Паблик-арт Ришарда Горецки «Здесь можно кричать».

Калининградский «Анклав» – лидер «Инновации» 0

Arterritory.com
7/04/2012

На завершившемся на этой неделе VII Всероссийском конкурсе в области современного визуального искусства «Инновация» лауреатом в номинации «Региональный проект» стала международная арт-инициатива, подготовленная кураторами из Балтийского филиала ГЦСИ (Государственного центра современного искусства) в Калининграде и Центра современного искусства «Замок Уяздовский» (Варшава ). Мы прежде всего с удовольствием поздравляем победителей! А для того, чтобы поподробнее узнать об «Анклаве» (таково название проекта, безусловно обыгрывающее обособленное географическое положение Калининграда ), мы обратились  к его российским кураторам – Евгению Уманскому (Е.У.) и Ирине Чесноковой (И.Ч.).

Пожалуйста, расскажите о проекте и о художниках, которые в нём участвовали. 

Е.У. Проект «Анклав» мы вместе с нашими партнерами из Центра современного искусства «Замок Уяздовский» (Варшава) Евой Горжондек и Стахом Шабловски делали где-то на протяжении двух лет. Эта идея возникла не сразу – сначала мы вели переговоры, какой проект мы могли бы сделать совместно с Варшавой и Калининградом. И всё свелось к такому привычному для нас понятию, как «анклав». Конечно, мы решили расширить понятие анклава и «анклавности» до философских смыслов, до рефлексий художников, не связанных непосредственно с территорией, и в итоге нам это удалось. В проекте принимали участие ряд польских художников и калининградские авторы – ведь Калининградская область соседствует с польской территорией. Это – первая часть «Анклава», которую мы задумали с поляками, но, возможно, в перспективе к нам присоединятся литовские и немецкие художники, потому что эта территория имеет долгую историю и судьба у неё довольно сложная. В прошлом году польские художники приезжали в Калининград на резиденцию, мы обеспечивали им процесс исследования и оказывали помощь в создании самих работ. А российские авторы, естественно, работали на месте. 

А как подбирались художники? 

Е.У. Мы сразу решили, что польских авторов будут выбирать польские кураторы, потому что они лучше знают свою художественную ситуацию, а калининградцами, естественно, занимались мы. Причём когда на первых этапах мы обсуждали, что бы нас заинтересовало, мы сразу думали о том, что это будут и паблик-арт проекты, и акции, и интервенции художников в городское и музейные пространства. В частности, мы очень благодарны Музею янтаря, Историко-художественному музею и музею «Блиндаж», которые не побоялись пустить современных художников непосредственно в свои музейные экспозиции. Поэтому ряд проектов выглядит так, как будто художник пришёл в традиционную экспозицию и изменил её смысл, включив туда свои произведения.   


Инсталляция «Немецкая овчарка» Артура Малевки (Польша) в Областном историко-художественном музее. Фото: csw.art.pl

Если говорить о презентациях, в Калининграде мы обратились к нашим традиционным партнерам – Калининградской художественной галерее, потому что отведённое ГЦСИ в нашем городе выставочное пространство – Башня Кронпринц – всё ещё находится в процессе реконструкции и там сейчас невозможно показывать искусство. Во время калининградской презентации проекта состоялись выступления местных поэтических и литературных групп, а также мы провели круглый стол по теме «Анклав» в разнообразном спектре её культурно-социальных значений. 

После Калининграда выставка была показана в Варшаве, в ЦСИ «Замок Уяздовский», где пространства позволили сделать более масштабную экспозицию – она занимала около десяти залов и была более репрезентативна. Мы также провели круглый стол, куда были приглашены эксперты с польской стороны. По итогам этих двух презентаций, резиденций художников и материалов, которые мы собрали в рамках проекта, был издан большой каталог, в который вошли теоретические работы и документация художественных проектов. 

Насколько «Анклав» вписывается в культурную политику Балтийского филиала ГЦСИ? 

Е.У.  Культурная политика – это понятие более широкое, а в деятельность вписывается вполне. Наш филиал развивает несколько направлений, одно из которых – «современная культура и современное общество». В рамках этой программы как раз и был представлен проект «Анклав». 


Инсталляция «Russain Red Project. Нарциссист» Юрия Васильева (Калининград). Фото: А. Клиндюк (Санхип)

С какими региональными проектами конкурировал проект «Анклав» на «Инновации-2012»? Какой из них вам кажется наиболее интересным конкурентом? 

Е.У. Прежде всего надо сказать о самой премии «Инновация». Дело в том, что этот конкурс узкопрофессиональный. Сначала эксперты отбирают шорт-лист из пяти проектов, а затем жюри выбирает победителя. На мой взгляд, в этом году в разделе «региональный проект» были очень сильные номинанты. Все проекты достойные. Пожалуй, я бы выделил Ширяевскую биеннале. Под Самарой есть деревня Ширяево, в которой уже пять или шесть раз кураторы Приволжского филиала ГЦСИ проводят биеннале. Художники приезжают в поле, делают там свои инсталляции, работают с ландшафтом, местным населением. Довольно интересный проект, но, конечно, он региональный по своей сути и по эстетике. Он вполне вписывается в понятие регионального проекта, в отличие от «Анклава», который является полноценным международным, исследовательским и вполне европейским проектом. И на церемонии награждения было неоднократно отмечено, что международному проекту «Анклав» несколько странно находиться в этой номинации. И я об этом сам давно говорю: нет в современном искусстве таких понятий, как «региональный – нерегиональный», а есть разные векторы или точки приложения современного искусства к разным проблематикам.  В этом смысле даже забавно, что другой наш проект – «9000 км», который объединил огромное количество участников из 10 российских городов от Калининграда до Владивостока и даже художников из Бишкека, Праги, Нью-Йорка, в отличие от «Анклава», где были только русские и поляки – этот проект тоже был в шорт-листе премии, но не был отмечен жюри.* А вот как только мы стали «анклавом» и обозначили своё региональное присутствие – то есть перестали претендовать на амбиции центра и на всю Россию – нас сразу наградили и отметили, что мы сделали хороший «свой» международный проект. И в этом смысле тем более странно, когда не отмечают Уральскую или Ширяевскую биеннале – ведь таких биеннале в России вообще всего три.  И ещё раз повторюсь, что вообще странно, когда международная биеннале рассматривается как «региональный» проект.

* Стоит отметить, что в этом году так сложилось, что ни в экспертном совете, ни в жюри конкурса не участвовали кураторы БФ ГЦСИ, как это было на прошлых «Инновациях». >>