«Капсула фотосинтеза» в «Māksla XO»

Искусство фотосинтеза 0

11/02/2013
 Элина Спроге 

Фото: Андрей Строкин 

Персональная выставка Гинтса Габранса «Капсула фотосинтеза» в рижской галерее «Māksla XO» открыта до 26 февраля

Те, кто осенью прошлого года посетили поезд, остановившийся на Рижском вокзале в рамках проекта Cosmic Underground, могут отправляться на новую выставку Габранса и не ломать голову над близкими к шантажу высказываниями, возвещающими о гибели «произведения искусства» без участия посетителей. Одна из главных сверхзадач проекта с поездом состояла в том, чтобы пробудить единение людей, невзирая ни на какие политические и социальные факторы. В сотрудничестве с Каспарсом Грошевсом и микробиологом Янисом Лиепиньшем Гинтс Габранс в виде эксперимента создал инсталляцию, которая в наибольшей степени отвечает концепции события. (Хотя навряд ли это было приоритетом автора.) Представьте вагон, внутри которого создана импровизированная среда из надувных бассейнов для образования колоний водорослей: в результате реакций процесса фотосинтеза вырабатывался один из главных основных элементов – углекислый газ, получаемый от зрителей без какого-либо их деления по возрасту, цвету кожи или национальной принадлежности, а также культивировался побочный продукт – кислород. На сей раз автор уже независимо и с большей уверенностью реализует объект, напоминающий некий организм, в помещении галереи «Māksla XO» и оспаривает традиционный барьер между зрителем и художественной работой.

Теперь ещё более актуальным становится вопрос, который задавался бесчисленное количество раз, – представляет ли собой такого рода объект художественные или всё же научные процессы? Как их отделить и нужно ли это делать? Фотокартины, созданные за последние пару лет путём преломления световых лучей в капле воды или крови, не вызывают сомнения в своём эстетическом значении, а использование технологических приёмов для получения абстрактных обтекаемых форм только придаёт дополнительную эмоциональную ценность. По силе воздействия это сравнимо с инсталляцией Poetic Cosmos of the Breath, созданной художником Томасом Сарасено (Tomas Saraceno), где ты открываешь для себя в совершенно ином, удивительном свете процессы, в которых участвуют доступные всем природные ресурсы – свет, солнечные лучи и воздух. 

Инсталляция «Капсула фотосинтеза» в буквальном смысле представляет собой пространство, технически созданное по принципу закрытой капсулы, где с теми же водорослями должны происходить соответствующие реакции. По словам Габранса, он скорее является автором ситуаций. Собственно, как и в его ранних проектах «Starix» и «Бюро знакомств», где была создана благоприятная почва для более или менее прогнозируемого продолжения событий. Как писал профессор Чикагского университета и автор книги «Чего хотят изображения?» (What do pictures want?) Дж.Т. Митчелл (J.T.W. Mitchell), – «образы» художника после своего создания не продолжают пассивно сосуществовать с ним рядом, а меняют то, как мы думаем, видим и мечтаем, они воздействуют на наши воспоминания и воображение, пробуждая новые желания и стремления. Возможность вызывать такие эмоции, как страх, негодование, гнев заставляет осознавать актуальную для прошлых столетий тенденцию придавать художественным работам магические свойства. Однако со времён культивированного в эпоху Возрождения развития науки и вплоть до нынешнего господства рационального мышления от искусства требуется нечто большее, чем зиждущееся на ужасе благоговение и исключительно декоративная эстетика.

Увлечённость, с которой кто-то из нас читает научные журналы, перерастает в восторг, когда в результате пойманного потока ярко-белого света всего лишь на сотую долю секунды посредством хаотичного сплетения проводов (в рамках инсталляции Гинтса Габранса «Нервы», продемонстрированной в центре Риги) нашему взору предстаёт разнообразие цветов, существующее в нервных клетках человека. Автор не претендует на симуляцию статуса учёного или Бога, который зачастую придаётся так называемым биохудожникам. Кажется, что Гинтса увлекают именно эти, как будто неестественные, тонально орнаментальные игры, достигаемые лишь в результате химических исследований. 

С характерной для сценографа виртуозностью оперируя аскетичными световыми объектами и обстановкой пространства, в белом зале галереи автор действительно вызывает у зрителя впечатление работающей лаборатории и ощущение того, что ты участвуешь в каком-то чрезвычайно важном процессе. Подиум с двумя ёмкостями с физиологической жидкостью, которые в данном случае были наполнены оставшейся массой водорослей, был единственной (хочется надеяться, что лишь временно) визуализацией процесса, описанного в вводном тексте выставки. Это вещество, меняющее свой цвет в ритме симулирующего вдохи и выдохи освещения от тёпло-зеленоватого до кроваво-красного. Единственно, что смущало – параллельное звучание в пространстве выставки сентиментального альбома Radiohead – куда подевалось музыкальное сопровождение Каспарса Грошевса? Представилось, что, к примеру, композиции представителей немецкой электроники Kraftwerk или виртуоза эмбиент-музыки Бена Фроста (Ben Frost) больше бы подошли под общую концепцию.

Сам художник в интервью Arterritory.com высказал мнение, что мы не видим большую часть того, что нас окружает. С помощью своей инсталляции он визуализирует то, чему в наших буднях мы не придаём столь пристального внимания – ответственность, с которой следует относиться не только к природным, но и к происходящим в искусстве процессам. Символ живой системы, возникающей между зрителем и объектом, наглядно демонстрирует то, что при отсутствии внимания просто гибнет, а при участии, наоборот, приносит плоды, обогащает и заряжает. 

Мне кажется, что нет нужды отвечать на поставленный в начале статьи вопрос – как отделить искусство от науки и осуществимо ли это. Признаться, созданные в области современного искусства работы уже со времён флуоресцентного кролика Орона Каттса (Oron Catts) и игр Стеларка (Stelarc) с человеческими тканями не претендуют на статус фундаментального открытия, а стремятся поразить своей визуальной формой и ореолом экзистенциализма. По сути наука стремится понять не только природные, но и связанные с социологией и психологией явления, проводя исследования, эксперименты и в случае успеха получая результаты, способные доказать или визуализировать выдвинутые гипотезы. Лаконичный текст возле представленной в сером зале экспозиции созданных фотонами пейзажей гласит: «Мои картины рождаются при помощи света и воды. Водоросли при помощи света, воды и углекислого газа создают жизнь». Отсюда можно сделать вывод, что и Гинтс Габранс, ведомый собственной любознательностью, ставит под вопрос форму нашего видения и понимания вещей, поместив в рамки выставочного пространства приводящие нас в замешательство первоначальные природные процессы. Со времён характерного для начала XX века непризнания музейной художественной ценности фотографии, экспериментального кино и перформансов произошли огромные изменения, в результате всё это теперь разместилось на «полочке» профессионального искусства. Биоискусство в Латвии, пока что всё же весьма узко представленная форма творчества, поднимает планку уровня местного искусства и приучает общество принимать и осваивать новшества. Свойственное цифровому веку развитие технологий несомненно влияет на все сферы жизни, не щадя тех, кто не в состоянии достаточно быстро и ловко адаптироваться. Поэтому важно было бы брать пример с самых жизненных и древних процессов – с искусства фотосинтеза, дабы в стремительном ритме повседневности не забывать набирать полные лёгкие воздуха и смотреть на небо, заставляющее расти и развиваться.