Иллюстрация: Паула Лусе

Самое яркое событие 2018 года в поле искусства? 0

27/12/2018
Arterritory.com

Arterritory продолжает свою традицию подведения итогов года в конце декабря. Каким был 2018-й? В крупнейших музеях мира прошли ретроспективы в связи с пятидесятилетием событий 1968 года, музей Метрополитен впервые в своей истории ввёл обязательную входную плату в 25 долларов (за что получил суровую критику), традиционные портреты ушедшей со сцены президентской пары (четы Обама) заслужили непривычно высокую оценку критики, а художественные институции во всём мире всё ощутимее реагировали на современные политические веяния, устраивая социально-критические и противоречиво оцениваемые выставки. Пока в аукционных домах вновь побивались многочисленные ценовые рекорды, работа Бэнкси «Девочка с воздушным шаром» самоуничтожилась в момент, когда торги за неё достигли определённого потолка. Киноиндустрия продолжила свидетельствовать о своей любви к Винсенту Ван Гогу в самом новом фильме Джулиана Шнабеля «У ворот вечности», а искусственный интеллект нарастил свои художественные претензии, когда на аукционе Christie's созданная AI картина была продана за сумму, более чем в сорок раз превышающую первоначальную цену. Arterritory обратился к отечественным и зарубежным экспертам из мира искусства, чтобы выяснить, какое из разных событий в сфере искусства в 2018 году произвело на них самое яркое впечатление.


Maarten Vanden Eynde. Pinpointing Progress. 2018. Фрагмент экспозиции первой Рижской биеннале современного искусства. Фото: Сергей Тимофеев

Виктор Мизиано, куратор, главный редактор «Художественного журнала» (Москва)

Учитывая, что эти строки предназначаются рижскому изданию, я по многим и, думаю, вполне понятным причинам долго сопротивлялся этому ответу. И всё-таки решил не отпираться. Сложилось так – и уж ничего тут не попишешь, – но для меня лично наиболее ярким событием в 2018-го стала Первая Рижская биеннале. Есть у меня много критических ремарок к выставке, много сомнений во многих показанных работах, много кураторских и редакторских претензий… Но поскольку вопрос апеллировал к событию, то тут не поспоришь: событие было ярким. Для биеннальского дебюта в стране и в городе, ранее такого большого события в этой сфере не проводивших, он был невероятно масштабным, цельным, эффектным, т.е. именно ярким. Даже солнце в эти дни было для Балтии непривычно ярким.

 


Работа Патриции Карсенхаут в Palaco Forcella de Seta (фрагмент экспозиции Манифеста в Палермо). Фото: Гиртс Муйжниекс

Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia (Москва)

Лично для меня таким событием стала биеннале Манифеста в Палермо – во многом благодаря очарованию самого города, в котором мне до этого не доводилось бывать. Но также и благодаря художникам, выступившим в роли сталкеров-проводников в самые заповедные его уголки. Пресс-конференция Манифесты, состоявшаяся в одной из самых красивых церквей города, впечатлила своим символизмом – я почувствовала себя адептом особой мировой религии, религии искусства.

Ещё мне очень понравился Павильон Ватикана на острове Сан-Джорджо Маджоре в Венеции в рамках Архитектурной биеннале, где современные архитекторы построили современные же часовни.

 

Агния Миргородская, комиссар Рижской биеннале современного искусства (RIBOCA)

Для меня самым ярким событием была выставка «Бэкон – Джакометти» в Фонде Бейелерав Базеле. Это была первая в истории совместная выставка, где исследовались взаимосвязь между двумя художниками, их схожие черты и различия. На мой взгляд, это было важнейшее событие, так как оба художника оказали огромное влияние на современное искусство. Оба утверждали, что они «реалисты», беря человеческую фигуру в качестве основной точки отсчёта, но исследуя – каждый по- своему – новые крайности абстракции. Поразил масштаб (около 100 работ) и, как всегда, безупречная кураторская работа. Выставка была разбита на девять тем в девяти залах, в каждом из которых была уникальная возможность увидеть работы обоих художников вместе.

