Валерий Кошляков. Grand Opera, Париж. 1995

Постсоветское искусство в галерее Саатчи 0

Попытка геттоизации восточноевропейской художественной практики 

21/02/2013
Etsuj из Лондона

Gaiety is the Most Outstanding Feature of the Soviet Union
Saatchi Gallery
, Лондон

До 5 мая 2013

Выставка, чьё название можно было бы перевести как «Веселье – самая выдающаяся черта Советского Союза», сравнительно разобщена. Нет ни кураторской заявки, ни брошюры, хоть как-то помогающей понять, почему устроители выбрали ту или иную работу. И всё-таки известная объединяющая всю выставку нить просматривается. Бал в экспозиции, несомненно, правит фотография. И первые приходящие на ум слова – жестокость, насилие, бытовуха, а на противоположной стороне спектра – небытие, абстракция и провалившаяся утопия.

Все включённые в экспозицию работы предлагают взгляд на последствия недавнего политического прошлого России, потрясая своей брутальной остротой.


Викентий Нилин. Из цикла «Соседи». С 1993 года

Фотографии Викентия Нилина показывают людей, сидящих на карнизах типовых блочных многоэтажек. Они явно не собираются прыгать, просто задумчиво расположились в оконных проёмах, свесив ноги в пустоту.

Я бы отнесла эти работы к одним из лучших на выставке: они предлагают пространство, где абсурд будничной жизни придаёт лёгкость человеческому бытию. Именно эти расслабленные позы повествуют нам о странной удовлетворённости, в то же время оставляя место для сопротивления. На что способен человек, когда блаженство забытья так близко?

Бомжи на фотографиях Бориса Михайлова показаны пьяными и обнажёнными, часто на фоне каких-то промышленных построек или блочных многоэтажек. Эти изображения вызывают отвращение на грани ужаса, особенно в глазах западного человека, если о таковом вообще можно говорить. Эти изъязвлённые тела и перемолотые души представляют собой лишь часть четырёхсот фотографий, сделанных Борисом Михайловым на Украине. А как обстоят дела в других бывших республиках Советского Союза? Неужели эти портреты распада, отчаявшейся и умирающей плоти злободневны для всего постсоветского пространства?

Проект Сергея Васильева обращается к другой маргинальной части общества – заключённым. Сергей, бывший надзиратель, фотографировал татуировки на телах уголовников. Разумеется, его работы представляют собой нечто гораздо большее, чем просто коллекцию наколок. Роспись по живой коже в советские времена, мягко говоря, не приветствовалась, и на снимках мы видим не просто «картинки» на человеческом теле, а акт сопротивления, реализованный крайне брутальными средствами – иголками, кровью, мочой. Сюжеты наколок могут показаться сказочными, но по большей части несут понятные посвящённым сообщения о совершённых преступлениях и даже содержат протест против советского строя. Иногда они выражают тоску по любви. Эти фотографии были включены в привлёкшую широкое внимание трилогию «Энциклопедия русской криминальной татуировки». Сергей Васильев стал первым, кто начал каталогизировать широчайший спектр изображений, украшающих кожу зэков.


Сергей Васильев. Энциклопедия русской криминальной татуировки, № 12. 2010

Прозрачные геометрические формы Елены Поповой с одинаковым успехом ассоциируются с русским конструктивизмом и минимализмом, вызывая вопрос: что есть живопись сегодня? Инсталляция «Равновесие вероятностей», включённая в экспозицию «Веселья», представляет собой систему из множества картин в нюансированных приглушённых тонах. Уместно отметить, что в советские времена в живописи преобладали работы на льняном холсте. Нечто подобное произведениям Поповой (только не такое лёгкое и воздушное) в изобилии украшало вестибюли исполкомов, школ и заводских управлений.

Искания Яниса Авотиньша в области новой живописи родственны эстетике Поповой. Латышский живописец Янис Авотиньш хорошо известен за пределами Латвии, его представляет лондонская галерея IBID Projects. Художник предлагает зрителю закапсулированный в картинах призрачный мир прошлого. Его работы фотографичны, исполнены настроения и историчны. Изображённые на тёмной поверхности ностальгические фигуры он лёгкими мазками превращает в героев фильмов ужасов. Необходимо отметить, что свет, выбранный галереей Саатчи для полотен Яниса Авотиньша, увы, не помогает раскрыть царящую в них неповторимую атмосферу тайны.

В целом можно сказать, что галерея Саатчи вновь попыталась создать выставку, посвящённую отдельной большой стране, на сей раз России. Но почему же тогда добрая половина представленных на выставке художников – не россияне? К чему эти потуги на подобные «обзорные» выставки?

Сайт галереи поясняет, что «галерея Саатчи стремится предложить новаторский форум современного искусства, выставляя по большей части ещё неизвестных молодых или зарубежных художников, чьи работы редко или никогда не демонстрировались в Соединённом Королевстве. За последние годы с повышением информированности и интереса к актуальному искусству в Великобритании и других странах аудитория выставок современного искусства значительно возросла».


Борис Михайлов. «История болезни». 1997–1998

На заре деятельности галереи эта заявка, безусловно, была справедливой, но сегодня уже можно спорить о том, действительно ли она действует как новаторский форум. Галерея Саатчи, распахнувшая двери 25 лет назад, стала первым выставочным пространством Великобритании, существенно отличавшимся от финансируемых государством художественных институций и коммерческих галерей. Это было нечто среднее, какое-то третье пространство, предложившее фантастическое место для показа фантастических работ – большой белый куб, где просто, прямо, визуально и эстетически смело выставлялось современное искусство. С 1985 года Чарльз Саатчи открыл и выставил целый ряд теперь уже хорошо известных художников, таких, как Дэмиен Хёрст и Трейси Эмин, вместе с другими создавших группу YBAs, или «Молодые британские художники».

Нынешние залы галереи на Слоун-стрит открылись в 2008 году выставкой под названием «Революция продолжается: новое искусство из Китая» (The Revolution Continues: New Art From China). На ней были представлены двадцать четыре молодых китайских художника, в том числе – Джан Хуань, Ли Сунсун, Джан Сяоган. Однако «Веселье» явно уступает своей китайской предшественнице.

Во-первых, «Веселье» не интересуется политическими проблемами сегодняшней России и никоим образом не ссылается на актуальный политический контекст. Выставка Саатчи кажется весьма далёкой от Берлинской биеннале этого года и попыток куратора Артура Жмиевского (Artur Żmijewski) освоить территорию искусства политического активизма – новую, но благодаря сенсационному отражению в местной и зарубежной прессе очень заметную сферу. Выставка не уделяет внимания активным сегодня арт-коллективам Что делать?, Война и Pussy Riot.

Зато просматривается попытка придерживаться личных эстетических вкусов Саатчи, отличающихся стремлением к «грубому, сенсационному и эпиграммному», как это подчеркнула в 2008 году в своей статье в газете Guardian Лора Камминг (Laura Cumming).

Знаменитый художественный критик и журналист Эдриан Сёрл (Adrian Searle) как-то раз назвал залы галереи Саатчи «вариациями на тему пошлости», а выставку – «надоедливым развлечением», предлагающим работы, «выражающие известные, саатчистские вещи. На полу – гигантская какашка, напичканная полупереваренными игрушечными солдатиками».

Будем надеяться, что последующие выставки продемонстрируют попытки обратиться к какой-то более экспериментальной или хотя бы основательнее изученной теме, и мы действительно сможем получить удовольствие от нового, интеллектуального и визуально смелого подхода к созданию экспозиций.

www.saatchi-gallery.co.uk