Яанус Самма. Study of Chairman. 2013. Сourtesy of Jaanus Samma

Самая впечатляющая выставка и самое выдающееся культурное событие 2015-го 0

30/12/2015
Arterritory.com 

Год подходит к концу. Шампанское сторожит свои пузырьки в холодильниках, подарки прячутся на антресолях. Но это не только вечный праздник обновления, но и традиционный этап подведения итогов во всех сферах, кроме (как известно) фольклорного «разведения цыплят». Мы снова обратились к своим уважаемым экспертам – художникам, кураторам, коллекционерам, чтобы выяснить, каким был этот год в России, Латвии и в Балтии и Северных странах. Мы разбили свой опрос на три части и сегодня публикуем первую, где всем респондентам задаются два ключевых вопроса. Первый – самая интригующая и впечатляющая выставка 2015 года, а второй – самое выдающееся событие года в сфере искусства и культуры (фестиваль, крупномасштабная экспозиция – биеннале, триеннале, квадриеннале – ярмарка и т.п.). И здесь, в этих ответах, находятся интересные точки пересечения и взаимодействия. Убедитесь сами... 

Латвия 

Иева Астаховска,
искусствовед, куратор

1.

Когда в файлах памяти надо раскопать нечто «самое интригующее», в первый момент кажется, что в сфере выставочной жизни 2015 год сияющих вершин не достиг. Однако если подумать, на память приходят многие выставки, которые предлагали любителю искусства в Латвии меню для лакомок. Из них всё-таки по-прежнему не хочется выделять какую-то одну единственную выставку par excellence, потому что жанры, интонации и концепции работают в разных регистрах. Самым масштабным подарком латвийскому зрителю была устроенная Марисом Витолсом выставка Деймантаса Наркявичюса «Археология воспоминаний» в Угловом доме (бывшем здании КГБ). Самой смелой в гражданском смысле – курируемая Каспарсом Ванагсом выставка «Подводя черту: между нормативным и фантазией». Самая мечтательная – выставка Лиене Мацкус и Артурса Арниса «Зимний сон». Самая развеивающая национальные мифы – выставка Кришса Салманиса и Анны Салмане «Песня». Выставка-перформанс, заражающая самым инфекционным вирусом улыбки и позитивных эмоций, который только встречается в жизни, – реконструкция перформанса NSRD «Курсы бинокулярных танцев д-ра Энэсэра» в Пальмовом доме Ботанического сада.


Деймантас Наркявичюс. Инсталляция «Святая война» на выставке «Археология воспоминаний»

2.

Фестиваль нового и экспериментального театра «Homo Novus», которому каждый раз удаётся затронуть самые чувствительные точки социального организма общества, и фестиваль современного искусства «Survival K(n)it» с выбранной для этого года тематикой повседневности. Я вижу оба фестиваля как дополняющие друг друга, они всё больше соединяют перформативные миры, или миры искусства игры и миры визуального искусства в пространство совместного мышления и эмоционального восприятия. Оба фестиваля доказали также, что не всегда «превосходность» качества надо искать в создаваемых звёздными кураторами больших международных мегабиеннале. Если сравнивать с двумя фестивалями-грандами, которые удалось посетить в этом году, – Венецианской и Стамбульской биеннале, – два вышеупомянутых фестиваля произвели на меня намного более меткое и честное впечатление.

 

Инесе Барановска,
искусствовед, руководитель департамента декоративного искусства и дизайна Латвии ЛНХМ

 1.

Увиденная на исходе года в берлинской Gemäldegalerie выставка The Botticelli Renaissance. 14452015 – оригинальная реконструкция наследия и влияния великого итальянского живописца: своеобразное путешествие во времени и пространстве от XXI века, когда образы Боттичелли давно уже стали символами, до оригиналов, созданных в XV веке. Это – совместный проект двух ведущих музеев Европы (для выставки предоставили свои работы различные известные музеи из девяти стран), и весной 2016 года (05.03.16–03.07.16) его можно будет оценить и в музее Виктории и Альберта в Лондоне.


