Работа японца Song Dong «Doing Nothing Garden». 2012

Компостная куча 0

22/06/2012
Анна Илтнере

Этим летом все дороги ведут в Кассель. С 9 июня до 16 сентября в этом сравнительно небольшом немецком городе проходит выставка dOCUMENTA (13), которую, исходя из традиционной продолжительности её проведения, вполне можно окрестить «музеем на 100 дней». Более 150 художников из 55 стран – это только половина её участников, потому что здесь задействованы ещё и биологи, физики, литераторы и представители других профессий и отраслей. «Междисциплинарное искусство мне неинтересно», – заявляет главный куратор Каролин Кристов-Бакарджиев, зато она с увлечением вместе с художниками привлекает к проектам специалистов, которые год за годом кропотливо возделывают своё профессиональное поле, а не курсируют между различными областями культуры или знаний. Высказываются прогонозы, что эту «Документу» посетят по крайней мере 750 000 человек, примерно столько же, сколько и в прошлый раз – в 2007 году. 

Показала ли dOCUMENTA (13) своим посетителям что-то неожиданное и ошеломляюще новое? Вопрос, который снова и снова возникал в голове после экскурсии по огромному организму выставки. Ведь именно чего-то такого мы и ждали от этой выставки современного искусства, которая устраивается раз в пять лет, как будто выводя арт-сообщество на новую пятилетнюю орбиту.

Куратор концептуального «хребта» выставки Каролин Христов-Бакарджиев сумела в своеобразной, но убедительной манере выразить дух времени и его проблематику.  Продолжая телесную метафору, можно было бы сказать так: никаких потрясающих открытий здесь нет, скорее dOCUMENTA (13) – это как уже давно заработанное воспаление лёгких, которое окончательно назрело, и вот теперь самый поледний момент, чтобы его заметить – а в роли «диагноза» здесь выступает атрофия полноценной жизни в нашу фрагментарную интернет-эпоху. Сразу охватывают двойственные чувства. Это и сомнения, ведь, согласитесь, тема кажется несколько банальной; и раздумья, потому что художественные работы всё же затрагивают болевые точки, обращаясь к каждому, кто разделяет опыт современного существования в духе «белки в колесе». 


Geoffrey Farmer (1967). «Leaves of Grass».
2012

Хотя пресса, описывая выставку, главным образом подчёркивает участие корифеев науки, всё же центральной осью, вокруг которой группируются многочисленные объекты и события dOCUMENTA (13), похоже, выступает такая тема, как время. Во многих работах можно заметить попытки вернуться в здесь и сейчас, в своё тело, в конкретное место. Т.е. некое «противодвижение» эпохи дигитализации, когда любой может за секунду попасть туда, куда сердце пожелает, правда, в виртуальном масштабе. Не оспаривая преимущества новых технологий, Каролин говорит о сопутствующих им побочных явлениях и о грустном парадоксе. «Доступ к информации выглядит неограниченным, а непосредственный опыт становится всё более куцым», – пишет она в пресс-релизе, который на самом деле представляет собой эссе на 14 страницах. И у искусства здесь – существенная роль: оно позволяет на некоторое время задержаться. Вот и мировой «спринтер» и всё время находящийся в движении куратор швейцарского происхождения Ханс Ульрих Обрист не раз отмечал, что только искусство даёт ему возможность остановиться, потому что требует сконцентрированного внимания и погружения.

Символично, что в 1959 году, когда проходила Documenta 2, один из её основателей, Вернер Хафман, писал: «Я бы хотел, чтобы documenta была не только удобным поводом для эстетических дискуссий и обмена информацией, но и способом распознавания подводных течений и решений эпохи – своеобразной саморефлексией художников и аудитории».

В работах dOCUMENTA (13) концепция куратора выражается в том, как подчёркивается значение ручной работы, профессиональных умений (чего стоит победный выход коллекции политических гобеленов 30-х годов – творений норвежской художницы Hannah Ryggen!), во включении в эскпозицию текстов, написанных от руки, и в том, что рабочие эскизы тоже становятся её частью. Ручная работа как бунт против ускорения повседневности. О времени здесь идёт речь в самых разных проектах и в самых разных формах. В проекте Time/Bank, начатом три года назад, e-flux актуализирует вопрос об альтернативных валютах. В буквальном смысле обыгрывается капиталистическая мантра «время=деньги», и при этом одним из способов оплаты становится персональное время человека, которое он может посвятить кому-либо другому. Может быть, обед можно получить, присмотрев пару часов за чьим-то ребёнком? Тем временем художник из Йоханнесбурга Уильям Кентридж (1955) в своей инсталляции The Refusal of Time (2012) анализирует релятивность времени и возможные варианты того, как его можно измерять и вести ему счёт.

Обозначенная Каролин Кристов-Бакарджиев проблематика согласовывается с тем направлением философии, которое особенно активизировалось именно в последнее время. А именно – с так называемой embodiment-философией, в которой рассуждается о значении тела и телесного в формировании субъективности, знания и цельного опыта – всё это, безусловно, находится под угрозой в эпоху цифровых технологий. Возможности тела сами по себе предполагают некоторые границы того, что может или не может быть осуществлено, что в свою очередь с лёгкостью обходится тем потенциалом, которым обладает поисковик Google.


В домике e-flux стены обклеены объявлениями о том, как можно рассчитаться своим временем. Кликните на фото, чтобы увидеть его в большем размере  

«У меня нет единой концепции», – заявляет на пресс-конференции Каролин. И бродя по немного хаотичной выставке, где принципы отбора работ и их размещения бывают порой не до конца понятны, это действительно легко заметить. В то же время в своём эсее о dOCUMENTA (13) куратор поясняет, что здесь «буквально на каждом шагу необходимо понимать, что нечто фундаментальное не называется, это что-то невидимое и теряющееся в воспоминаниях, какой-то нерешённый вопрос, сомнения. Наблюдаемое в пространствах выставки всегда будет сопровождать некий призрак». И это – бенедектинской монастырь XII века в Касселе, где при нацистах разместили концентрационный лагерь, а сегодня там находится и место памяти жертв Второй мировой войны, и психиатрическая больница.   

Хотя эта точка не отмечена на картах выставки, этот монастырь должен был посетить каждый участник dOCUMENTA (13), прежде чем начать работу над своими эскизами. Каролин считает это место подсознанием выставки, параллельным миром, в котором дух находился под давлением в самой разной форме: и физически, и сексуально, и психологически, и в творческом смысле. Трудно сказать – можно ли это считать заслугой столь эмоционально насыщенной «экскурсии», но параллельно хаотизму от многих работ веет чем-то «настоящим», и это ощущение не оставляет ещё несколько дней после осмотра dOCUMENTA (13). Как будто художники перестали болтать попусту, перестали выглядеть сонными и самодовольными и заговорили по существу.

В каком-то смысле dOCUMENTA (13) напоминает компостную кучу, причём скорее именно в хорошем смысле. Эту ассоциацию вызывают различные слои, из которых и состоит выставка: работы, относящиеся к началу ХХ века, и свежие вещи этого года; вклад и художников, и учёных; участие и общеизвестных игроков арт-мира, и абсолютно неизвестных имён; широкий спектр стран-участников; отторжение антропоцентризма и отношение ко всему живому, в том числе и к растительному миру, на равной основе – всё вместе чуть неуклюже, но вполне естественно сосуществует и в конце концов образует единую общую плодородную почву. Остаётся только ждать, какая флора из неё появится и какая фауна начнёт её обживать.  

d13.documenta.de

Фото: Катрина Гелзе