Марина Алексеева. Development Evidence. 2011

Статика – где, динамика – как 0

19/06/2012
Анна Матвеева 

Марина Алексеева. Lifeboxes. Санкт-Петербург, галерея Марины Гисич. 6 июня – 15 июля 2012

Карьера Марины Алексеевой совершенно нетипична. Эта художница десятилетиями писала картины, делала объекты, экспериментировала с видео и фото, держала собственную галерею «Сельская жизнь» в загородном деревянном доме-мастерской, больше похожую на клуб для друзей, но известна была лишь в узком кругу почитателей. Ей было уже под пятьдесят, когда она впервые выставила своё хобби – миниатюрные интерьеры, которые она собирала из крошечных самодельных деталей при помощи пинцета, клея и лупы. Уже через пару выставок немолодую, но многообещающую художницу разглядела и по-быстрому взяла в оборот галерея Марины Гисич. Потом был триумф на «Арт-Москве», работы, разлетающиеся, как горячие пирожки (это в кризис-то), международные арт-ярмарки, любовь коллекционеров. Нынешняя выставка итожит все эти этапы: на ней – «коробочки» Алексеевой, съехавшиеся из Московского музея современного искусства,  Мультимедиа арт музея, фонда «Екатерина» и десятка престижных частных собраний.

Если хотите увидеть фотографии в большем размере, кликните на них.

 

Помимо собственно демонстрации успеха, ретроспектива Алексеевой несёт состоятельным любителям искусства воспитательный месседж: мол, посмотрите, как расцветает и плодоносит художник, стоит лишь чуть-чуть его полить, окучить и удобрить вниманием и вложениями. Действительно, как только «хобби» Алексеевой стало востребовано, как только у художницы появились перспективы, её работы начали эволюционировать на глазах – и в ретроспективе это особенно наглядно. Алексеева год от года оттачивает форму и усложняет технологическое исполнение своих «кукольных домиков». Если первые её серии были обычными поделками, в которых пределом технического совершенства была подсветка лампочкой от карманного фонарика, то уже через пару лет к объектам добавился звук, они стали не просто представлять статичную картинку, а рассказывать истории.


Общий вид выставки в галерее Марины Гисич

Тогда же появилось видео на миниатюрных экранах телевизоров, встроенных в микроинтерьер. Ещё через год Алексеева и её муж, художник и киноэкспериментатор Борис Казаков, изобрели способ проецировать видео внутрь лайтбоксов на прозрачные пленки – и лайтбоксы стали заселяться призрачными персонажами. С годами работы Алексеевой становятся ближе к кино, в котором рукодельные интерьеры уже играют роль декораций. Боксы последних пары лет – трёхмерные, позволяющие обзор с четырёх сторон, причем с каждой стороны – и свои персонажи, и своё действие, и своя фонограмма. Если первые работы подкупали своей наивной рукодельностью (телевизор из спичечного коробка, люстра из брошки, шторы из носовых платков, балконное ограждение из зубочисток), то последние – уже сложное мультимедиа. 


Марина Алексеева. Наказание.  Лайтбокс. Смешанная техника.2010

Наивность была ключевым качеством ранних боксов Алексеевой, секретом их успеха. Слегка аляповатые крошечные интерьеры несли в себе прелесть детскости, игрушечности, кукольности. Ну кто из зрителей в детстве не возился с фитюльками и детальками, ножницами и клеем? Об руку с наивностью шёл такой деликатес, как рукодельность: в современном искусстве ценность ручного исполнения остаётся разве что в живописи, а в жанре объекта практически не сыскать вещей, сознательно построенных на кропотливой ручной сборке. Всё это было (и остается) невероятно трогательным, мгновенно погружавшим зрителя в море полузабытых эмоций, детскости, уюта, от бабушкиного вязания до игрушек-конструкторов. Эмоциональный заряд в боксах Алексеевой действительно бронебойный.

Однако одной «милоты» было бы мало для серьёзной художественной работы. Художником, а не обладательницей рукодельного хобби, Алексееву делает то, что с самого начала все её боксы и серии представляют собой точное и внимательное социологическое исследование. Алексеева в миниатюре воспроизводит наиболее значимые структуры сегодняшнего современного общества, каркас жизни и каркас культуры. Так, в серии «Вид на жительство» она показывает – одну за другой – типовые ячейки пребывания современного человека. Это офис, гостиничный номер, кафе, медкабинет, дача, элитная квартира с хай-тековским ремонтом, в противовес ей – алкогольный притон с фанерным ящиком вместо стола и разбитыми окнами, университетская аудитория, тюрьма. Энциклопедия русской жизни. Исследует Алексеева и места обитания культуры: в серии «Музеи» она тщательно воспроизводит разнообразные хранилища искусств и знаний – от естественнонаучного или технического музея до музея современного искусства.

Одновременно с тем, как в работах Алексеевой начало появляться движение, фокус её зрения сместился с социальных институций в сторону социальных отношений. В новых работах, где в игрушечных интерьерах волшебным образом возникают движущиеся и звучащие персонажи, акцент сделан уже на человеческой коммуникации. Вот («Он и она») молодожёны в квартире выясняют отношения, меряются психологической мускулатурой, ссорятся, мирятся. Вот («Медицинские действия») врач и пациент в кабинете разыгрывают некий абсурдистский спектакль. Вот («Землянка») над окопом идет война карикатурных красных звезд и черных свастик. У Алексеевой всё про людей, но она четко разделяет: статика – это о том, где люди живут, динамика – о том, как живут. В миниатюре. 


Марина Алексеева. МКС (Международная Космическая Станция).  Лайтбокс. Смешанная техника.2010

www.gisich.com