 

Наталья Серкова, теоретик искусства, сооснователь проекта TZVETNIK (Москва)

Очень сложно выделить какое-то одно событие. Сейчас в современном искусстве происходит процесс развития и оформления нового движения, следующего за институционализировавшимся движением постинтернет-искусства, и самое интересное для меня здесь – наблюдать, как эта волна набирает массу и скорость. В этом смысле важны не столько отдельные события, будь то выставки или какие-то смежные проекты, а в целом наращивание свежего актуального дискурса, каждый участник которого вносит свой посильный вклад в его становление.

 


Владимир Хофманн, ведущий мировой эксперт по творчеству Юрия Анненкова, указал на поразительное сходство между аутентичной рабтой Анненкова 1918 года (слева) и работой, приписываемой художнику, названной «Синтетический пейзаж» и отнесённой к 1919 году, которая выставлялась в Генте. Фото: Dieleghem Foundation (Synthetic landscape)

Алиса Савицкая, куратор, руководитель отдела выставок Волго-Вятского филиала Государственного центра современного искусства в составе РОСИЗО (Нижний Новгород)

Ярчайшие события на протяжении всего 2018 года разворачивались вокруг экспозиции Музея изящных искусств в Генте (MSK Gent), в которой по воле куратора Катрин де Зегер появились работы художников русского авангарда из коллекции Игоря Топоровского. «Гентский кейс» в максимальной концентрации проявил ряд острых вопросов культурной политики: что такое современный музей и каково его будущее, как и кем пишется история искусства, какие риски берёт на себя куратор и где границы его ответственности перед институцией и обществом.

Позитивная сторона этой истории, на мой взгляд, заключается в публичности конфликта и его поступательном развитии снизу вверх – от писем и открытых заявлений представителей профессионального сообщества к политическим решениям и изменениям.

 


kozek hörlonski in collaboration with Alexander Martinz, Demonic Screens I – Uninvited(2017). Installation and film. Foto: Liz Eve

Степан Субботин, участник арт-группировки ЗИП (Краснодар)

Для меня и группировки ЗИП самым запоминающимся событием, непохожим на остальные биеннале и большие фестивали, стала «Штирийская осень». Фестиваль проходит в городе Грац с 1968-го, сейчас директором фестиваля стала Екатерина Дёготь, и ей важно было обозначить проблему прихода популистских правых партий во власть. Такие фестивали, которые могут открыто говорить о внутренней и внешней политической ситуации, обозначать проблемные точки, становиться не просто развлечением для горожан, а прямо задавать не всегда приятные вопросы, кажутся сейчас наиболее важными. Выставки проходили на разных площадках, понравилась групповая выставка в пространстве монастыря с работами художников Kozek Hörlonski и Alexander Martinz про клишированные представления об ужасе с видео о зомби, вампирах, ведьмах и пр. Эта видеоинсталляция пересекалась с работами Ines Doujak – коллажами из медицинских книг, изображающих разные детские увечья кожи. В этом же здании были работы Виктории Ломаско и Екатерины Муромцевой. Виктория Ломаско сделала иконостас с комментариями прихожан из русских церквей, а Катя Муромцева спросила русских школьников о том, как они представляют Советский Союз, и на основе этого сняла фильм из бумажных фигурок. Все вместе работы производили сильное впечатление. Интервенции происходили на площади центрального вокзала, гостиниц, заброшенных закусочных, зданий профсоюзов и других мест. Жалко, что такие фестивали с острыми темами невозможны в России.

 

Валентин Дьяконов, куратор, Музей современного искусства «Гараж» (Москва)

По профессиональным соображениям я интересовался в этом году Южной Азией, и поэтому самыми яркими событиями стали поездки в Бангладеш на Dhaka Art Summit и в Коччи на единственную индийскую биеннале. Dhaka Art Summit в этом году состоял из нескольких выставок, одна другой лучше. Шармини Перейра в «Ста тысячах миниатюр» показала послевоенное искусство Шри-Ланки. Космин Костинас из гонконгского Para-Site сделал проект «Чудовище, божество, линия» с широкой географией и несколько неопределённой структурой. «Планетарное планирование» Девики Сингх – строгий проект о рецепции интернационального стиля в Южной Азии. Плюс сессия норвежского проекта «Critical Writing Ensembles», посвящённая коренным народам в пространстве от Финляндии до Австралии. Биеннале в Коччи, сделанная художницей Анитой Дюбе, берёт темы, уже известные и в той или иной степени реализованные (искусство как площадка для диалога и сотрудничества, вопрос справедливой гендерной репрезентации), зато решает их с невиданной прямотой, без утомительных академических уточнений и надстроек. Для меня и Дакка, и Коччи были, с одной стороны, важным опытом децентрализации. Мы не замечаем того, как оцениваем художественные сцены с точки зрения стабильности вложений в работающие институции. Если есть сеть музеев, галерей, ярмарок и биеннале с циркуляцией имён и работ, значит, сцена развита и – по умолчанию – хороша. Но там, где институций нет или они висят на волоске, художницами и художниками создаются намного более насыщенные идентичности, эдакие футуристы поневоле. Это видно и в России, и в Индии, и в Бангладеш. С другой стороны, на наших глазах развиваются новые места силы, и влияние их растёт.