Сандро Боттичелли. Пресс-фото Gemäldegalerie

 2.

Следует признать, что, несмотря на массивную латвийскую презентацию Латвии (в связи с чем, конечно, были испытаны величайшие радость и гордость), увиденное на 56-й Венецианской биеннале искусств не отложилось в памяти в виде каких-то особо ярких впечатлений, хотя это всё ещё по-прежнему «самое горячее» событие в мире современного искусства. В масштабе Латвии хотелось бы выделить проект «Год Хардийса Лединьша», а также своими новыми качествами блеснули два фестиваля местного масштаба – «Survival K(n)it» и «Homo Novus».

 

Иварс Друлле,
художник

 1.

Атис Якобсонс – «Dark Matter» в Художественном салоне Мукусалы: ни на одной другой выставке в этом году я не проводил так много времени.


Атис Якобсонс. Untitled 41. 2015. Фото: Artūrs Kondrāts

 2.

Фестиваль «Skaņu mežs» и произведения искусства, созданные для фестиваля; например, звуковая инсталляция Яны Виндерен (Jana Winderen) «Там, снаружи», которая была выставлена в Латвийской Национальной библиотеке.

 

Каспарс Грошевс,
художник

1.

XII триеннале Балтии в вильнюсском Центре современного искусства (CAC). Куратору выставки Виргинии Янушкевичюте удалось так удачно соединить столь разные художественные практики и идеи, что их совокупность не растворяется в какофонии, а располагается несколькими слоями, как торт или бесконечная лестница. Рисунок Мариса Бишофса вытянулся рядом с надписью «То, чем является искусство сегодня, завтра может быть чем-то другим», становясь молчаливым спутником и путеводителем.

2.

Мне понравилась ретроспектива бельгийского художника и поэта Марселя Броодтерса (Marcel Broodthaers) – Monnaie de Paris. Кажется, сам художник участвовал в обустройстве экспозиции, хотя это, конечно, уже почти невозможно: живая и вибрирующая выставка, в которой поэтичность дополняется решимостью следовать за мыслью, куда бы она ни вела.


Работа Марселя Бротерса. Скрин-шот рекламного ролика выставки
 

Инга Штеймане,
искусствовед, куратор

 1.

Курируемый Флорианом Эбнером (Florian Ebner) павильон Германии «Фабрика» на Венецианской биеннале искусств этого года (особенно Hito Steyerl – Factory of the Sun, но великолепны были и другие художники – Olaf NicolaiTobias ZielonyJasmina Metwaly / Philip Rizk). О современной глобальной социально- политической дисфункции красиво говорится уже с середины 90-х годов, но реальность закутывают в облака дыма и пыли лавины виртуальных псевдоакадемических и бюрократически политкорректных «дискуссий» (читай – презентаций). Немецкому павильону удалось очень точно указать на техники и рутины, создающие современную социальную пустыню – общество, в котором люди становятся лишними. Во-первых, уже все медиа, которые можно назвать промышленным продуктом, стали придатком структур политической и коммерческой власти, поддерживая ранее содержательно значительные рубрики – политику, экономику, культуру – в качестве формальной топографии или аксессуаров. Медиа по сути уже значительный период времени имитируют уважение к общественным интересам.

В плане художественных форм павильон Германии выделялся симуляциями, жаждавшими открыть истину в духе самых страстных сентенций Адорно. Коллажи Readymade, театральность и неосознанный перфекционизм исследования (не смешивать с утомлённым гламуром и нарциссизмом).


Текст-группа ОРБИТА. THE TWINKLING CRYSTAL OF REVELATION. 2015. Фрагмент экспозиции на открытии «Арт-станция Дубулты»

2.

