(Фрагмент) Автопортрет перед домом. 1914. Картон, наклеенный на холст, масло. Частное собрание, Париж

Праздник, который всегда вокруг 0

06/07/2012
Анна Арутюнова 

«Марк Шагал. Истоки творческого языка художника». Москва, Государственная Третьяковская галерея, 25 июня – 30 сентября, 2012

В Москве любят Марка Шагала. Пожалуй, никто из художников-модернистов не появлялся так регулярно в московских музейных залах.

Последняя грандиозная выставка «Здравствуй, Родина», где показывали самую знаменитую живопись и графику, прошла в Государственной Третьяковской галерее (ГТГ) не так давно, в 2005 году. Та же команда во главе с бывшим главным хранителем ГТГ, а ныне директором Департамента международного сотрудничества Министерства культуры Российской Федерации Е.Селезневой делала и нынешнюю экспозицию, открытую в инженерном корпусе ГТГ до сентября.

Выставка посвящена 125-летию со дня рождения художника и включена в программу Года французского языка и литературы в России. К этим официальным выставочным регалиям добавлено название, вызывающее в памяти шелест страниц какой-нибудь искусствоведческой диссертации – «Марк Шагал. Истоки творческого языка художника».

Но не стоит пугаться – никаких утомительных научных выкладок. Выставка на самом деле камерная, а тема просто позволяет показать вместе хронологически разнесенные циклы произведений, собранных по всему миру.

Здесь есть и живописные шедевры первого ряда из Государственного Музея изобразительных искусств и Третьяковки («Часы», «Окно»), любимые и хорошо знакомые, но самое интересное – это впервые экспонирующиеся в  России работы из французского семейного архива. Их привезла в Москву внучка Шагала Мерет Мейер, вице-президент Комитета Марка Шагала.

В ранних (1908–1914 гг.) акварелях, гуашах и рисунках пером, кистью и карандашом, небольшого размера живописи так называемого «семейного круга» можно увидеть как близкие люди – мама,  сестра, невеста, привычное окружение – и любимый Витебск превращаются в главных героев произведений молодого художника. Как со всё большей свободой развертываются композиционные конструкции и начинает сиять цвет. Как легко, в круговороте предметов и живых существ, реализуется радостное мироощущение юноши, 19 лет впитывавшего мудрость хасидского окружения – «Во всяком человеке, праведен он или грешен, присутствует Бог. И даже не только в человеке, но и во всяком предмете, всякой вещи». Шагал хоть и был самым настоящим гражданином мира, никогда не отказывался от своих корней: «Если бы я не был евреем, как я это понимаю, я не был бы художником или был бы совсем другим художником».

Камертоном выставки можно назвать два альбома набросков, витебский 1908 года и парижский 1911 года, когда Шагал впервые оказался в столице нового искусства. Альбомы лежат в витрине за стеклом, а рядом монитор, на котором медленно перелистываются страницы. Эти заполненные рисунками тетрадки из архива Блеза Сандрара – поэта-авангардиста, взявшего под опеку новоиспеченного парижанина, – большая удача московских коллекционеров Тамаза и Иветы Манашеровых, которым недавно удалось купить их во Франции.

Что может лучше показать суть наблюдающего за миром художника,  чем живой набросок. Набросок-память или набросок-размышление.  Первый витебский альбом – возникающие из динамичных линий штрихов и пятен сюжеты из жизни местечка – дети, домашние животные, старые евреи в лапсердаках с развевающимися фалдами. Парижская тетрадка – начало освоения нового, попытки заговорить на языке современного искусства – от Сезанна до Пикассо. Если и задумываться об истоках, то начинать нужно именно здесь.


Лиловая обнаженная. 1967 Бумага, коллаж из ткани и бумаги, гуашь, тушь. Частное собрание, Швейцария. © ADAGP Paris 2012 Trademark – Chagall ®

А подводит итог истории о сложении творческого языка еще один цикл, который московские зрители видят впервые – эскизы монументальных работ Шагала 60–70 годов. Они появились в Москве благодаря швейцарским и французским наследникам художника. Маленькие, чрезвычайно насыщенные и сюжетно, и технически коллажи демонстрируют изощренное мастерство уже знаменитого мастера и всё тот же круг тем, знакомый нам по ранним вещам. И даже крупный эскиз знаменитого панно «Триумф музыки» для «Метрополитен-опера» (на выставке всего две больших работы) проигрывает в напряжении своим крошечным соседям.

