Фрагмент картины Дмитрия Махова «Снег и вороны»

Ар брют по-русски 0

Ольга Абрамова

Музей всего. Выставка № 5
Центр современной культуры «Гараж»
26 апреля – 2 июня, 2013 

Московский центр современного искусства «Гараж» впервые показывает непрофессиональных художников. В большом зале «бумажного» выставочного павильона Сигэру Бана разместились 500 работ 50 авторов. Их выбрали во время грандиозного отборочного марафона, прокатившегося в прошлом году по российским городам в рамках проекта «Музей всего» британского продюсера и ловкого промоутера Джеймса Бретта, который пробовал себя в архитектуре, работал дворником, учился в Нью-Йоркской киношколе, а потом решил стать лидером, «пастухом» нескончаемого стада самодеятельных художников. Об истории создания музея и подготовке Выставки № 5 на Arterritory уже подробно рассказывала Анна Матвеева, и вот теперь можно, наконец, оценить результат этих титанических усилий. 

 

Хорошая получилась выставка, разнообразная и насыщенная. Закалённый предыдущими четырьмя проектами Бретт умело организовал экспозицию и окружение – от маленьких экранов, на которых крутятся ловко смонтированные документальные ролики про героев выставки, до магазина выставочных товаров, где продают значки, майки и книжки. Команда молодых дизайнеров под его руководством остроумно структурировала пространство большого зала с помощью конструкций из прессованного картона и простых деревянных досок. Избушки, беседки и закутки, разбежавшиеся по всему залу, превратились в мини-выставки отдельных авторов, а в центре экспозиции появилась то ли альпийская горка, то ли мавзолей из неструганных досок, украшенный внутри и снаружи шедеврами умершего в 2011 году мастера наивной живописи Павла Леонова, участника множества российских и зарубежных выставок и лауреата Гран-при Международной триеннале наивного искусства 1997 года в Братиславе. 

 
Павел Леонов. Первая брачная ночь

На выставке много и других знаменитостей, ушедших и живых, что несколько противоречит рекламной риторике Бретта по поводу никому не известных несчастных маргиналов. Мир давным-давно оценил наивное и аутсайдерское искусство, музеи, собирающие и хранящие работы самодеятельных художников, открыты во многих крупных городах, и сегодня изображать себя братьями Зданевичами, наконец-то нашедшими Пиросмани, или друзьями Таможенника Руссо может либо очень наивный, либо хорошо понимающий выгоду подобной позиции персонаж. Джеймс Бретт скорее похож на Жана Дюбюффе, который в середине прошлого века в поисках маргинального искусства ездил по тюрьмам и лечебницам для душевнобольных. Только владелец «Музея всего» устроился удобнее – художники сами к нему приходят со своими лучшими произведениями. Деловая хватка Бретта привносит в проект дух популярных телешоу, но что поделаешь, если именно это помогает и признанным мастерам наивного искусства, и огромному числу новобранцев найти сегодня своего зрителя. 

Между тем московская традиция общения с самодеятельным искусством очень богата. Не углубляясь в историю, где были лубок, вывески, интерес мастеров дореволюционного авангарда к примитиву, вспомним, что в СССР, провозглашавшем право «каждой кухарки» уметь что угодно, проходили большие выставки самодеятельного искусства и действовал ЗНУИ (заочный народный университет искусств), педагоги которого, замечательные мастера вроде Михаила Рогинского или Бориса Турецкого, консультировали жаждущих. В ЗНУИ учился бенефициант нынешней экспозиции Павел Леонов, именно педагоги ЗНУИ рекомендовали Василию Романенкову сосредоточиться на графике, и теперь его фантастические религиозно-философские циклы – одно из главных украшений выставки. 

 
Фрагмент одной из работ Василия Романенкова

В 1990-е годы, уже в новой Москве, появилась галерея наивного искусства «Дар». Её организатор, куратор выставок современного искусства, доктор искусствознания Ксения Богемская собирала, изучала и пропагандировала творчество непрофессиональных художников вплоть до своей безвременной смерти в 2010 году. Теперь её дело продолжает сын, Алексей Турчин. Из их коллекции работы Алевтины Пыжовой – яркие картинки про насыщенную сексуальную жизнь всех на свете – от людей до динозавров.


