Елена Ковылина. «Спелёнутая душа России»

Такое счастье 0

Павел Герасименко
04/05/2012 

«Счастье/Тёплый ствол»
ЛОФТ Rizzordi Art Foundation. Санкт-Петербург. 26.04–07.06.2012

Выставка, собранная из работ молодых польских и российских художников, названа по песне  «Битлз» Happiness Is a Warm Gun, при переводе не самым удачным образом превратившейся в «Счастье/Тёплый ствол». Что же имела в виду куратор выставки Катя Шадковска? «Это своего рода документальное исследование тех “базисов”, на которых основано поведение человека как личности и как социальной единицы: взаимоотношений на сексуальном поле, распределения психологических ролей доминирования и подавления, хозяина и раба. Художников интересуют не только темы власти, насилия, политики, войны, но и те глубинные основы психики, которые мотивируют человеческое поведение», – такие слова легко применить к любой современной выставке. Казалось бы, именно сейчас, когда искусство стран Восточной Европы привлекает внимание и осмысляется заново – взять хотя бы выставку Ostalgia в нью-йоркском «Новом музее», – можно ожидать от кураторов новых путей и оригинальных подходов, но представленный в лофт-простанстве Rizzordi Art Foundation на бывшем пивоваренном заводе проект всего лишь прилежно следует современной интеллектуальной моде.


На выставке  «Счастье/Тёплый ствол»

В нынешней Европе, и это особенно заметно по социал-демократическим странам Скандинавии, современное искусство превращается en masse в нечто вроде социальной терапии. Это происходит потому, что область искусства поглощается сферой культуры, которая сводится либо к развлекательной, либо к социальной функции, и хотя в современном мире такое положение вещей неизбежно, оно явно не идёт на пользу искусству. Поэтому, в частности, многие художники встают в искусстве на позиции политического активизма. С одной стороны, в постиндустриальном мире художественная деятельность больше не может оставаться исключительной и замкнутой областью пластических ценностей и эстетических находок. С другой стороны, в стремительном движении и разгоне, начавшемся еще в 70-е годы, – движении от прежнего традиционного понимания к обретению новых функций и форм, к актуальности – велик риск за сменой ориентиров и ревизией ценностей безвозвратно утерять специфику искусства как автономной по определению области. В этой ситуации молодые художники, озабоченные постронием артистической карьеры, очень часто бездумно копируют. Почти все показанные работы польских художников представляют конвенциональный контемпорари-арт, это пропуск в мир распределяющих гранты арт-институций и билет на участие в международных выставках.

 

Ситуация в современном польском искусстве не слишком известна отечественному зрителю. На слуху только имена таких международных звёзд контемпорари-арта родом из Польши, как куратор нынешней берлинской биеннале Артур Жмиевский. Большинство из пятнадцати польских художников, чьи работы показаны сейчас в Петербурге, относятся к  поколению 30–40-летних. При выборе работ акцент сделан на видеоарте, что объясняется не только его сравнительной доступностью и легкостью при организации выставки: в современном актуальном искусстве видеоарт как способ художественного выражения существует в симбиозе с политическими пристрастиями художника и определяет социальную левизну. Таковы работы Александры Полисевич, которая представлена на выставке антологией коротких видео и серией объектов. В трёхминутных сюжетах радикальная художница и ЛГБТ-активистка переходит прямо к делу, испытывая на прочность любые традиционные представления и идеологические конструкции, будь то католическая церковь – заключение тройственного союза женщинами в одном видео, или героика Второй мировой войны – откровенная любовная сцена в чаше вечного огня в другом.


 
Кадр извидео Алесандры Полисевич 

На фоне событий последнего времени в России эти видеодокументации приобретают дополнительную злободневность. Повествовательное видео Кшиштофа Жвирблиса располагает к долгому просмотру и отличается совершенно иной интонацией. «Общественный музей» – история о низовой инициативе, социальной самоорганизации жителей одного городского района, симпатичная как человеческий документ. Жёсткое видео Томаша Мроза More and more интересно не как прямолинейная критика общества потребления, а скорее как опыт театрализованного перформанса, в котором участвуют два большеголовых големоподобных существа. Работа Яцека Маркевича «Порно» агрессивна по-другому: с помощью видео автор размывает тело до состояния абстрактного цветового пятна, оставляя от желания только энергию и ритм. Привлекает внимание объект «Трансфузия» Дороты Бучковской и её же графика под названием «Желчь обычная происходила из печени». Можно только догадываться (и стоит ли?), насколько анатомические рисунки, привлекающие необычной структурой, передают опыт самого художника, потому что автор скрывает это за общепринятыми в современном искусстве философскими трактовками.

