Ивона Блазвик. Между универсальным и личным 0

20/12/2011
Интервьюировала Анна Арутюнова

Ивона Блазвик – директор одной из ведущих некоммерческих галерей современного искусства Whitechapel Gallery в лондонском Ист-Энде. До этого она успела поработать куратором в центре современного искусства ICA, а также в команде Николаса Сероты, возглавляющего Tate Modern. На сегодняшний день её можно смело назвать одним из самых авторитетных арт-экспертов в мире – на прошлой неделе газета Financial Times поместила её на первое место в своём рейтинге самых влиятельных женщин 2011 года. В Москву Ивона прилетела на вручение премии Кандинского, в которой она принимала участие в качестве члена жюри.

Какое впечатление на вас произвели работы, номинированные на премию?

 На премии был представлен весьма разнообразный спектр работ. Примечательно, что художники были в равной степени заинтересованы личными и политическими сюжетами. Я также увидела связь их работ с социальными проблемами. Любопытно, что именно сейчас они почувствовали необходимость использовать искусство именно таким образом и при этом не быть нравоучительными. Во многих работах можно было увидеть обеспокоенность, связанную с потерей общественных пространств или проблемами отдельных сообществ.

 В основе получившего премию проекта Юрия Альберта лежит процесс голосования, который в свете последних политических событий в России приобрел дополнительное значение. Должно ли искусство быть политическим?

 Мне кажется, что искусство всегда политическое, просто оно не всегда о политике. Работа Альберта, которую он, к слову, сделал уже два года назад и которая основана на проекте Ханса Хааке 1970 года MoMA Poll, – часть определенной последовательности. Это хорошая работа, поскольку она остается актуальной – что бы ни происходило в обществе, она сохраняет свой смысл. В этом её сила – её значение не сводится к комментированию исторического момента или идеологии, она открыта для новых интерпретаций и может принимать всё новые значения. Вот почему мне кажется, что это удачный проект.  


Ивонна Блазвик среди коллег по жюри премии Кандинского

 Насколько широко сегодня представлено современное русское искусство на международной художественной сцене?

 Интерес к тому, что происходит в Восточной Европе и в России, очень велик, однако до сих пор он был сосредоточен на ограниченном круге художников – например, Борисе Михайлове или Илье Кабакове. Благодаря таким некоммерческим пространствам, как Calvert 22 в Лондоне, у нас появляется больше возможностей увидеть, что делает новое поколение художников. Мир искусства теперь глобален и быть услышанным на фоне всего этого гула голосов совсем непросто. Горизонты арт-мира широки, и сегодня внимание может быть в равной степени уделено как художникам из Марокко и Ливана, так и из России или Кореи. Конкуренция очень высока.

 По-вашему, глобализация в искусстве – это позитивный процесс? 

 В любом случае важен культурный контекст. Конечно, существуют глобальные тренды, и иногда работы, которые вы видите, не имеют никаких характерных черт. Многие современные произведения искусства основаны на субъективных переживаниях, личных историях – такой исповедальный подход был очень распространён в течение последних десяти лет. Мне он уже не слишком интересен, но очевидно, что на художников могут оказывать влияние одни и те же тенденции – ведь они наблюдают за творчеством друг друга. Особенной работу делает сочетание таланта и культурного контекста, которые вместе образуют нечто третье, превосходящее эти два фактора. Например, в работах Кабакова каждый может найти что-то близкое, и одновременно это произведения художника, вышедшего из советской эпохи. Он создает проекты, основанные на его личном опыте, но которые при этом имеют универсальное значение. >>