Хидеми Нишида. Fragile Shelter. 2011

Хидеми Нишида. Воплощение хрупкости 0

«Я не могу назвать себя архитектором: мои вещи отчасти бесполезны...»

 19/12/2017
Павел Герасименко

Международный лекционный проект Lakhta View, организованный в Петербурге, недаром называется «образовательным» – он сосредоточен на новых знаниях о городском пространстве и предоставляет своей аудитории возможность поразмышлять об устройстве изменяющегося на наших глазах ландшафта, по-новому увидеть и разметить его глазом. На вторую сессию проекта, озаглавленную «Природа», были приглашены два автора, исследующие современные формы взаимодействия культуры и природы, – британец Эндрю Логан и японец Хидеми Нишида, далеко не в первый раз приезжающие в Россию. Архитектор, дизайнер и художник Хидеми Нишида живёт в Токио, окончил Академию художеств в норвежском Бергене и теперь выступает в Петербурге. Легко найти общее между этими тремя географическими точками, где человек всё время существует на границе природных сред, – земли и воды, связанных вместе воздухом, что заставляет остро чувствовать особенность ландшафта. Как раз про это – многие работы Нишиды: начиная с 2010 года он создаёт инсталляции в общественных пространствах, при этом часто работает с деревом, использует световые эффекты и даже видео. В 2010 и 2012 годах он показывал свои объекты в Новосибирске, в 2013-м участвовал в выставке в Краснодаре и московском проекте Lexus Hybrid Art. Понятие хрупкости, очень значимое для художника, появившись в 2011 году в названии его работ, с тех пор отличает все его произведения. Одно из последних подтверждений тому – «Fragile Chairs», поставленные в 2017 году на глади озера Порото, священного для народности айнов места на острове Хоккайдо, и связывающие в сознании человека прошлое с настоящим, а привычные ожидания – с необычными возможностями. Этому и была посвящена наша беседа.


Хидеми Нишида во время сессии Lakhta View: Природа

Согласно стереотипам, Япония – страна традиций. То, что делаете вы, относится к традиции или порывает с ней? И если это традиция – то какая?

Мне сложно решить. Я получил образование как архитектор, но не продолжил работать в архитектуре, а начал заниматься искусством. Причиной смены направления деятельности стало, если можно так сказать, моё стремление выразить хрупкость, передать в работах концепцию хрупкости. Согласно древней японской мудрости, ничего не остаётся неизменным, всё время всё меняется – это самая главная идея японской культуры, которую я выражаю через мои работы. Должно быть, так и создаётся связь с японской традицией.

Вас называют архитектором-перформером – как вы сами относитесь к такому словосочетанию? Ведь архитектура – это нечто статичное, а перформанс – наоборот.

Вот именно потому я не могу назвать себя архитектором: мои вещи отчасти бесполезны (смеётся). С архитектурной точки зрения они не имеют практической функции. Например, иногда я создаю мебель, которая имеет очень странную форму, – часто я использую мотив стульев или стоящих в озере на поверхности, или слишком высоких. Всё это – какое-то отклонение от привычного контекста. Я больше фокусируюсь не на архитектуре, а на хрупкости мира.


Хидеми Нишида. Инсталляция Fragile Chairs на озере Poroto (Хоккайдо). 2017

Насколько влияет экологическая проблематика на то, что вы делаете?

Я простой маленький человек и, к сожалению, не знаю, как бы я мог заметно повлиять на столь глобальные проблемы. Я делаю всё, что в моих силах, чтобы напомнить максимально большому количеству людей о том, насколько красив окружающий нас мир, и показать, какие глубокие мысли и переживания способна вызывать в нас природа. Каждый человек, который сталкивается с изяществом природных форм, осознаёт их великолепие и художественность, в итоге задумывается о том, чтобы быть внимательнее и бережнее к этой красоте. Иными словами, я стараюсь вдохновить людей быть добрее к природе.


