Дайга Грантиня. 2015 © Фото: Тоан Ву-Хуу

Дайга Грантиня, материализатор света 0

13/10/2016
Одрия Фишере

Имя Дайги Грантини я услышала впервые на открытии одной выставки, когда художник Каспарс Грошевс настоятельно посоветовал обратить на неё внимание. Я пришла домой и открыла лэптоп. «Гугл» мне предложил довольно обширный список изображений, а за ним, к моему удивлению, последовал перечень зарубежных галерей, в которых проходили персональные выставки Дайги Грантини. Тогда меня поразил факт, что о художнице из Латвии, у которой, по-видимому, сложилась вполне успешная карьера за рубежом, я до этого ничего не слышала. Позже оказалось, что в этом я далеко не одинока – на своей родине Дайга Грантиня была известна лишь нескольким людям. С тем большим интересом я ожидала первую персональную выставку Дайги в Риге, которая, как обещали надёжные источники, была запланирована в центре современного искусства kim?. И вот дождалась – сперва этим летом скульптуры художницы можно было увидеть на групповой выставке «Гармония хаоса» в галерее «Alma», а в начале осени свои новенькие, с иголочки помещения kim? предоставил для выставки Дайги Грантини Heap-core,,,.

То, что до сих пор имя художницы не было известно в художественной среде Латвии, в основном объясняется тем, что её карьера ранее никогда не была связана с актуальностями местного искусства. Она родилась в Риге в 1985 году, а в семилетнем возрасте вместе с семьёй уехала из Латвии и жила в Гамбурге. Своё образование Грантиня получила в Гамбургской Академии художеств (HFBK Hamburg) и Венской Академии художеств. Многие годы она жила и работала в Берлине, но уже в течение нескольких лет обитает в Париже. Там Грантиня работала с галереей Joseph Tang, не теряя связи с Берлином, где художница сотрудничает с галереей Matthew, и Гамбургом – в январе 2017 года в Kunstverein Hamburg пройдёт её персональная выставка.


Дайга Грантиня. Buff in Red. Выставка Heap-core,,, 2016. Центр современного искусства kim?. © Фото: Тоан Ву-Хуу

Кроме выставки в центре современного искусства kim? у Дайги Грантини в этом году прошли экспозиции в Galerie Joseph Tang в Париже, в галерее Stefan Lundgren на Майорке и в галерее 83 Pitt Street в Нью-Йорке. Среди ожидаемых сольных проектов можно упомянуть выставку KUB Billboards в Брегенце (куратор Ева Биркенсток) и экспозицию работ Грантини на стенде Galerie Joseph Tang на арт-ярмарке Paris Internationale. А среди самых актуальных групповых упомянем Adhesive Products в Бергенском зале искусства, Les Levres Nues – в DOC, Париж, The Pleasure of the Text в галерее Campoli Presti в Лондоне. О творчестве Грантини писали такие издания, как Les Inrockuptibles, Kaleidoscope, Artforum, Artagenda.com, Frieze International и т.д.

На вопрос о своём сотрудничестве с галереями художница ответила, что ей нравятся отношения такого рода, когда ты не знаешь, куда тебя это заведёт, когда ничто не предусмотрено заранее. Кажется, что по такому же принципу Дайга Грантиня создаёт и свои произведения – для неё важен сам творческий процесс, и случайность здесь является важным и существенным элементом, составной частью работы. И ещё – важно, чтобы в произведении искусства было нечто, чего сам автор ещё до конца не понимает или не может знать.


Дайга Грантиня. Ribscreentray. Выставка Heap-core,,, 2016. Центр современного искусства kim?. © Фото: Тоан Ву-Хуу

Ты училась в Гамбургской и Венской академиях художеств. Они связаны со многими известными именами в истории современного искусства. А почему ты выбрала изучение искусства и почему именно в Гамбурге и Вене?

Гамбург я не выбирала, там я просто проснулась. (Смеётся.) В 1992 году родители решили перебраться в Гамбург, и там я и получила среднее образование. В гимназии мой преподаватель искусства вдохновил меня на продолжение учёбы в области искусства. Он, кстати, сам учился в Гамбурге, когда там преподавал Йозеф Бойс. В том возрасте для меня было важным само решение заняться изучением искусства, а не какое-то конкретное учебное заведение.

У кого ты училась?