 

Олеся Туркина, куратор, критик, ведущий научный сотрудник Русского музея, руководитель магистерской программы «Кураторские исследования» СПбГУ (Санкт-Петербург)

Самоуничтожение работы Бэнкси «Девочка с воздушным шаром» во время аукциона Sotheby’s. Несмотря на то, что это событие тут же было валоризировано и покупательница оставила у себя трансформированную работу «Любовь в мусорном ящике», тем не менее хочется надеяться, что этот иконокластический жест стал критической инъекцией потребительскому обществу.

 


Kaarel Kurismaa. Leprechaun. 1974/1996. Tartu Art Museum

Ольга Темникова, совладелица и руководительница галереи Temnikova & Kasela (Таллин)

Я давно следила за творчеством моего учителя в Эстонской художественной академии, кинетического и саунд-художника Kaarel Kurismaa (1939), и в этом году наконец-то KUMU отметил его сольной выставкой. Компактная экспозиция, курированная Ragne Soosalu и Annika Räim с дизайном и архитектурой супруги художника Mari Kurismaa. Такой joie de vivre, игривости и чувственности, сведённых воедино, я ещё не встречала, и роль Курисмаа в контексте истории искусства рубежа тысячелетий ещё будет отмечена. Выставка открыта в Таллине до 23 февраля 2019-го.


Фрагмент экспозиции Марко Мяэтамма Sit Back, Relax and Enjoy of Your Life на ArtVilnius 2018. Фото: Сергей Тимофеев

Марко Мяэтамм, художник (Таллин)

Для меня лично самым ярким событием в искусстве была ярмарка ArtVilnius 2018. Меня не представляла какая-либо галерея, я был приглашённым художником-гостем со своей персональной экспозицией. Так замечательно было наблюдать за увлечённостью и энергией организаторов, которые всё это подготовили от идеи до воплощения. Очень рад, что это мероприятие так выросло и продолжает расти. Региону действительно нужна одна хорошая, разнообразная международная ярмарка искусства, и я верю, что Вильнюсская арт-ярмарка станет ей. Собственно, уже стала!

 


Installation view of Marc Camille Chaimowicz: Your Place or Mine... The Jewish Museum, New York. Фото: Jason Mandella

Зане Онцкуле, программный директор центра современного искусства kim? (Рига)

Я выберу самое яркое событие года сравнительно необъективно, так как являюсь одним из комиссаров проекта: это великолепная программа трёх продолжающих друг друга выставок 13-й Балтийской триеннале и сопровождающая их публичная программа перформансов, прошедшая в Лондоне, Вильнюсе, Риге и Таллине.

Ну, а более объективно среди моих художественных нью-йоркских приключений и переживаний этого года (и каждое со своей степенью яркости) я бы выделила выставку Кая Альтхофа (Kai Althoff) в галерее TRAMPS, расположенной на втором этаже супермаркета в китайском районе, выставку Полины Оловской (Polina Olowska) «Belavia» в галерее Metro Pictures, ретроспективу Брюса Наумана в MoMA и MoMA PS1, выставку-магазин модного бренда Exchaus Latta в Whiteney Museum of Art и безумно красивую выставку Marc Camille Chaimowicz в The Jewish Museum.

