Stefanie Hessler. Фото: Romeo Mori

«Функционировать как антенна» 0

Куратор Стефани Хесслер раскрывает секреты своего успеха и рассказывает о сужающемся мире – и в сети, и в сознании

28/05/2015
Анна Микаэла Экстранд

Стефани Хесслер – восходящая звезда в кураторской среде. Несмотря на то что она родилась в Германии, Стефани – настоящее детище Стокгольма. Хесслер – выпускница курса арт-кураторов Стокгольмского университета – вместе с немецким художником Карстеном Хёллером (Carsten Höller) основала здесь проект andquestionmark.com. Её профессиональная деятельность тесно связана со Стокгольмом и Швецией; и это одна из причин, почему её пригласили в команду кураторов предстоящей Скандинавской биеннале современного искусства. Arterritory.com позвал Хесслер на встречу, чтобы узнать из первых рук, что же делает её столь успешным и интересным куратором; мы также расспросили её о Tunnel Vision – важной теме Momentum 8, очередной скандинавской биеннале современного искусства. 


Shoplifter (aka Hrafnhildur Arnardottir). Study for an opera II, detail. 2011. Synthetic hair. All rights: Shoplifter 

Стефани Хесслер провела как куратор свою первую выставку в Германии: тогда она как раз готовилась к отъезду из страны, чтобы начать работу на проходящий раз в два года биеннале видео- и медиаарта в Музее современного искусства в Сантьяго-де-Чили, к тому же она должна была получить должность в галерее Die Ecke. И вот именно в этот момент её опустевшая квартира превратилась в идеальную выставочную площадку. Хесслер не упускает никакие возможности, она реальный оппортунист. Мы встретились в конце дня, когда она только что вернулась c пробежки, и мы обе на следующий день должны были вылетать в разные точки планеты ранними рейсами. «Нам лучше поговорить сегодня же вечером», – сказала она с лёгким немецким акцентом. 

Сегодня Хесслер обладает ясными кураторскими концепциями, а её главный конёк, или, как она это называет, «всеобъемлющий фундаментальный интерес» – это системы. «Биологические, социально-экономические или физические. Почему они существуют и почему мы вынуждены их принимать». 

Но давайте вернёмся на несколько лет назад. Стажировка в Норденхааке впервые привела Хесслер в Швецию. Затем она вернулась, чтобы получить степень магистра по специальности «арт-куратор» в Стокгольмском университете – здешний фокус на юриспруденции и менеджменте стал серьёзной приманкой, равно как и возможность оказаться в выпускном классе программы. Хесслер до сих пор принимает участие в этой же программе – выступает с лекциями на тему арт-рынка. «Мне всегда нравится пробовать что-то новое», – говорит она. У Хесслер есть «дневная работа» – она управляет мастерской Карстена Хёллера в Стокгольме. Она познакомилась с немецким художником во время стажировки в Гамбургском вокзале в Берлине, и они вместе основали andquestionmark. При совместном финансировании городского управления Стокгольма, Стокгольмского университета искусств и дизайна Konstfack, Королевского института искусств, IASPIS и посольств разных стран andquestionmark раз в два- три месяца представляет одного художника с проектом перформативного характера. Следующей будет экспозиция немецкого саунд-артиста Флориана Хекера (Florian Hecker). 

Интересно, как у неё на всё хватает времени? Одновременно с Momentum 8 Хесслер работает над выставкой работ Кати Аглерт (Katja Aglert) в Музее современного искусства в Сантьяго-де-Чили, над выставкой Speed в Музее современного искусства Алозио Магальеса в Ресифе и над предстоящей ретроспективой Карстена Хёллера. 

В чём заключается роль куратора? 

Вы функционируете как антенна. В сферах искусства и общества мои антенны выставлены наружу, они мне помогают понять, что важно в данный момент времени, и как бы я могла показать это в ином свете, подчеркнув и усилив различные аспекты. Это в большей степени вопрос завязывания дискуссии, чем изменения мира. 


Ryan Trecartin. A Family Finds Entertainment. Video still. 2004. 40 minutes 10 seconds. Courtesy of: the artist 

В чём заключается ваша работа? 

Нет никаких заготовок. Я начинаю с идеи, она развивается в процессе работы и разговоров с другими. Она становится диалогом с другими институциями, художниками, писателями, другими кураторами, литературой и философией. 

Для выставки как таковой я сосредоточиваюсь на создании атмосферы, которую вы сможете ощутить, которую вы сможете почувствовать. Не концентрируясь на том, что это всё о том-то, но выдвигая на передний план само высказывание перформанса, вы создаёте свою картинку или то, во что бы вы хотели вовлечь аудиторию. 

Таким образом, ваши выставки оживают в присутствии зрителей. Мне это нравится. Насколько это важно – думать о своих зрителях? Вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы угодить им? 

Не важно, какую тему вы выбираете, вы всегда должны думать о зрителях. Если вы освоите навык посредничества, даже самые сложные выставки смогут достучаться до тех, кто обычно не связан с этими темами. Создавать что-то заметное на разных уровнях, как на познавательном, так и на теоретическом, так и на том, что в большей мере связан с телом, связан с чувствами, историей, музыкой, запахом – это лучший способ делать выставки. 