Было бы неправдой сказать, что я не оценила создание и открытие «Арт-станции Дубулты» 28 мая 2015 года. Я считаю, что «Арт-станция Дубулты» – это событие: приведён в порядок один из редких памятников архитектуры модернизма и модернизирована публичная функция здания. Впервые в Латвии там можно было посмотреть работу Томаса Хиршхорна, фотографии Ади Неса, если мы говорим о возможности встретить и исследовать само произведение искусства, а не его копию или описание. Первая выставка «Арт-станции Дубулты» предложила вниманию массовой аудитории и новые работы художников Латвии – специально созданные произведения Иевы Илтнере, Артурса Берзиньша, группы «Орбита», Кристапса Гулбиса и Ольги Шиловой. Однако я оценила и работы коллег – событием стало открытие новых помещений галереи «Даугава» и выставки, показавшие уже сложившихся латвийских художников.

 

Марис Витолс,
коллекционер и куратор

1.

Национальный павильон Эстонии в рамках 56-й Венецианской биеннале искусств. Экспозиция под названием «Негоден к работе. Рассказ председателя» (Not Suitable For Work. A Chairman’s Tale) знакомила посетителей выставки с основанным на исторических событиях рассказом о председателе одного колхоза в Советской Эстонии, который был отдан под суд и осуждён за гомосексуализм, что в соответствии с советскими законами являлось преследуемым уголовным деянием. Художник Яанус Самма (Jaanus Samma), комиссар Мария Арусоо (Maria Arusoo), куратор Эудженио Виола (Eugenio Viola).


Янус Самма. Судебное разбирательство № 3. Из серии «Рассказ председателя». Эстонский павильон на Венецианской биеннале. 2015
 

2.

Пасхальный фестиваль в Берлинской Государственной опере и его главное событие – премьера выдающейся постановки оперы Рихарда Вагнера «Парсифаль» в режиссуре Дмитрия Чернякова (Россия). Постановка с музыкальным руководителем Берлинской Государственной оперы Даниэлем Баренбоймом за дирижёрским пультом вернётся к публике и на будущий год во время Пасхального фестиваля Festtage.

 

Россия

Олеся Туркина,
куратор, искусствовед

1.

В 2015 году было много хороших выставок. Но я не могу выделить одну, которая разбила моё сердце, – когда приходишь на выставку и понимаешь, что именно ты должен был это сделать. Итак, о хороших и очень хороших выставках. Это выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже, которая поразительным образом была вписана в сложнейший интерьер Николаевского зала. Выставка волшебного Павла Пепперштейна «Будущее, влюблённое в прошлое» в МАММ, погружённая в темноту далеких эпох, и там же новое видео Мишель Ровнер. Замечательно была сделана выставка Луиз Буржуа «Структура бытия: клетки», её масштабные работы в таком объёме впервые привез в Россию музей современного искусства «Гараж». И выставка «Под знаком Малевича», сделанная Татьяной Горячевой в Третьяковской галерее на Крымском валу. Эта небольшая экспозиция графических работ проявила экспериментальный характер авангарда и помогла отметить в России столетие супрематизма.

 2.

Самым важным событием 2015 года стали не фестивали, биеннале и триеннале, а акция Петра Павленского «Угроза». Неслучайно горящие двери ФСБ на Лубянке уже сравнили с геенной огненной и адскими вратами. Большие культурные мероприятия хороши во времена покоя и благополучия. А в наше время, когда не знаешь, живёшь в аду или ещё только туда направляешься, художник должен ставить под вопрос всё, в том числе и определение самого искусства.

 
Акция Петра Павленского «Угроза». Фото: Нигина Бероева/Reuters

Дмитрий Булатов,
куратор

1.

Если говорить о персональных проектах, то на меня большое впечатление произвела работа португальского художника Педро Лопеса «Affordance++». Это технологическая разработка, которую без преувеличения можно назвать революционной с точки зрения становления нечеловеческой реальности. В рамках своего проекта Педро Лопес изготовил прототип носимого устройства, которое с одной стороны отслеживает, какой объект находится в контакте с пользователем, а с другой – корректирует (и контролирует) использование этого объекта человеком посредством динамической электростимуляции мышц. Иными словами, Лопес наделяет внешние материальные объекты неким прообразом «воли». Он предлагает нам видеть в них уже не «продолжение отношений» между субъектами и объектами (как это было во времена «Интернета вещей»), а самостоятельно действующих персонажей. Я рассматриваю это как проблему и принципиально новый вызов: если требования современной философии техники – наделение объектов «правом голоса» и создание «Парламента вещей» – некоторое время назад ещё рассматривались как иронические, то сегодня это уже реальность с серьезным прищуром.