На выставке  «Счастье/Тёплый ствол» 

Телесность наряду с социальной проблематикой входит в обязательный набор тем современного художника. Возможно, в молодых российских художниках польский зритель, не зная контекста, найдет точно такое же расчетливое следование набору актуальных стратегий, но в Петербурге их имена хорошо известны, как и их работы, многие из которых путешествуют с выставки на выставку и отличаются явным формализмом, т.е. преимущественным интересом к форме. 


Елена Ковылина. «Спелёнутая душа России» 

Перформанс на вернисаже, срежиссированный Еленой Ковылиной, одним из классиков этого вида искусства в России, несмотря на название «Спелёнутая душа России» и сопроводительный текст, прочитывался как формальное и даже эстетское высказывание. Пытаясь по-разному исследовать с помощью перформанса коллективное бессознательное, Ковылина уже однажды расставляла статистов на уравнивающие их рост разные по высоте табуретки. Теперь она на два часа запеленала девять человек перформеров, предлагая исполнителям испытание физической стесненностью, а зрителям рассуждение на эту тему, выраженное в «человеческом материале». Весь круг христианских ассоциаций, которые вызывает спелёнутая фигура, был доступен зрителям перформанса, но поставленной цели – создать визуальный образ политического (пеленания как некоего удушения свобод) – Ковылина не добилась.

Встречающая зрителей у входа инсталляция группы МишМаш «Будь мягче!» – камни, аккуратно уложенные в шерстяные носочки – сопровождается перечислением бинарных оппозиций «твёрдого» и «мягкого», но выглядит очень лирично, воспринимаются в первую очередь форма и необычный вид камней. В «Спутнике», небольшом объекте Ирины Кориной, связь космического с земным выражена на уровне материала, антенны сделаны из древесных сучьев. Одна из самых симпатичных работ сделана непосредственно в пространстве выставки недавними выпускниками московской Школы Родченко, группой «Вверх!» «Алтарь космизма» – это земляной курган вроде убежища на случай ядерной войны, сверху засеянный прорастающей травой, а стеснённое пространство внутри него ассоциируется с угольной шахтой.




Группа «Вверх!». «Алтарь космизма»

На расставленных снаружи телевизорах куски фильмов и хроника жизни вчерашних студентов, складывающиеся в историю создания группы. Вся инсталляция очень похожа на ставшие популярными после последней Венецианской биеннале работы немца Кристофа Шлингензифа, и в этом смысле выбран не худший пример для подражания. С этой работой соперничает в зрелищности панно в защиту Pussy Riot Давида Тер-Оганяна, который самозабвенно следует левым стратегиям. Яркое плакатное изображение, сделанный в самой простой компьютерной программе рисунок составлен из распечатанных на цветном принтере листов, и единственно важное в нём – это энергия и политическая актуальность.

Если на время отвлечься от искусства на выставке и взглянуть в окно, со всех сторон видны промышленные красно-кирпичные корпуса, такие же, как тот, где проходит выставка. Лофт Rizzordi art foundation – это четвёртый и пятый этажи старого пивоваренного завода, которые и сейчас густо пахнут солодом: под искусство цеха освобождены совсем недавно и производство остановлено ещё не полностью. Современное искусство, как известно, лучше всего чувствует себя в «белом кубе» галереи, и его контраст с исторической средой тут выглядит особенно наглядным. Оценивая культурные инициативы, подобные этой выставке, нельзя не упомянуть о процессе джентрификации, активно происходящем на наших глазах. Левые с их принципом перераспределения материальных благ считают этот процесс злом: капитал вытесняет рабочих, заменяет производство потреблением, художники используются для символической капитализации места, создания привлекательного имиджа и иллюзии благополучия. Одновременно в списках участников любой выставки или художественной акции, проходящей в цехах бывших заводов, превращенных в лофты и стремящихся к джентрификации, всегда много левых художников и работ левой направленности. К слову, песня Happiness Is a Warm Gun с «Белого альбома» Битлз находится в его начале, на первой стороне пластинки, а одной из последних на этом же альбоме идет авангардная композиция Revolution № 9.

 

 Фото: Павел Герасименко

www.rizzordi.org

Читайте в нашем архиве о других выставках, открытых в Санкт-Петербурге:
20/03/2012 :: Большое космическое искусство Микелиса Фишерса