Работа Алевтины Пыжовой

Среди знаменитостей и великий изобретатель фантастической «двустволки Мосина», проживший жизнь и умерший в сумасшедшем доме Александр Лобанов, чьи работы куратор Жан-Юбер Мартен в 2009 году включил в главный проект третьей Московской биеннале современного искусства, и Народный Дворник России старик Б.У. Кашкин, покойный екатеринбургский художник и панк-скоморох. 

Выставка № 5 совсем не первая, хоть важная и престижная, для многих участников, и считать их сплошь чудаками или даже чудиками опрометчиво – часто они хорошо социализированы и профессионально востребованы. Катя Езерская, совсем недавно начавшая писать в студии нижегородского художника Владимира Фуфачёва, теперь выставляется в России и во Франции, куда переехала вместе с родителями, а самопровозглашённый гений-самородок из Екатеринбурга Леонид Луговых активно снабжает горожан «хромосомными портретами», гарантирующими вечное здоровье. У Луговых, как у большинства уличных художников, есть и портрет Путина, о котором он при полном отсутствии цензуры каждые три минуты с видеоэкрана уточняет, что «это президент, он парафиновый». 

 
Работа Кати Езерской

Сайты, странички в контакте и фейсбуке есть у многих участников выставки – при желании сегодня нетрудно быть на виду. И о цене своих работ они нередко задумываются. Пётр Козельский, пермяк из Петербурга, фронтмен музыкальной группы «Почти Володя» и живописец филоновского толка, ещё на отборочном туре уверял, что его работы стоят дорого, и хоть «Музей всего» не платит художникам, но каждый получает диплом участника – чем не сертификат качества на будущее.

Подлинные «високосные люди», как их называл Венедикт Ерофеев, на выставке тоже, конечно, есть. «Пылкий духовный экстаз» переполняет цветные пастели Виталия Колузаева и геометрические абстракции Дениса Лунина. А бесконечный ряд обнаженных женщин Виталия Мольки нарисован шариковой ручкой с такой экспрессией, что заставляет вспомнить эротическую графику Эгона Шиле. 

 
Владимир Зороастров. Георгий

Как сложится творческая судьба этих талантливых людей, зависит от самых разных обстоятельств, но ведь и душевная норма ничего не гарантирует сама по себе – сейчас непростое время для любого искусства. Да и что такое норма, особенно в отношении творчества. Не менее трудно определить сегодня границы профессионального искусства – кто более профессионал: аутсайдер, чьи работы успешно продаются в галереях и на аукционах, или получивший специальное образование художник, который не востребован на рынке, а зарабатывает преподаванием, например.

Понятие профессионального уже давно потеряло четкую дефиницию, многие критерии размыты или отменены вовсе, а сильная творческая личность, одержимая искусством, – хорошая заявка на успех. И пусть владелец «Музея всего» вопреки его заявлениям не первопроходец, Выставка № 5 помогает еще раз почувствовать всё разнообразие, привлекательность и силу наивного искусства. 

После Москвы «Музей всего» отправляется на Венецианскую биеннале показывать собственный проект. Джеймс Бретт уверен, что главная идея его детища созвучна теме, предложенной куратором биеннале Массимилиано Джони – «Энциклопедический музей» это же почти «Музей всего». И хотя энергичный основатель музея всегда уверял, что совсем не обязательно следить за современным художественным процессом и вписываться в контекст современного искусства, не будем ловить его на противоречии, ведь биеннале – это не только творческий поиск и неожиданные открытия, это ещё и надёжный способ повышения рыночной цены художника, а значит – ещё одна преодолённая ступенька на пути наших героев к славе. 

 

Читать по теме:
Андрей Родионов. Екатерина Троепольская. Немного наивное искусство