 

Марис Витолс, куратор и коллекционер, руководитель общества «Проекты культуры Латвии» (Рига)

По-моему, самым ярким событием 2018 года в контексте Латвии и всего нашего региона была выставка первой Рижской Международной биеннале современного искусства «Всё было навсегда, пока не кончилось» (главный куратор Катерина Грегос). Это мероприятие не только великолепно дополнило календарь событий культуры региона стран Балтии, но и укрепило за рубежом репутацию Риги как центра современного искусства. А ещё лично меня в 2018 году больше всего впечатлили выдающиеся постановки двух гениальных мастеров режиссуры театра и оперы Ромео Кастелуччи (Италия) и Кшиштофа Варликовского (Польша) на сценах мировых оперных театров.

 


Installation view: Hilma af Klint: Paintings for the Future, Solomon R. Guggenheim Museum, New York, October 12, 2018–April 23, 2019. Photo: David Heald

Лина Бирзака-Приекуле, куратор (Рига)

Почти невозможно выбрать какое-то одно конкретное событие, поэтому назову несколько.

Ретроспектива Хильмы аф Клинт «Paintings for the Future» в музее Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке. На выставке можно увидеть цикл картин «Paintings for the Temple». Когда-то художница представила себе, что эти работы можно было бы выставить в спиралеобразном храме. Это и было реализовано через 74 года после её смерти. Она вообразила себе этот «храм» ещё перед тем, как возник сам Гуггенхайм.


Перформанс Алексис Блейк 
Allegory of the Painted Woman во время первой Рижской биеннале (RIBOCA). Фото: Кристине Мадьяре

Во время первой Рижской биеннале (RIBOCA) в Национальном художественном музее был представлен перформанс Алексис Блейк «Аллегория нарисованной женщины». В нём, используя движение, были отображены самые разные образы женщин на художественных работах в коллекции музея от Ренессанса до модернизма, а также параллельно было проведено исследование о соотношении авторов-мужчин и женщин в коллекции работ ЛНХМ.

Основание и деятельность негосударственной, некоммерческой и институционально независимой театральной труппы «Kvadrifrons» в бывшем здании Рижского Цирка, которая параллельно в бывшем «слоновнике» начала целую программу выставок.

Визит в курилку бывшей Петербургской академии художеств (теперь – институт Репина). Кажется, там ещё можно найти окурки латвийских классиков Яниса Валтерса и Вилхелмса Пурвитиса.

 

Инга Лаце, куратор Латвийского Центра современного искусства (Рига)

Вместо того чтобы выбрать одно событие, я хотела бы сказать, что в 2018 году на меня произвёл впечатление целый ряд художников, которые пытаются взглянуть на историю по-иному, раскрывая различные аспекты колониализма, пола, класса, расы и прочих доминирующих вещей, которые по-прежнему продолжают влиять и на мировой порядок, и на то, чему мы учимся, что мы слышим и видим в выставочных залах. Есть также целый ряд кураторов и художественных организаций разного масштаба, работающих с этими художниками, пересматривая историю искусства модернизма, выделяя художников, «выкинутых» оттуда вплоть до нашего времени, и с ответственностью воспринимая художественные институции как платформы репрезентации, от которых зависит то, какие же истории будут рассказываться и кому будет предоставлен голос, чтобы их рассказать. Как пример я могла бы назвать Villa Vassilieff в Париже, исследующую сцену искусства Парижа от начала ХХ века до наших дней и акцентирующую историю миграции и разнообразие обитателей города, а также SAVVY Contemporary в Берлине с ярко выраженным деколониальным подходом. А также Khartoum Contemporary Art Centre, созданный норвежским художником, суданцем по происхождению, Кассиусом Фадлаби (Cassius Fadlabi) как «центр искусства в ссылке», работающий в Осло, пока его существование в Хартуме по политическим причинам невозможно.

 

Иварс Друлле, художник (Рига)
2014 год был отмечен в Европе как год столетия начала Первой мировой войны, а в этом году широко празднуется официальное окончание войны. Эта тема и темы возникновения разных небольших государств были хорошо профинансированы из кармана разнообразных институций, и временами из этого получались великолепные художественные проекты. В Латвии после выставки «1243 SMS» в самом начале года ничего потрясающего замечено не было, однако в контексте Европы в памяти прочно запечатлелось срежиссированное Уильямом Кентриджем представление-перформанс, или как он сам сказал, «рисунок в четырёх измерениях» под названием «The Head & the Load». Посвящённый теме Первой мировой войны спектакль был показан семь раз в галерее Tate Modern, а продолжавшиеся часами перформансы в HD video были доступны широкой аудитории в течение 30 дней. В опросе Arterritory Уильям Кентридж и в прошлом году завоевал статус создателя наиболее яркого события (Марис Витолс), и это позволяет думать, что он сейчас – в самой лучшей своей форме. Судя по всему, те, кто сумел обеспечить для создания его работы впечатляющий бюджет, не ошиблись, и результат стоил того.

