Фотооткрытка. 1900-е. Коллекция Л.Кашук

Скажи «халва» 0

01/02/2013
Ольга Абрамова

Сладкая жизнь.
Галерея «Ковчег»
25 января  3 марта, 2013 

Московской галерее «Ковчег» в этом году исполняется четверть века. Она заслуженный ветеран местной художественной сцены. На её счету более трёхсот проектов, успешные ярмарки, российские и  международные, участие в Московской биеннале современного искусства, награды от профессионального сообщества. Кураторы галереи (сегодня это Сергей Сафонов и Игорь Чувилин) вслед за  ветхозаветным Ноем спасают «всякой твари по паре» на борту своей посудины. Вот только вряд ли им в этом помогает божественное провидение – скорее кропотливый, упорный труд, основательность и последовательность действий.

Универсальный девиз «Мы ценим традиции; нас интересует наследие; нам необходимо новаторство» охватывает и работу с творческими архивами российских художников и художественных династий ХХ века, и проблемы различных жанров изобразительного искусства. Специфическое направление интересов галереи – «немагистральные, периферийные» темы, или, как их называют кураторы, «обиняки» в российском искусстве ХХ столетия. Про это прошедшие в галерее выставки «Память нёба» (еда в российском искусстве), «Сто лет с огоньком» (курение и курильщики как предмет изображения), «На солнечном пляже в июне...» (отдых у воды в изобразительном искусстве ХХ века), «Жёлтые страницы» (газеты и изобразительное искусство) и прошлогодний «Страховой случай», приуроченный как раз к концу света. 


Илья Машков. Натюрморт с крабами. 1925. Вологодская областная картинная галерея

Новый проект, первый в юбилейном году, продолжает этот затейливый ряд. Иронически заявленное как «глюкозосодержащее», выставочное повествование развивается вокруг сахара и его присутствия в разных сферах российской жизни и искусства на протяжении столетия, от девятисотых годов двадцатого века и до самого последнего времени. Сахара буквального и сахара метафорического.


Николай Витинг. Чай с бубликами. 1977. Цветная линогравюра из собрания Ю.Шибанова

Как уверяют кураторы, поводом к созданию проекта стала коллекция художницы Евгении Двоскиной, которая уже много лет собирает фасованный сахар в кафе, гостиничных номерах, самолётах, поездах. Бумажные трубочки, пакетики и пирамидки теперь заполняют прозрачную витрину вдоль широкой стены одного из залов выставки. Сахар собственной персоной присутствует здесь и в виде коричневых кубиков, наполняющих старинную сахарницу, и в большом мешке, пристроившемся в углу. Но главное, конечно, – это живописные полотна, листы станковой графики, мелкая пластика, прикладная графика, немного бытовых вещиц.

Всё это богатство остроумно вписано в небольшое галерейное пространство. Ассоциативные ряды выстраиваются молниеносно. Сахар-фрукты-конфеты-пирожные-чай-застолье – и завертелись вокруг фантики, упаковки печенья, вкладыши для шоколадных наборов, открытки-рекламки знаменитых производителей шоколада, чашки-блюдца, цветные салфетки и натюрморты-натюрморты-натюрморты.


Константин Сутягин. Зефир ванильный. 2009

И всё это отменного качества – проект не напрасно назван межмузейным. Кураторы «Ковчега» не в первый раз работают с музейными собраниями. Партнёрами галереи бывали и Государственная Третьяковская галерея, и Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Теперь своими ценностями поделились областные картинные галереи Твери и Вологды, Государственный музей В.В. Маяковского, Музей общества «Мемориал», Фонд Марджани, не говоря уже о владельцах частных коллекций, которые сотрудничают с галереей к всеобщей выгоде и удовлетворению.

Выставка – настоящий калейдоскоп экспонатов. Фотооткрытки с дамами и кавалерами, шампанским, розами и другими атрибутами «красивой жизни» сменяются конструктивистскими упаковками Александра Родченко и просветительскими обёртками 20-х годов. Уютный домашний театр теней Ивана Ефимова и его же забавные эскизы для росписи посуды соседствуют с гравюрой Владимира Фаворского и работами художников его круга. Изысканный холст Константина Истомина не теряется рядом с жизнерадостными и плотными натюрмортами трудолюбивого Ильи Машкова. Юрий Пименов иронически наблюдает за жизнью нэпманов, а подозрительно зафиксированный на борьбе с алкоголизмом Трифон Подрябинников подробно вырисовывает самогонный аппарат на изящной чашечке. Здесь есть и Михаил Ларионов во всём блеске своей живописности, и Владимир Татлин – рисовальщик. Современные натюрморты Константина Сутягина, где густой мазок масляной краски притворяется нежным зефиром, оттеняют ироничные вышивки Марии Арендт. 


Юрий Пименов. Нэп. В ресторане. 1927. Собрание Ю.Носова

Кураторы сопровождают экспозицию цитатами из замечательных книг вроде «Большой советской энциклопедии», сборника Е.Молоховец, сталинской «Книги о вкусной и здоровой пище» или даже руководства по самогоноварению.

Эти ненавязчивые лоскутки бумаги – важная часть выставочной ткани. Они добавляют многомерности восприятию представленных объектов и помогают зрителю, оттолкнувшись от элементарных связей, двинуться в сторону настоящего смысла экспозиции, которая, хоть и прикрывается разноцветными бумажными салфетками, но умудряется рассказывать ни много ни мало о жизни и об истории.

Потому что, как оказывается, сладкая жизнь – это не просто про сахар, но и про труд и праздность, про чувства и чувствительность, про добросердечие и зависть – неспроста же название выставки отсылает нас к знаменитому фильму Федерико Феллини. Судя по всему, авторам экспозиции пригодился рецепт, который предложил в своё время режиссёр: «…сложим вместе весь собранный материал, поговорим откровенно, поделимся мыслями, вспомним о том, что мы читали в газетах, в комиксах…»


Сергей Параджанов. Без названия. 1980-е. Фонд Марждани

Самое интересное случается, когда кураторам удаётся сопоставлением экспонатов приумножить смыслы. Происходит что-то вроде химической реакции, в результате которой «радостное лицо жизни» вдруг превращается в трагическую маску. Как в случае мрачного соседства самого крупного полотна выставки, «На лужайке» Петра Кончаловского, и расположившейся рядом витрины с жестяной кружкой и искорёженным чайником из лагеря «Мёртвой дороги» Салехард–Игарка. А маленькие рисунки ягод и плодов, которые репрессированный метеоролог Алексей Вангенгейм посылал в письмах из Соловецкого лагеря своей четырёхлетней дочери, превращаются в неоспоримые улики против бесчеловечного режима, стоит только прочесть сопровождающую их небольшую историческую справку.

Каждый отдельный экспонат этой выставки в большей или меньшей степени занимателен как художественный объект, он становится объёмнее благодаря общей атмосфере, соседству, комментарию. Авторы создают полифоническую экспозицию, где разные инструментальные мелодии, яркие или звучащие под сурдинку, сливаются в сложное и многозначное высказывание. Получается выставка как инсталляция. Кураторы же в данном случае – самые настоящие актуальные художники.

А сахар в больших количествах – белая смерть. Или сладкая? В общем, это и так всем известно. 


Екатерина Григорьева.Чаепитие на Рождество. 1990. Собрание галереи «Ковчег»