Хидеми Нишида. Фрагменты перформанса Fragile Meal. 2014

С какими материалами вы работаете при создании инсталляций, какие вам ближе 

Дерево. Лучший из всех материалов. Его легко найти, с ним приятно работать. Из всего, с чем я пробовал работать, именно дерево оставило по себе лучшие впечатления.

Какие особенности и сложности возникают при создании и реализации ваших работ? Существуют ли при этом какие-то эстетические ограничения и этические запреты?

Основная сложность – это поиск новых форм для выражения тех мыслей и идей, которые приходят в мою голову. Хочется развиваться, пробовать новое, экспериментировать. Трудности проистекают уже из этого желания, но это меня совсем не смущает. Многие говорят, что у меня, в принципе, достаточно нестандартный подход к творчеству, я же ищу возможность реализовывать новые проекты, которые будут не похожи на предыдущие 

Что касается этики. Несмотря на то, что большинство моих работ временные, и исчезают они довольно быстро, я всегда глубоко продумываю те смыслы, которые хочу транслировать людям, моделирую их реакцию и мысли. Пока не было ни единого случая, чтобы я нечаянно обидел кого-то или пожалел о том, что сделал. В этом смысле я просто аккуратен, поэтому у меня нет каких-то особенных внутренних ограничений.


Хидеми Нишида. Инсталляция Fragile Table. 2014

Почему вас так вдохновляет такая вполне ординарная вещь, как мебель? Откуда желание встроить её в природный ландшафт? Выигрывает ли он от этого?

В моем понимании мебель – очень символичный предмет, говорящий сам за себя артефакт. Я люблю использовать мебель в своих работах, потому что это очень обыденная вещь, с которой мы сталкиваемся каждый день. Появление такого предмета в природном пейзаже привносит в общую картину и пейзаж элемент деконструкции. Именно этот диссонанс наводит зрителей на новые мысли и идеи, запускает их собственное воображение.

Насколько для вас важны конкретные места и пространства, в которых вы работаете?

Безусловно, конкретная локация и её особенности играют большое значение на этапе реализации проекта, но вообще это не самое важное в моей работе. Начинаю я с того, что детально продумываю саму концепцию той или иной инсталляции, которую мне хотелось бы реализовать, разбираю большую идею на детали, как в архитектурном планировании, продумываю её во всех мелочах. Уже после того, как в голове сформировался итоговый образ, готовый для воплощения, я подбираю под него площадку.


Хидеми Нишида. Инсталляция Fragile Utopia. 2014

Где и с каким пространством вы хотели бы поработать, а где точно нет? 

Я бы хотел поработать в реалиях современного города, но это всегда сложно, большую инсталляцию не организовать без массы различных согласований и предварительных переговоров. Город привлекает меня не меньше, чем природные ландшафты 

Где и с какими пространствами вы собираетесь работать в ближайшем будущем?

Я готовлюсь к участию в большом экспериментальном арт-фестивале, который уже в марте пройдёт в Японии. Местом проведения станет город Сидзуока. У железной дороги, проходящей рядом с городом, расположено несколько пустующих зданий заброшенных станций, которые организаторы выставки передадут художникам. Мне также выделят одно из этих сооружений, мы вольны менять и преобразовывать их как угодно. Пока точно не могу описать свою задумку – только потому, что ещё сам не до конца понимаю, что именно я хотел бы сделать с этим зданием, но я на 100% уверен, что это будет крайне интересный опыт. 


Хидеми Нишида. Fragile Shelter. 2011

Какой объект вы бы реализовали в Петербурге, если бы появилась такая возможность? 

О, это очень хороший вопрос! Мне сложно сразу сказать, что бы именно это могло быть, но я точно знаю, что хотел бы объединить в этом проекте иллюминацию – улицы зимнего Петербурга волшебно подсвечиваются, – снег и заледеневшую Неву. Эти элементы Петербурга сразу привлекли моё внимание.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Логан, Нишида, Петербург