2.

На фоне множества культурных событий этого года я хотел бы отметить грандиозную программу выставок и мероприятий под названием «Глобальность», которая стартовала в июне 2015 года в Центре искусства и медийных технологий (ZKM) в Карлсруэ. Это впечатляющая сеть событий, объединяющая более сорока выставок (в числе которых очень масштабные – «Infosphere», «Exo-evolution», «Global Games», «Global Control and Censorship» и т.д.), многочисленные фестивали, симпозиумы и конференции, издательские инициативы и образовательные проекты. Сама программа рассчитана на 300 дней и приурочена к празднованию 300-летия города Карлсруэ. Мы привыкли, что подобные официальные мероприятия обычно выглядят серо и убого, но это не тот случай. То, что всегда было характерно для радикальных выставок и проектов современного искусства, команда ZKM умудрилась довести до крайности: здесь искусство, наука, политика, эстетика и новые технологии в меньшей мере, чем когда-либо прежде, существуют отдельно друг от друга. В следующем году эта программа продолжится не менее впечатляющими событиями, одно из которых я ожидаю с особым нетерпением – выставку «GLOBALE: Reset Modernity!», куратором которой выступит известный философ и социолог Бруно Латур.

 

Виктор Мизиано,
куратор, редактор «Художественного журнала»

1.

В 2015 году я сделал три выставки и всеми тремя вполне доволен. Мне хотелось бы признаться, что это лучшее из того, что я видел. Но хоть это и было бы правдой, но ведь сказать этого я – увы! – не могу!

Ярким впечатлением была персональная выставка московского молодого художника, но и тут не решусь на неё сослаться. Обычно публичные комплименты куратора с репутацией молодому художнику порождают не совсем адекватные толкования.

 Так что остается выставка Джермано Челанта об «Искусстве и еде» в рамках Миланской ЭКСПО. Смешно сказать, но выставка мне скорее не понравилась, чем понравилась. Но всё-таки вопреки многим уязвимым местам это масштабный и остроумный проект… Ничего соразмерного ему (во всех смыслах этого слова) в этом году мне увидеть не удалось. Впрочем, я могу назвать кураторский проект, который мог бы соперничать с миланской выставкой, но он опять связан с именем Челанта. Так что лучше остановимся на «Искусстве и еде»…

2.

Думаю, что мы живем в период, когда события подобного формата по определению не могут быть значительными…

 

Валентин Дьяконов,
 арт-критик, куратор

1.
Пожалуй, Луиз Буржуа в «Гараже». Эта выставка многому научит и зрителей, и художников. Чтобы разговаривать на современном языке, надо знать буквы. Ещё нельзя не упомянуть «Watch Me Move» – выставку об истории анимации на ВДНХ, сделанную лондонским арт-центром Barbican


Фрагмент экспозиции Луиз Буржуа в «Гараже». Фото: Сергей Хачатуров

 2.

Открытие отреставрированного здания Арсенала ГЦСИ в Нижнем Новгороде. Успешный, умный и стратегически дальновидный филиал Государственного Центра современного искусства наконец-то получил в своё распоряжение огромную площадь. А выставка «Музей великих надежд» (кураторы Алиса Савицкая и Владислав Ефимов), первая в новооткрытом здании, показала, что мы, столичные жители, крайне редко задумываемся о контексте, в котором работаем. Эта выставка – блестящая попытка объединить максимально разнообразные интеллектуальные контексты (местные музеи нехудожественного профиля, современные художники музейного формата, уличные художники). В нашей сфере мы часто циклимся на узком, прогрессорском мышлении о двадцатом веке (от «Квадрата» до перформанса, например), а здесь современность показана большой, инклюзивной – так и надо делать.

 

Милена Орлова,
арт-критик, главный редактор The Art Newspaper Russia

1.

