Руссоистский парк Эрменонвилль от Ильи Орлова

Графика возвращается 0

02/07/2012
Павел Герасименко 

«Петербургская графика. Большой формат»
AL Gallery. 27 июня – 31 августа 

Выставка «Большой формат», задуманная как мини-смотр графики современных художников,  и сама вышла изящным графическим украшением, виньеткой, завершающей сезон в AL Gallery. Многие галереи справедливо и заслуженно стремятся в конце каждого года выделить свои самые удачные проекты, напоминая зрителю о произошедших интересных художественных событиях. Хотя именно в этом году три ведущие московские галереи признали бесперспективность своих усилий по созданию арт-рынка и торговли искусством в России, все оставшиеся внимательны к своим художникам, зрителям и клиентам и дорожат любым успехом.

На выставке собраны восемь известных в Петербурге авторов: большой опыт работы, узнаваемая манера и собственная история в печатной графике есть у Петра Белого, Петра Швецова, Юрия Штапакова, Владимира Грига и Александра Дашевского, зато трое других сравнительно недавно появились на петербургской арт-сцене, и в завершающемся сезоне у Ильи Орлова, Алёны Шаповаловой, Александра Морозова состоялись в AL Gallery персональные выставки. Нельзя не заметить, что в списке имен нет Виталия Пушницкого, сотрудничающего с галереей многие годы. Впрочем, в этом году у художника было достаточно успешных выставок, и в первую очередь это ретроспектива в Московском музее современного искусства.



Но даже в таком составе выставка «Большой формат» способна наглядно представить действительный формат современной петербургской графики. Так сложилось, что в Петербурге искусство графики сверх меры нагружено дополнительными культурными смыслами, сам город исторически манифестирует себя через графику. Для того, чтобы графика в петербургском искусстве воспринималась просто как медиа, равное среди прочих, потребовалась не только демократичная система отношений современного искусства, но даже и «отказ от графики», произошедший в начале нулевых. Тогда сразу несколько художников нового поколения, воспитанные в графической традиции и получившие известность как графики, предпочли ей другие способы выражения, буквально отвернувшись от офортного и литографского станка. Пётр Белый стал широко известен как автор претендующих на тотальность инсталляций, нынче он работает с традиционно «строительными» материалами практически в промышленных масштабах, открывая в своем искусстве возможности резины, циркулярных пил, неоновых ламп. Пётр Швецов прошедшие годы все больше занимался живописью, помещая её в центр продуманных инсталляционных нагромождений, кроме этого, он очень тонко расписывал кафельную плитку, а также создавал из неё скульптурные объекты. Юрий Штапаков несколько раз показывал живописные работы, сделанные на старом кровельном железе; одновременно он продолжал эксперименты, очень далеко уводившие от традиционного понимания печатной графики, и получал оттиски с помощью сочетаний различных казалось бы несочетаемых материалов и фактур. Практически оставил графику и Александр Дашевский, выступавший как мастер классического офорта, предпочтя поискам в большеформатной живописи. Владимир Григ, теснее остальных связанный с традиционной книжной иллюстрацией, был занят придумыванием разноцветного мира, в котором обитали герои счастливых 60-х и ранней космической эры. Возникало впечатление, что арсенал приемов и выразительных средств печатной графики почти исчерпался и не подходит современному искусству. Тем более, что и для Швецова, и для Штапакова, и для Белого в печатной графике практически не осталось невозможного, а художники вошли в возраст профессиональной зрелости и не могли больше довольствоваться ремесленной по сути областью искусства. Похоже, теперь графика возвращается, и это общий для современного искусства процесс: графика, в особенности печатная, не только оказалась наиболее подходящей как сравнительно дешёвое искусство для коллекционирования в условиях экономического кризиса – она также становится важной как пример оперативного и вместе с тем авторского взгляда в условиях конкуренции информации и в целом представляется демократичным искусством, решающим серьёзные пластические задачи.



На выставке все эти художники выступают несколько иронично. Пётр Швецов присылает всем курортный привет, размашисто рисуя фломастерами на составных щитах двухметровое панно, в которое он вклеивает свой портрет. Пётр Белый разрушает плоскость конструкцией из картонных коробок, на которых отпечатался след круглого пилильного диска – этот предмет, добавляющий в формальную красоту эмоции и опасность, задействован в недавних инсталляциях художника. Юрий Штапаков, продолжая свои формальные изыскания, выставляет серию оттисков на мелкозернистой наждачной бумаге «Старый китайский солдат». Александр Дашевский уверенной рукой изображает дежурные для его искусства виды бассейна, только на этот раз не на холстах, а на бумаге. Владимир Григ собрал на одном  листе 12 загадочных интерьеров под названием «13 комнат» наподобие иллюстрации к несуществующей книге.

От работ трёх других участников выставки не раз возникает ощущение, что новое поколение работающих в графике художников слабо представляет, что в этой области сделано хотя бы их соседями по экспозиции и непосредственными предшественниками – возможно, и тут сказалась потеря актуальности, произошедшая в графическом искусстве. Графика для молодых художников является служебным видом искусства, а обращение к ней выглядит скорее маркетинговым ходом, отношения с графическим искусством лишены сложности и  ощутимой драматургии. Невыгодного для себя сравнения не смог избежать даже опытный и интересный художник Илья Орлов – поверх ребристого гофрокартона он изобразил руссоистский парк Эрменонвилль, и хотя этот эффект был использован еще Дюшаном, здесь Орлов ненамеренно повторил больше чем пятилетней давности работы Швецова, чьи сделанные как формы для получения единственного оттиска «Портреты архитекторов» передавали энергию и силу печатного пресса.

Выставку несколько обедняет то, что она не стала полноценным графическим кабинетом – папки с графическими работами художников могли бы быть представлены в экспозиции вместе с выставленными работами, но они выдаются по требованию и показываются заинтересованному покупателю. Ведь в Петербурге как нигде не хватает структуры, действующей подобно немецкому обществу «Гриффелькунст». Больше полувека «Гриффелькунст» распространяет по подписке лимитированные тиражи печатной графики знаменитых современных художников, давая своим членам возможность собирать собственную коллекцию. AL Gallery, в последние годы уверенно закрепившаяся как раз в этой области искусства и в сходном ценовом сегменте, делает своей выставкой ещё один шаг в том же направлении.

 www.al-gallery.com