас цифровых камер, мы видим себя на мониторе в образе пиксельной картинки, которая стилизована под портреты Уорхола, к примеру. Так же в режиме скринсейверских заставок светятся узоры волшебно красивых в натуре раковин.


Группа «Куда Бегут Собаки». Лица запаха. Интерактивная инсталляция, 2012. Фото: Борис Вилков

Екатеринбургская группа «Куда бегут собаки» совместила с экраном провода, на конце которых датчики, сканирующие обонятельные паттерны. Эти провода передают информацию о составе воздуха программе, которая переводит её в данные о форме частей лица. В результате на экране лицо тестируемого, составленное с помощью запахов о нем. Парень с бородой предстал в фотороботе в виде девушки с кудряшками. Организаторы сказали, что так и должно быть, ведь это образ на основе абстракции – запаха. В таком случае, возникают вопросы. Каковы критерии оценки подобного искусства? Какие границы знаний они расширяют? И как проверить подлинность подобных экзерсисов?

Сергей Шутов изучает психологию голубей. В одну клетку он поставил хлебные чучела пернатых. Культурные голуби увидели в них собратьев и жрать не стали (по крайней мере сразу). В другую клетку (изначально пустую) художник поставил видеоэкран с кадрами приближающегося в полёте орла. Голуби обжили клетку с экраном и, честно говоря, мало реагировали на виртуального хищника.


Сергей Шутов. Министерство правды голубя мира. 2011–2013 (консультации нейробиолога Константина Анохина). Фото: LABORATORIA Art&Science Space

В общем, многие показанные на выставке опусы подтверждают, что искусство и наука небезынтересны друг другу, но их контакт происходит на территории домыслов, гипотез, метафор. Или, наоборот, высокие технологии привлекаются для того, чтобы подтвердить очевидное: что мир органический и плазменный всё же устроены по-разному. Проекты юбилейной выставки (как и других экспозиций на этой площадке) честно показывают, что граница территорий знаний точного и гуманитарного всё же ощутима. Об этом трудном пограничье – самый высокий по художественным достоинствам фильм Наталии Зинцовой «Граница». Художница натянула по прибрежной линии в море верёвку. Волны то тащат эту верёвку в море, то выбрасывают на берег. Следы от верёвки каждый раз получаются новых очертаний.

Схожая зыбкость движений навстречу, неявная результативность диалога определяет, на мой взгляд, особенности постановки проблемы Art&Science сегодня. Чем нас завораживают ползающие улитки со светящимися вихрями вокруг них? Какие такие новые горизонты знаний о мире и человеке мы открываем в случае с пахнущим лицом? Какова степень творческой свободы, участия воображения зрителя (свобода эта – непременное условие нахождения на территории искусства) в случае с голубиным эпосом?


На юбилейной выставке. Фото: Борис Вилков

Возможно, тренду Art&Science требуется больше доверия именно Искусству, особенностям его языка, предполагающего апелляцию к понятиям «формотворчество», «интуиция», «эвристичность». Когда эти сущностные категории будут браться в расчёт, масштаб идей, заключённых в произведениях «сайенс-арт», станет куда внушительнее, а их ценность для самопознания Человека в Мире, несомненно, возрастёт. Более того, именно эта гуманитарная стратегия позволит быть куда более смелым в общении с собственно техническим миром. Посещение его будет происходить уже не по гостевой визе. Пограничные кордоны отменятся.

 

Читать по теме:
03/01/2012 :: SOFT CONTROL уже здесь
26/11/2012 :: Сделать измеримым то, что ещё не поддаётся измерению
24.04.2012 :: Умная пыль с многослойным подтекстом