Меня, как и всегда, больше всего впечатлила Венецианская биеннале. Это всё-таки единственное место, где можно во плоти осознать глобализм современного художественного мира и в то же время оценить индивидуальные высказывания художников, часто связанные с национальным контекстом. Мне приятно было увидеть, как в павильоне России Ирина Нахова увязала общечеловеческие экзистенциальные переживания с историей нашей страны. В основном проекте биеннале «Всё будущее мира» Оквуи Энвезор также затронул близкую любому рождённому в СССР тему наследия марксизма, хотя как раз именно к этой линии выставки я испытываю скептические чувства, так как советская школа с бесконечной зубрёжкой классиков марксизма-ленинизма отбила у меня всякую охоту вникать в эту сферу. На выставке Энвезора меня гораздо больше заинтересовало другое. Позволю себе процитировать свою статью «Венецианский капитал», опубликованную в The Art Newspaper Russia: «Что действительно удивляет, так это изобилие на выставке про будущее карандашных рисунков — самой простой и архаичной техники, которую только можно себе представить. И это поистине „боевой карандаш” — наиболее доступное и, надо отдать должное, виртуозное орудие художника в „горячей точке”, да и в любой другой точке, где он захочет ухватить окружающий мир или пофилософствовать с карандашом в руках».


Ирина Нахова. The Green Pavilion. Российский павильон на Венецианской биеннале. Фото: Ainārs Ērglis
 

Не могу не отметить и блестящий проект фонда Прада (в Венеции и в Милане) «Серийная классика», где остроумно исследуется тема копий, подделок, реплик и цитат на античном материале. На этой выставке убедительно было показано, что то, что нам кажется проблематикой постмодернистского искусства, на самом деле относится к разряду вечных сюжетов. И а пропо хочу заметить, что сегодня начинавшиеся как чисто маркетинговые инициативы художественные фонды крупных лакшери-брендов начали составлять серьёзную конкуренцию музейным выставкам.

2.

Ещё раз назову Венецианскую биеннале, уже не как выставку, а как беспрецедентный по размаху международный фестиваль искусства. Если говорить о ярмарках, то мне в этом году впервые посчастливилось побывать на ТЕФАФ в Маастрихте – самой яркой и богатой во всех смыслах антикварной ярмарке, где в том числе можно обнаружить и современное искусство, но в контексте всей истории искусства. Конечно, в топе мировых событий остаётся и Art Basel, но мне хотелось бы отметить молодую ярмарку viennacontemporary, где даётся шанс ещё не вошедшим в мировой истеблишмент художникам и галереям, в том числе из России и стран Восточной Европы, показать себя. Именно на этой ярмарке в Вене можно и нужно открывать новые свежие имена.

 

Екатерина Андреева,
искусствовед, куратор

1.
Из персональных экспозиций – Jaanus Samma, эстонский павильон в Венеции. Из групповых – наша с Андреем Хлобыстиным «Абсолютная красота» в музее Людвига в Будапеште.

2.
Биеннале в Венеции, включая параллельную программу.

 

Балтия и Северные страны

Эндрю Миксис,
фотограф (Литва/США)

1.

Я был счастлив увидеть в Вильнюсе «Выставку одной ночи» и презентацию книги «Public Secrets» Висвалдаса Моркевичиуса (Visvaldas Morkevičius). Висвалдас сам финансировал издание книги и организовал это мероприятие. Всё прошло отлично, а выставка в тёмном пространстве театра Meno Spaustuve оказалась просто освежающей. Фотографическая среда Вильнюса поистине вопиет о переменах – устаревшая консервативная система, оставшаяся с советских времён, несмотря на полное отсутствие каких-либо новых идей, умудряется доминировать в союзе фотографов, публикуя лишь одни и те же скучные каталоги. Такие молодые фотографы, как Висвалдас, помогают сдвинуть это болото с мёртвой точки.


Один из разворотов книги «Public Secrets» Висвалдаса Моркевичиуса

2.

