«Чтобы выбрать лучшие размеры, нужно ясно видеть их и уметь оценить, ощупывая руками…»

Четвёртое измерение Ле Корбюзье 0

1/10/2012
Сергей Хачатуров 

Выставка «Ле Корбюзье. Тайны творчества: между живописью и архитектурой» организована благотворительным фондом AVC Charity и проходит до 18 ноября в главном здании Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве. Во время вернисажа известные люди российского архитектурного сообщества фыркали: дескать, разобрали совершенную машину, которой является творчество Корбюзье, на части, а собрать не смогли. Так и лезут в глаза в экспозиции частности (пусть даже очень привлекательные) за отсутствием целого. Что-то вроде примечаний без текста, который разброшюрован на отдельные странички.

Любопытно, что сама аргументация в ракурсе дискурса современного искусства, скорее, нейтральна, нежели ругательна. Ведь главенство контекста над текстом, свободных частностей над догматичным целым входит в систему восприятия и интерпретации искусства, связанного с концептуальными теориями и практиками. Но главное для меня то, что талантливо сделанная выставка гуру мирового модернизма Шарля-Эдуарда Жаннере, взявшего знаменитый псевдоним «Ле Корбюзье», отважно ломает стереотипы восприятия его как создателя пары знаменитых зданий, теории ритмического размера в архитектуре (модулёр) да безумных планов уничтожения старых столиц Европы (включая Москву) ради господства армии стеклянных призм и скоростных шоссе. В экспозиции, в которой принимают участие французский Фонд Ле Корбюзье, московский Музей архитектуры имени А.В. Щусева, швейцарский музей Бельрив, несколько фондов и частных коллекций из Франции, Германии, Испании, Швейцарии, наглядно воплотился высказанный в тексте «Модулёр» тезис Ле Корбюзье о четвёртом измерении пространства искусства, стирающего границы и устраняющего барьеры. А также ломающего пусть даже ладно скроенные стереотипы восприятия творчества мастера, который в идеале был поборником того пространства, которое называл «неизъяснимым».


Осмотр выставки иногда превращается в настоящий театр теней

Да, придуманная профессором Института изобразительных искусств Нью-Йоркского университета, специалистом по связям мирового архитектурного авангарда с СССР Жаном-Луи Коэном, срежиссированная дизайнером Натали Криньер экспозиция уподоблена путешествию внутри складчатого лабиринта. Белый зал музея с величественной коринфской колоннадой разделен геометрическими модулями – витринами. При входе встречают упругие дуги спирали – стенда, на котором установлены скульптуры мастера. Чичероне-проводником по всей экспозиции оказывается не архитектура, как можно было б ожидать, а изобразительное творчество Ле Корбюзье: живопись маслом на холсте, ковры из шерсти, сделанная из дерева и железа скульптура, рисунки, а также «найденные объекты» – морские раковины, изображения игрушек традиционных культур. Эти реди-мейды Ле Корбюзье называл «объектами поэтического отклика». Именно формы раковины краба и морской раковины вдохновили его на создание великого шедевра – капеллы Нотр-Дам-дю-О в Роншане.


Найденные на морском берегу «объекты поэтического отклика» вдохновили Ле Корбюзье на многие совершенные идеи

То, что изобразительная тема стала ведущей на выставке архитектора, совсем не случайно. Говоря о четвёртом измерении в творчестве, сам Ле Корбюзье имел в виду искусство кубизма: «Кубисты впервые заговорили о четвёртом измерении… Кубисты строили свои произведения средствами самих пластических форм, не прибегая к литературным сюжетам. Именно в этой деятельности, согласованной и результативной, скрыты все замыслы, истинный мир, который в ней проявляется и о котором мы вправе и можем сказать, чего он заслуживает» (перевод В.В. Фрязинова).


План перестройки Парижа «Вуазен» 1925 года и сегодня – страшный сон для хранителей исторической памяти древнего города

Живопись Ле Корбюзье генетически связана с кубизмом. Пикассо, Брак, Метценже, Глез, Грис, Леже, Делоне становятся его сообщниками. Замечательно то, что, не в пример многим авангардистам, Корбюзье-художник себе не изменял: и в шестидесятые годы он рисовал по такому же методу анатомии формы, что и в двадцатые. Как раз кубизм с его поиском золотого сечения в отношениях между математическим расчетом принципов формотворчества и неподконтрольной только разуму интуицией, маэстрией воплощения был наиболее близким творческому кредо Ле Корбюзье стилем. Ведь даже относительно сформулированного им универсального измерения «модулёра», в котором математические расчеты соответствуют принципу человеческого масштаба, мастер писал: «…может ли числовая таблица ответить на всё? Нет!... Цифры “модулёра” – размеры… Однако объекты строительства, которые они фиксируют, представляют собой весьма различные по объему и разнообразные вместилища человека, или продолжения человека. Чтобы выбрать лучшие размеры, нужно ясно видеть их и уметь оценить, ощупывая руками, а не ограничиваясь только размышлениями…» (курсив Ле Корбюзье, перевод В.В. Фрязинова).



Живопись Ле Корбюзье звучит в унисон с лучшими опусами мирового кубизма

Интересно, что вот эта тема антропоморфного измерения архитектуры, которую нужно видеть так же разнообразно, как разные жесты разных людей, «ощупывать руками», определила потрясающую органику и пластику лучших построек Ле Корбюзье, в которых радикально нарушается ставшая для многих конструктивистов ярмом и обузой корбюзианская схема «пяти отправных точек современной архитектуры»: опоры-столбы, плоские крыши-сады, свободная планировка, расположение окон вдоль по фасаду (ленточное остекление), свободный фасад (опоры внутри дома, перекрытия на консолях).


Деревянный и железный «Тотем» 1950 года из собрания фонда Ле Корбюзье отчаянно воет на классический ордер Белого зала Музея изящных искусств

Экспозиция выставки состоит из нескольких разделов, которые назвала на открытии директор ГМИИ Ирина Антонова. Все они объединены темой «Корбюзье и…». Вместо трёх точек необходимо ставить следующее: «советская архитектура», «живопись», «наследие», «музей», «его время». Тактильность восприятия выставки усиливает присутствие трёхмерных объектов: мебели, скульптуры, макетов самых известных домов Ле Корбюзье, а также фотографий (особенно сделанных его другом Рене Бюрри) и фильмов.


Макет самого известного среди россиян здания Ле Корбюзье – московского Дома Центросоюза (1929–1933)

Проект в ГМИИ приурочен к 125-летию мэтра. День рождения отмечается 6 октября. В этот день москвичи смогут посетить единственное построенное в российской столице здание Ле Корбюзье: Дом Центросоюза на Мясницкой улице. Занимающий его ныне РОССТАТ обещает открыть двери для экскурсии по зданию (проводит Елена Гонсалес) и лекции Жана-Луи Коэна, куратора выставки в ГМИИ.