Ранее вы говорили, что многие из ваших бывших однокурсников не стали практикующими кураторами. Как вы думаете – может ли Стокгольм стать более удачным местом в будущем для кураторов-выпускников? 

Я думаю, что независимое кураторство должно сопровождаться большей поддержкой, очень трудно устроить выставку без институциональной помощи. IASPIS привозит кураторов в Швецию из-за границы – в результате многих шведских художников можно увидеть на Венецианской биеннале. Но надо уделять внимание и работе с национальной кураторской сценой. Я бы хотела, чтобы среди кураторов проводились конкурсы, чтобы у них была возможность получить приглашение на продвижение проекта и они могли получить определённый бюджет на его реализацию. 

Какие кураторские методы и кураторы вам сейчас интересны? 

Какое-то время преобладала концепция «художников-кураторов», но сейчас разные «кураторы-художники» создают выставки, которые можно рассматривать как произведения искусства. Это отступление от сухого взгляда на предметы в пространстве и акцент на то, как зрители взаимодействуют с этому пространством. Делается упор на общем нарративе, чтобы заставить объекты и идеи воплощаться в жизнь наиболее щедрым образом. Проекты Раймундаса Малашаускаса (Raimundas Malašauskas) просто фантастические; он не навязывает кураторскую идею, наоборот, он тесно работает с художниками, чтобы курировать свои выставки. Меня также интересует то, как Ева Гонсалес Санчес (Eva Gonzalez Sanchez) гибко работает с институциями.


Zhala, 2015. Copyright for artwork: Zhala. Фото: Märta Thisner

Мы ведь повстречались с вами на лекции Санчес, которую она провела в Стокгольме. 

Да, лекция была частично организована Джонатаном Хабибом Энквистом (Jonathan Habib Engqvist) – одним из кураторов Momentum. Наряду с Энквистом и Хесслер в команду кураторов, подобранную директором биеннале, входят Бирта Гудйонсдоттир (Birta Gudjonsdottir) и Токе Люккеберг (Toke Lykkeberg). Большинство их встреч проходит в Скайпе, и каждое решение принимается сообща. Команда решила сфокусироваться на опыте сужения сознания. Взглянув на список художников и направлений их работы, который включает в себя мультимедиа, перформанс, саунд и видеоарт, посетители могут рассчитывать на бурное «мультисенсорное» переживание в идиллической норвежской обстановке. 

Что для вас и остальных членов команды кураторов значит понятие «скандинавское»? 

Понятия не имею (смеётся). Мы обсуждали этот термин в связи с Tunnel Vision. Когда мы говорили о северной уединённости и проводили параллели с изоляцией, зашла речь об Ибсене, а также о своеобразной социальной модели и долгих зимах в этом регионе. Но значение «скандинавскости» для нас – не главное, мы намного больше заинтересованы в современности. 

Что же, достаточно честно. А что значит для вас тема новой биеннале –Tunnel Vision, как её раскроют приглашённые вами художники? 

Что будет, если рассмотреть вблизи один из аспектов в рамках одиночной системы? Той самой системы, в которой вы создаёте свои экспертные знания, но при этом остаётесь несколько слепы в отношении всего того, что вне её. Мы работали над чем-то вроде «своей комнаты», термина, введённого Вирджинией Вульф, – пространства, в котором нуждается каждый художник. 

Хорошо, таким образом, речь идёт о деконструкции? 

Тут мы копаемся в психотропных веществах – во всём, что оказывает влияние на наш мозг: айяуаске, аддералле, риталине. Использование этих веществ – это ведь не расширение сознания, это, скорее, его сворачивание внутрь. Работа Райана Трекартина (Ryan Trecartin) и специального написанный саундтрек от Zhala хорошо это передают. 

Другая тема была посвящена тому, как интернет сужает поле зрения. Просто подумайте, сколько cookie-файлов и алгоритмов определяют анализ всех запросов. В результате то, что вы находите, является тем, что вы уже знаете – и поиски приводят к подтверждению лишь общих представлений.


Stefanie Hessler. Фото: Romeo Mori

Ого! Вы уже нашли художника, который создаст для посетителей наркотик, изменяющий сознание? 

Нет, но Валя Фетисов разработал приложение под названием Paranoia; смысл заключается в следовании за другими игроками. Так посетители будут следовать один за другим в выставочном пространстве (посмеивается). Я ещё его не видела. И исландский художник Shoplifter строит ночной клуб из фальшивых волос. Он будет функционировать как место для тусовки и общения и, возможно, как место проведения вечеринок. 

Приложение – это круто. Социальные сети входят в ваш кураторский инструментарий? 

Я не самая большая поклонница социальных сетей. Они могут быть вполне забавными и в то же время причиняющими массу беспокойства и поверхностными. 

Что касается отвлекающих факторов, то можно только сказать спасибо, что нашли время встретиться с нами. И в заключение, какой бы совет вы дали начинающему куратору? 

Упорно трудитесь, много работайте (смеётся). Это – очень немецкий ответ. 

Momentum 8 – восьмая скандинавская биеннале современного искусства – пройдёт с 13 июня до 27 сентября 2015 года в городе Мосс в Норвегии.