Меня не назвать особым любителем фестивалей, биеннале, триеннале, арт-ярмарок... Кажется, что они чаще проходят для кураторов, чем для художников. Интереснее, когда культурное событие как будто возникает из ниоткуда, без всего этого артистического ажиотажа. Именно в декабре Принц наконец-то разрешил выставить онлайн своё видео от 2008 года, в котором он исполняет live композицию Creep группы Radiohead в Coachella. Radiohead всегда хотели, чтобы видео было доступно онлайн, но Принц считал иначе и отправлял уведомления о нарушении авторских прав любому, кто публиковал видео этого представления на YouTube. К счастью, все мы теперь можем насладиться гитарными ходами и трелями Принца.

  

Мария Лауберг,
куратор и руководитель отдела исследований датского музея современного искусства Луизиана

1.

Может показаться нескромным упоминание о собственном проекте, но не отрицать же мне тот факт, что значительная часть моего года была посвящена особой выставке Яёи Кусамы – «In Infinity». Это была первая ретроспектива художницы на территории Скандинавии. Я курировала эту выставку в Луизиане, и теперь она продолжит свой путь в Осло, в Henie Onstad, в Стокгольм, в Moderna Museet, и в Хельсинский музей искусства. Для меня работа с этим шоу предоставила возможность глубинной вовлечённости в мир художника, чей уникальный голос открывает совсем иное повествование о поствоенном искусстве, нежели уже установившиеся каноны этого периода. Искусство Кусамы эмоционально, одержимо и глубоко индивидуально. Её вклад в концепцию Бесконечности является настоящим исследованием столкновения человека лицом к лицу с миром как таковым — храброе и уязвимое вопрошание того, что значит быть человеком в наше время. 


Пресс-фото выставки Яёи Кусамы

2.

В этом году я посетила открытие Музея современного искусства «Гараж» в московском парке Горького. После путешествия из Петербурга в Москву меня очень заинтересовали амбиции этой институции в плане выставок и исследовательских программ. Проекты, начиная от современного искусства до политики времён холодной войны и значения космоса в современной российской культуре. Это столь важная попытка сохранить открытой культурную дискуссию в современной России.

 

Эудженио Виола,
куратор павильона Эстонии на 56-й Венецианской биеннале

1.

Уго Рондиноне: I GIORNO в Palais de Tokyo, Париж.

  

Витаутас Мицхелькевичус,
комиссар и куратор павильона Литвы на 56-й Венецианской биеннале

1.

Я бы назвал расширенную программу международной биеннале современного искусства (GIBCA) в Гётеборге, поднимающей вопрос регионов, которые оказываются за рамками внимания в мире международного искусства, объединённого и консолидированного в своей двухгодичной цикличности. 50 отдалённых и провинциальных институций искусства, художников, инициативных групп организовали сеть последовательных мероприятий, проходящих в Готенбурге и в регионе Вестра-Гётеланд.

2.

56-я Венецианская биеннале, по двум причинам:

    • совершенно неожиданное совпадение – все три балтийских страны окунулись назад в советское прошлое и попытались найти современный подход к историческим травмам;
    • способность искусства предсказывать заботы и беспокойства будущего. Павильон Исландии (художник: Christoph Büchel, проект THE MOSQUE) был закрыт уже в мае, потому что он затронул темы, которые оказались чувствительны для многих культур и религий, в том числе и в контексте их отношений с европейской культурой и политикой. Несколько месяцев спустя те же самые вопросы «шарахнули» как «европейский кризис с беженцами».


Видеорепортаж о проект THE MOSQUE 

Кадри Уус и Андра Орн,
основатели NOAR, эстонской интернет-платформы для торговли предметами искусства и информации

1.

В Эстонии это – экспозиция Prosu(u)mer, которая прошла в рамках Таллинского фотомесяца' 15. Выставка, которую курировал Дэвид Рэймон Контруа, была создана из переплетений, а иногда и «переворотов» двойственного положения производителя и потребителя, автора и пользователя. Например, здесь были выставлены вполне реалистичные фотографии, снятые играющими в сложные видеоигры пользователями с помощью виртуальной камеры, доступной им в пределах игрового пространства. Они сопровождались вопросом, можем ли мы называть это искусством и, если да, то кого считать его автором.