У разных художников, в том числе и у приглашённых профессоров. Училась у одного очень концептуального художника, потом у другого – живописи. В Вене я занималась в классе скульптуры, и в то время меня интересовало главным образом экспериментальное кино и формат Super 8. После учёбы я начала работать с самим пространством проекции – промежутком между проектором и местом, где свет встречается со стеной или поверхностью экрана. Начала вставлять туда объекты, которые отражают свет и таким образом материализуют само пространство проекции. С течением времени объекты, которые всё интенсивнее вели себя в этом пространстве света, взяли верх. В принципе, объекты поглотили свет. (Смеётся.)

А теперь понемногу луч света возвращается. На выставке в kim? на нём поставлен сильный акцент – начиная с того, что естественное освещение «обрамлено» или материализовано. Лучи света проникают в помещение через окна, переделанные в своеобразные туннели, и становятся чем-то физическим, ощутимым, превращаясь в составную часть скульптуры – вот это и есть главная идея.


Выставка Дайги Грантини Grotto from Glammar. 2016. Galerie Joseph Tang, Париж. © Фото: Aurélien Mole

А то, что ты рассказываешь о световых туннелях, можно было увидеть и на твоей сольной выставке в галерее Joseph Tang в Париже?

Название последней парижской выставки было Grotto from Glammar – хотелось идею грота перенести в стандартизованное помещение. Я использовала стены из регипса, чтобы сделать большое помещение поменьше – по принципу матрёшки. Вырезала в них отверстия, которые соответствовали и силуэтам скульптур, и восприятию перспективы самого «грота». Таким образом, отверстия тоже стали материалом скульптуры – так же, как в случае световых туннелей. Скульптуры находились и во внутренней части «грота», и вне его. Это скульптурное пространство было как бы рамой, которая является сквозной – как аркада.

Всё это для меня в своём роде способ, как форматировать работу – так же, как мы выбираем jpg или tif. У работы могут быть разные форматы – это может быть резолюция большего или меньшего размера. Так же как у картины, только в пространственном смысле.

Постепенно я поняла, что таким путём через объекты я пришла к скульптурному пространству. Мне кажется, что это – ретроспективный процесс: отступить и заметить, что всё не идёт в одном направлении, но и отступает время от времени назад.


Выставка Дайги Грантини Grotto from Glammar. 2016. Galerie Joseph Tang, Париж. © Фото: Aurélien Mole

Как будто ты вяжешь крючком...

Именно так: mental crochet! Вяжу крючком с помощью времени и пробую положить один слой, потом – второй, взять более глубокий слой, затем – что-то у поверхности. У меня дело не идёт так, что я начинаю с идеи или с темы. Всегда есть материальная сторона – цвета, текстуры, масштаб и форма, то, как материал взаимодействует со светом, – и я пытаюсь вести диалог с творческим процессом, иногда даже прерывать его, чтобы попытаться осознать, в каком направлении он может идти дальше. Может быть, то, что происходит между мной и материалом, можно назвать психоанализом.

Значит, это – интерес к пространству, интерес к свету, тебе важен сам процесс. А в какой степени тебе важен результат?

Если у меня есть конкретная идея, если я знаю, как это должно выглядеть, каким должен быть результат, то я не знаю, куда сделать следующий шаг. В этом случае идея становится продуктом или моим фетишем. Я пытаюсь пройти её насквозь. Это значит – преодолеть себя и посмотреть, как идти дальше, какова перспектива работы и какой вид, какой туннель или окно эта работа открывает. Это намного важнее, чем сам результат. Наверное, самое важное – какое влияние эта работа имела на меня, моё ощущение, когда я понимаю – это меня в какой-то степени взволновало (в позитивном или негативном смысле), значит, можно продолжать.


Фрагмент экспозиции Дайги Грантини Heap-core,,, 2016. Центр современного искусства kim?. Фото: Ансис Старкс

Получается ли, что ни одна твоя работа не окончена?

Мне важно, чтобы они оставались открытыми. Чтобы было ещё что-то, чего я сама не знаю.

Как ты понимаешь, в какой момент надо остановиться?

Я чувствую, что работа больше не позволяет что-нибудь сделать, она сопротивляется. Ты ощущаешь, что «она» или «он» уже есть... Вообще, у моих вещей бывает разная природа – некоторые из них таковы, что у них есть сердце, и с ними больше ничего уже нельзя сделать, а есть и такие, что подобны осьминогам – у него можно отрезать одно щупальце, а он так или иначе живёт дальше. Впрочем, я не хочу сказать, что у осьминогов нет сердца...

Ты говоришь о своих работах как о живых существах. Ты их так и воспринимаешь?

Да, и я надеюсь, что они меня тоже так воспринимают. (Смеётся.)


