Участники выставки «Европейские идентичности»

Русская бабушка и подростковый возраст 0

Анна Арутюнова
21/05/2012

«
Европейские идентичности».
Haus der Photographie, Deichtorhallen, Гамбург.
3
мая – 3 июня 2012.


В Гамбурге открылась выставка «Европейские идентичности», в рамках которой 12 фотографов представили результаты своих размышлений о том, что сегодня составляет суть этой самой идентичности. Европа, оставаясь во многом традиционной, одновременно должна реагировать на огромное разнообразие того, что историк Арнольд Тойнби назвал бы «вызовами»: иммиграция, эмиграция, безработица, экономические проблемы, политическая нестабильность. Не только реагировать, но и представить достойный «ответ» внешним и внутренним проблемам. Размышления европейцев о самих себе тем более интересны, что позволяют быстро избавиться от всяких стереотипов. Привычные ассоциации (например, раз Скандинавия – значит благополучная и спокойная, раз южная Европа, то непременно бедная и безалаберная) здесь не работают. Вместо этого на фотографиях внимательный анализ самых разных и зачастую не самых приятных явлений в европейском обществе. В экспозиции собраны работы фотографов из Италии, Португалии, Северной Европы и Германии.


Ханна Модиг. Untitled #12. Из серии Whispering Howl

Ханна Модиг из Швеции представила серию фотографий Whispering Howls, в которой рассказала историю о взрослении, самоидентификации подростков. Для описания проекта Модиг выбрала несколько отрывков из собственного дневника, который она вела в 15 лет, и дневника своего сына, которому 15 лет исполнилось в прошлом году. Кажется, если бы сын встретил свою маму пятнадцатилетней, у них нашлось бы немало общих тем для разговора: родители, которые тебя не понимают, друзья, с которыми легко и приятно проводить время и которым можно рассказать все секреты, постоянно меняющееся настроение, родной шведский городок, где скучно и ничего не происходит. Именно эти вещи оказываются для них определяющими в понимании собственной идентичности. Модиг удается с легкостью преодолеть невидимую стену, которая, судя по дневникам, существует между взрослым и подростком. Подростки, которых она фотографирует где-то на юге Швеции, подпускают её совсем близко и разрешают наблюдать за собой в ситуациях, обычно скрытых даже от родителей.

 
Моника Ларсен. Untitled #7. Из серии Closer in the Distance 

В проекте Моники Ларссен из Норвегии проблема идентичности приобретает более социально направленный характер. Она рассматривает её в контексте внутриевропейской миграции и рассказывает историю о двух женщинах из Литвы, приехавших жить, работать и искать личное счастье на арктический север в Норвегию. «Хотя они живут в этих краях уже довольно долго, кажется, что они на самом деле в мыслях пребывают где-то ещё», –  объясняет Ларссен. Для неё идентичность оказывается привязанной к месту жительства. И хотя, по словам фотографа, обе женщины хорошо знают, что система социального обеспечения Норвегии позволит им не беспокоиться о будущем, они ещё не до конца осознают новое место как дом. Их идентичность, складывающаяся из географии, семьи, работы оказывается разорванной в пространстве.


Пьетро Мастурцо.  Untitled #1. Из серии Retour Party

Подчас поиски идентичности уводят художников за территориальные пределы Европы и превращаются в личные истории, в рассказ о драматичной судьбе других, в попытки определить силу внешнего влияния на сознание европейского обывателя. Найдя в доме своей бабушки письмо, датированное 1937 годом и не нашедшее адресата на Украине, Пьетро Мастурцо отправился на поиски родственников в Одессу. Его история – это попытки почувствовать «своим» место, связь с которым была прервана много лет назад. На фотографиях, которые кажутся такими же старыми, как и найденное письмо, задокументировано всё то, что позволяет ему почувствовать связь с городом. Архив, где он сумел найти информацию о судьбе некоторых родственников, статуи на знаменитой лестнице, известной всем по фильму Эйзенштейна, кладбище, где похоронены неизвестные члены семьи, корабли в порту – ведь именно встреча с итальянским моряком в 1931 году заставила бабушку Мастурцо перебраться в другую страну.

 
Давиде Монтелеоне.  Зарсис, Тунис. Из серии The Harragas

За жизнью нелегальных иммигрантов, застрявших на Лампедузе в надежде добраться до Италии или Франции, наблюдал Давиде Монтелеоне. Его проект называется The Harragas, от испанского harraga – «те, кто горят». Так часто называют беженцев из Марокко, Туниса, Алжира и Ливии, которые сжигают свои документы, как только появляется опасность ареста. Помимо портретов и пейзажей, снятых на Лампедузе, Монтелеоне фотографирует личные вещи, брошенные или потерянные беглецами – крестик, томик Корана, рубашку, а также найденный им оборванный список пассажиров, нелегально переправляющихся на лодке в Италию. Связь с родной страной сужается до набора самых необходимых вещей и документов — да и те пропадают при первой же конфликтной ситуации. Но эти вещи, связанные с конкретным личным опытом, составляют основу идентичности в гораздо большей степени, чем национальная принадлежность или территория, на которой иммигранты жили до этого.

 
Линн Шрёдер. Untitled #7. Из серии Somewhere here 

О влиянии, которое оказывает на европейскую идентичность американский образ жизни, рассказывает Линн Шрёдер , чей проект Somewhere Here основывается на отсылках к наиболее типичным, стереотипным представлениям о Лос-Анджелесе и Голливуде. Шрёдер исходит из того, что влияние Голливуда в Европе существует a priori и проявляется в культуре, моделях поведения, а также в самом формировании идентичности. Оказавшись в Америке, она попыталась увидеть, насколько расхожие в Европе стереотипы реальны и актуальны для  американской повседневности.

 
На открытии выставки в Deichtorhallen

Так или иначе, какую бы страну фотографы ни выбирали для исследования идентичности, какой бы ракурс, личный или социальный, ни предпочли, их проекты свидетельствуют о том, что территориальная принадлежность уже не играет такой большой роли в европейском самоопределении. Границы Европы расширились настолько, что на первом месте оказывается личное понимание пространства, в котором ты живешь, и личный выбор роли, которую ты играешь. И в этом, как ни странно, кроется европейская традиционность — спустя столетия, несмотря ни какие обстоятельства, во главе угла по-прежнему личность, человек и его индивидуальное пространство.



Осенью выставка пройдёт в Париже (в рамках ярмарки Paris Photo), в ноябре переедет в Лукку, где в это время будет проходить ежегодный фестиваль фотографии, наконец, в марте 2013 её можно будет увидеть в Нобелевском центре мира в Осло.   

 

Фото: www.epeaphoto.org

Deichtorhallen Hamburg GmbH, Deichtorstraße 1-2