Также назовём XII Балтийскую триеннале, которая проходила в вильнюсском Центре современного Искусства (САС), она была действительно замечательная. Целое здание, включая склады и коридоры, было использовано под выставочное пространство. Это дало людям совершенно новую перспективу, как бы тайный взгляд на здание САС и, конечно же, обеспечило глубокое проникновение в суть происходящего в искусстве балтийских стран, дав ощущение и внешней стороны, и изнанки процессов.

2.

Конечно, тут мы не можем не назвать Венецианскую биеннале, которой куратор этого года, Окуи Энвейзор, придал очень верные и важные акценты.

 

Даниэла Арриадо,
куратор, исследователь медиаарта (Чили/Норвегия)

 1.

Трудно выбрать самую интригующую выставку года, к счастью, их было много. И всё же хотелось бы выделить экспозицию, которую я видела недавно на фестивале анимационных фильмов

PAF в чешском Оломоуце (с 3 до 6 декабря, 2015). Там многие художники экспериментировали и с самим форматом, и с тем, в каких обстоятельствах может демонстрироваться фильм. Экспозицию составляли выставки и живые визуально-музыкальные представления, где талантливейшие музыканты – Greg Pope (Великобритания), Jonathan Monaghan (США), Martin Arnold (Австралия), Samson Kambalu (Новая Зеландия), Takashi Makino (Япония) – уводили в путешествие в мир движущихся изображений. Куратор – Martin Mazanec.

2.

Венецианская биеннале, разумеется, находится на вершине этого списка – это место для громких высказываний, ясных идей и перспектив, где всё происходит бок о бок и в окружении, с которым ничто не может соперничать. Но всё же необходимость охватить столько событий, разделяя при этом пространство со столь многими людьми, не только бросает вызов вашему терпению, но и порой оказывает влияние на само восприятие.

Я высоко ценю выбор авторов и их работ, последовавший за темой «Всё будущее мира». Как и ожидалось, Окуи Энвейзор представил замечательную команду современных африканских художников, среди которых был и концептуальный художник и кинематографист Самсон Камбалу, который с помощью своего Nyau Cinema manifesto открыл интересные новые перспективы для философии и вокруг кино. Камбалу также стал причиной (невольной) события, которое стало, вероятно, самым интересным хэппенингом из всех: он свободно копировал из Йельского архива ситуационистов, а затем включал эти изображения в собственную инсталляцию; всё закончилось судебным разбирательством между итальянским писателем Джанфранко Сангинетти и биеннале. Этот инцидент поднял вопросы по поводу самой идеи ситуационизма, решительно отвергающей любые формы авторского права. Камбалу и биеннале выиграли это дело.


Самсон Камбалу. Sanguinetti Breakout Area на Венецианской биеннале. 2015. Фото: Odrija Fišere

Также я бы отметила LOOP Art Fair в Барселоне (4–6 июня), посвящённую видеоискусству и горячим дебатам вокруг индустрии «moving image». Ярмарка представляла собой великолепную подборку галерей, которые сфокусировались на видеоискусстве, а также представляли художников, являющихся посредниками на пути к новым уровням. К тому же она была именно такой, какой должна быть арт-ярмарка и симпозиум: место для того, чтобы встретиться, вдохновиться и объединиться, всё в приватной и интересной атмосфере.

Также я высоко оценила бы Momentum, 8-ю биеннале современного искусства Северной Европы, проходившую в городе Мосс (Норвегия). Названная «Туннельное видение», она переносила нас в область сенсорных экспериментов и приглашала на прогулку в пограничной области между виртуальным и реальным, сводя нас друг с другом как активных путешественников в пространстве Big Data. Это замечательная работа одного из самых серьёзных кураторских коллективов Северной Европы.


Ola Pehrson. Hunt for the Una Bomber 2006 Film. Photo: Vegard Kleven © Punkt Ø/ Momentum