 


Инсталляция Дайги Грантини в экспозиции таллинской части Балтийской триеннале. Фото: Karel Koplimets/Tallinn Art Hall

Вита Либерте, основательница VV Foundation и меценат искусства (Рига)

Яркость RIBOCA, по-моему, выразилась в её лютеранском предложении – целых пять месяцев у каждого была возможность сойти с автопилота житья-бытья и задуматься о том,как ускорение времени и технологический прогресс влияют на его существование. Работы по большей части были настолько несложными, чтобы суметь визуально и эмоционально захватить зрителей, не являющихся специалистами в современном искусстве. И, наконец, в Риге начали говорить о будущем,а не плакать о потерянном прошлом. Масштабность RIBOCA и в количественном, и в качественном выражении могли создать впечатление, что присутствие современного искусства в Риге «будет навсегда, пока оно не кончилось». Поэтому нельзя не упомянуть и другие выдающиеся события, в том числе Балтийскую Триеннале и Рижскую биеннале фотографии, которые привезли в Ригу качественные и интересные работы. Застенчиво напомню, что в апреле здесь в Железнодорожном музее можно было посмотреть работы Лауриса Струнке.

 


Jeff Koons by Rainald Goetz. A scenic installation at Philara Collection. Florenze Schüssler, André Kaczmarczyk, Jonas Hackmann, Marie Jensen. Foto: Thomas Rabsch

Гил Броннер, коллекционер искусства (Дюссельдорф)

На меня однозначно самое большое впечатление произвёл Джефф Кунс в помещении фонда Philara. Это была не художественная выставка, а сценическая интерпретация, в основу которой была взята книга Райнальда Гёца и которую осуществила труппа Дюссельдорфского театра. Это было дикое, смешное, мудрое и сумасшедшее представление. Честно говоря, у неё не было никакой связи с Джеффом Кунсом, его имя Гёц выбрал просто для того, чтобы показать определённые картины из жизни художника. Труппа трансформировала помещения музея в такую как бы непрерывную сцену, проходя через которую, в конце ты попадал на совершенно дикий рейв в главном зале.

 


Куратор 13-й Балтийской триеннале Винсент Оноре на открытии рижской части экспозиции в kim? Фото: Кристине Мадьяре


Куратор первого выпуска RIBOCA Катерина Грегос и искусствовед Каспарс Ванагс на открытии выставки «Орбиты» под названием «Откуда берутся стихи?» (вошедшей в параллельную программу Рижской биеннале). Фото: Андрис Приедите

Жозеф Кули, коллекционер искусства (Париж)

Самым ярким событием 2018 года вообще несомненно является проходящее сейчас во Франции движение жёлтых жилетов. Это простые люди, которые хотят, чтобы их услышали. И которых следует услышать. В основе всего этого лежат те же причины, что привели, например, к Брекзиту. И тут выходят на поверхность две важные вещи. Во-первых, если ты больше не веришь в завтрашний день, как же ты можешь говорить о дне сегодняшнем? Для художников это – жуткая проблема, потому что чтобы находиться в контакте с окружающим тебя миром, приходится принимать всё больше и больше вызовов. Во-вторых, это – манифестация классовой борьбы, где количество классов редуцировано до двух – богатые и бедные. Среднего класса больше нет. И это ещё раз подчёркивает вопрос – является ли искусство созданным буржуазией самой для себя феноменом?

Если мы обратимся к миру искусства – и тут я абсолютно честен, – меня потрясла та энергия, которую я открыл для себя в странах Балтии. Это был изумительный год с Балтийской триеннале (куратор Винсент Оноре) и Рижской биеннале (куратор Катерина Грегос). Последовательность и амбиции в новых проектах, некоторые рискованные шаги и аутентичные корни в динамичном пейзаже местного искусства. Такое мы хотели бы увидеть и пережить снова!

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Наиболее яркое впечатление от современного искусства в 2017-м?
Выставка и проект года. Итоги 2016-го