Дайга Грантиня. Buff in Flight. Выставка Heap-core,,, 2016. Центр современного искусства kim?. © Фото: Тоан Ву-Хуу

Когда ты так рассуждаешь, это немного напоминает страницы из книги или фильма по научной фантастике. Ты интересуешься этим жанром?

Даже очень! Фактически очень трудно избавиться от любой темы – подключишься к интернету, и всё само выпрыгивает к тебе. Только держи глаза открытыми. Для меня важна эта интенсивность – так много вещей происходит параллельно! Все эти разные миры проходят в одном окне. Меня интересует новейшая информация всякого рода, и очень важной была и остаётся музыка. Это как пища. Всё является пищей.

Что ты слушаешь? Или сочиняешь сама?

Нет, пока что я не сочиняла музыку, но меня это интересует. Сейчас я слушаю последние альбомы Kaytlin Aurelia Smith, Solange и Christian Naujoks.

А ты одна создаёшь свои работы? У тебя есть помощники?

Я работаю сама, хотя теперь появилась граница, когда мне нужны уже четыре руки, потому что работы в отношении размера меня саму уже переросли. Мне повезло, уже некоторое время мне помогает молодая эстонская художница Кристина Рейман.


Дайга Грантиня. Pharmakon и Being pool (Buff). Выставка Heap-core,,, 2016. Центр современного искусства kim?. © Фото: Тоан Ву-Хуу

Как выглядит твоя мастерская?

Смотря в какое время – в начальной стадии процесса всё разложено в определённом порядке: мне нравится всё разложить, снять с полок то, что могло бы быть важным – раскладываю кучками материалы, руководствуясь свойствами текстуры и цветом.

Ты покупаешь свои материалы или их находишь?

В то время, когда я начала работать со скульптурами, я жила в резиденции Palais de TokyoLe Pavillon в Париже. Там можно было много ходить пешком – гуляя, я много что находила. Особенно после Рождества – люди многое выбрасывают, разные блестящие вещи, которые очень интересуют меня в связи с проекциями. А теперь я уже не хочу дожидаться Рождества... (Смеётся.) К тому же мне нравится подбирать материалы по тем цветам, в каких я вижу место: у каждого города свой цвет, каким-то образом интегрированный в среду.

А что можно сказать о Риге?

В Риге много зелеёного – например, на конструкциях строительных лесов у домов или защитных сеток; есть и красные тона. Сравнительно близко к природным краскам. Тут не слишком много синего цвета, как, например, в Берлине или Гамбурге. Там ещё доминируют коричневые и серые тона. А в Италии очень бросается в глаза оранжевый цвет.


Выставка Дайги Грантини Grotto from Glammar. 2016. Galerie Joseph Tang, Париж. © Фото: Aurélien Mole

Насколько большая роль придаётся случайности, чему-то нечаянному в возникновении твоих произведений?

Это – та основа, на которую я опираюсь. На неё можно посмотреть также как на один из видов концептуализма. (Смеётся.) В любом случае это что-то из одной категории с L’Anticoncept Жиля Жозефа Вольмана. Думаю, что это очень связано с восприятием жизни. Так оно тоже входит в произведение, и настолько интенсивно, насколько ты это ему позволяешь.

Следишь ли ты за тем, что происходит в современном искусстве?

Меня очень интересуют беседы с художниками и то, что художники сами пишут, публикуют, или насколько активно они берут ответственность за свои работы. Мне также кажется очень важным активно воспринимать свою роль и не прятаться за своими работами. Это я как своего рода терапию повторяю сама себе. (Смеётся.)

Ты себя позиционируешь как латышскую художницу?

Нет.

Тебе это вообще кажется важным?

Нет. У меня очень сложные отношения с концептом идентичности. Это относится не только к национальности. Мне кажется, это связано с тем, что я выросла, владея несколькими языками. В зависимости от того, на каком языке я говорю, мой голос меняется. У латышского языка своя частота звучания, у немецкого – намного ниже, у французского языка – где-то посередине между носом и глазами. Это всё, мне кажется, влияет на идентичность. Думаю, это важно, что у меня нет этого чувства и что я не выбираю свою национальную принадлежность. Есть некоторые люди, с которыми я много разговариваю и с которыми мы много времени проводим вместе, – и этого достаточно. И это что-то такое, что ты можешь формировать сам.


Дайга Грантиня. Being pool (Buff). Выставка Heap-core,,, 2016. Центр современного искусства kim?. © Фото: Тоан Ву-Хуу


Дайга Грантиня. 2015 © Фото: Тоан Ву-Хуу

Выставка Дайги Грантини Heap-core,,, в центре современного искусства kim? открыта до 16 октября.