Хронологический промежуток заполнен печатной графикой. Альбом «Моя жизнь» 1922 года приехал из Франции. Оттиски иллюстраций к «Мёртвым душам» Гоголя, выполненные в рамках проекта Амбруаза Воллара «Книга художника», Шагал подарил  ГТГ ещё в 1927 году, сопроводив трогательной надписью.  Знаменитые серии эстампов к басням Лафонтена и к Библии уже знакомы по предыдущей выставке, но это не мешает наслаждаться красивой и сложной техникой офорта с сухой иглой, когда к динамичному травленому штриху добавляется живая линия, проведенная художником прямо по металлу. Выдавленный металл образует заусенцы, барбы, которые задерживают краску и создают при печати необыкновенно бархатный черный цвет. Художник виртуозно использует технические возможности и каждый штрих и пятно превращает в самых главных героев, отодвигая на задний план сюжетную историю. И здесь он выступает как истинный модернист, прекрасно усвоивший интернациональный язык искусства XX века. 

 
Одна из иллюстраций к  «Мёртвым душам». © ADAGP Paris 2012 Trademark – Chagall ®  

В Москве впервые показывают еще два занятных экспоната. Подлинный керамический сервиз, собственноручно расписанный Шагалом к свадьбе дочери в 1952 году, долго  служил по прямому назначению. А вот мраморные фигуры птицы и рыбы для фонтана из швейцарского частного собрания всего лишь копии, правда, выполненные в единственном экземпляре с разрешения фонда Шагала.


Керамический сервиз, расписанный Шагалом к свадьбе дочери в 1952 году

В Москве впервые показывают еще два занятных экспоната. Подлинный керамический сервиз, собственноручно расписанный Шагалом к свадьбе дочери в 1952 году, долго  служил по прямому назначению. А вот мраморные фигуры птицы и рыбы для фонтана из швейцарского частного собрания – всего лишь копии, правда, выполненные в единственном экземпляре с разрешения фонда Шагала.

Вопрос копии и оригинала возникает на выставке неслучайно. Так ли уж необходимо было «украшать» экспозицию расписными стенами в стиле живописи Шагала или гигантскими проекциями его витражей из синагоги при больнице Хадасса в Иерусалиме?

В рамках концепции выставки в экспозицию включены ещё и предметы народного искусства из Российского этнографического музея в Санкт-Петербурге и московского Музея истории евреев в России. Иногда это очень красивые и трогательные вещи (ритуальные кружки, детские свитки-мезузы) и остроумные аналогии (русские лубочные картинки с их сюжетами и совсем шагаловской «протекающей раскраской»).  Иногда менее удачные решения, как в случае с попыткой представить интерьер цирюльни в местечке. Модно названный «инсталляцией», выгороженный кусок экспозиции с потрепанным венским креслом и брадобрейными причиндалами должен, по-видимому, подтвердить нам, как точен был художник в своем «Парикмахере», висящем рядом.

В целом, это, безусловно, интересный и современный культуртрегерский подход к экспозиции. Только в данном случае представленного слишком мало для полноценного кураторского проекта, но слишком много для небольшой выставки, где графика, коллажи размером чуть больше открытки, камерная живопись – всё требует сосредоточенности, близкого расстояния, хорошего освещения и внимательного разглядывания. В результате один из ключевых экспонатов – юношеские альбомы – вынужден ютиться в уголке под лестницей.

Авторы экспозиции как будто не верят, что художник сам своими произведениями способен создать нужную атмосферу. А ведь это Марк Шагал – гений, легко объединяющий фантазию и реальность, созерцательность и бешеный ритм, высокое ремесло и искренность. Мудрый и весёлый мастер, который прожил в любви и творчестве 98 лет и умер, поднимаясь в лифте после работы в мастерской. «Человек – прах и в прах возвратится. А между сим и тем – неплохо бы выпить».


Гимн Набережной часов. 1968. Бумага, коллаж, смешанная техника. Частное собрание, Париж. © ADAGP Paris 2012 Trademark – Chagall ®

www.tretyakovgallery.ru